Арка счастья Александра Болошева

null
27 февраля 2003 00:00
автор: Алексей Рыбалко

ГОСТЬ РЕДАКЦИИ

На днях в редакции «Советского спорта» побывал человек, для которого понятие честь флага и преданность одной команде – не пустой звук. Практически вся жизнь олимпийского чемпиона Александра Болошева прошла в баскетбольном «Динамо». Сначала в волгоградском, а затем в московском. И только с развалом любимого коллектива в конце 90-х он вынужден был перебраться в подмосковные «Химки».

БОСТОНСКАЯ МОЛОТИЛКА

— Александр Александрович, как вы пришли в баскетбол?

— В 1959 году в журнале «Спортивные игры» прочитал статью «Бостонская молотилка»… и «заболел» баскетболом. Первым моим тренером был школьный учитель физкультуры Герман Владимирович Соколов, который был разрядником по девяти видам спорта, прилично играл в волейбол, баскетбол, занимался легкой атлетикой, бегал на лыжах. Секция баскетбола в школе была самой популярной. На площадке я стучал мячом с утра до вечера и с малышами, и со старшеклассниками.

— …И, наверное, начали быстро расти вверх?

— В девятом классе мой рост уже превышал два метра. За одно только лето я вымахал на 17 сантиметров. Наша школьная команда стала чемпионом района. Мы поехали на областные соревнования. Там-то на меня и обратил внимание профессиональный тренер Александр Иванович Жилин. Я начал тренироваться у него в команде в Ногинске. Ежедневно больше часа тратил на дорогу в один конец. Но ездил не зря. За это время мы дважды стали чемпионами Московской области.

— Как вы поняли, что от спортивной карьеры никуда не деться?

— В 1963 году мы поехали на первенство РСФСР среди детско-юношеских спортивных школ в город Ростов-на-Дону. На этом турнире двухметровых баскетболистов было всего двое: я и Володя Никитин из Казани. Видимо, этим я и приглянулся наставнику волгоградской команды Евгению Яковлевичу Гомельскому (Александр Александрович явно скромничает: на тех соревнованиях он был одним из лучших. – Прим. ред.), который спустя некоторое время сам приехал в Электрогорск, разыскал меня и уговорил переехать в Волгоград.

— Родители не препятствовали вашему переходу?

— Я жил с мамой, бабушкой и сестрой. Мой отец рано умер, мама работала медсестрой. Денег нам, конечно, не хватало. Поэтому родные не особенно противились моему отъезду. К тому же Евгений Яковлевич обещал, что на новом месте у меня будет ставка. В Волгограде я учился в школе с углубленным изучением физики и тренировался у Гомельского.

— Каким вы были учеником?

— Вел себя примерно, не хулиганил. Несмотря на довольно напряженные тренировки, учился я без троек – на «хорошо» и «отлично». По гуманитарным наукам у меня были только пятерки. Никогда не позволял себе никаких поблажек, поэтому, наверное, после окончания школы легко поступил в институт. В нем я проучился… 14 лет. И не потому, что ленился. Просто в напряженном графике тренировок, сборов, игр, соревнований было очень трудно найти окно для поездки в Волгоград. Окончил институт я только после окончания карьеры баскетболиста.

ЗАБЫТОЕ ЖЕЛАНИЕ

— Александр Александрович, вы, наверное, еще в школе мечтали стать олимпийским чемпионом?

— Даже не задумывался над этим. Уже будучи игроком первой лиги с волгоградским «Динамо» как-то поехал на соревнования в Египет. В одной из каирских мечетей мы увидели своеобразную «арку счастья». Нам объяснили, что если пройти под ней и загадать желание, то оно обязательно сбудется. Я, конечно, в это не поверил, однако все-таки пожелал себе стать олимпийским чемпионом и, вернувшись домой, забыл обо всем. Может быть, сейчас это покажется смешным, но снова вспомнил я о том эпизоде только в 1972 году, когда стоял на высшей ступени пьедестала в Мюнхене.

— Победный мюнхенский финал, небось, часто снится?

— Да, такое не забывается! Каждый год 9 сентября (дата финального матча. – Прим. ред.) для меня как праздник. Прекрасно помню детали подготовки к Олимпийским играм, Олимпийскую деревню, сам Мюнхен, как мы волновались накануне и в день драматичного финального матча с американцами. Считаю, что решающую роль в нашей победе сыграл тренерский гений Владимира Петровича Кондрашина, а также просто фантастическая игра Сергея и Александра Беловых. Рад, что и мне удалось внести свой вклад.

— Сейчас за победу на престижных соревнованиях спортсмены получают огромные премии. А что получили за победу на Олимпиаде баскетболисты сборной СССР?

— Нам сразу выдали по 900 американских долларов, еще 3 тысячи обещали по возвращении в СССР. В итоге всего при пересчете на курс (1 доллар в те времена равнялся 64 копейкам. – Прим. ред.) и за вычетом всех налогов мне дали примерно 2200 рублей. Правда, каждому баскетболисту сборной обещали без очереди продать автомобиль «Волга». Тогда для нас важнее было удовольствие от завоеванной золотой награды, любовь и уважение советского народа.

— Американцы до сих пор считают, что у них отняли победу…

— Это их проблемы. Сразу же после окончания матча сборная США подала протест. Из-за этого на следующий день перенесли награждение. Кстати, американцы на него так и не вышли. Таким образом, ожидание получения завоеванных медалей у нас заняло почти целые сутки. По русскому обычаю мы еще накануне финала приобрели легкие алкогольные напитки, без которых у нас не обходится ни одно торжество. Сидим – ждем. Гадаем, будет ли переигровка. Час, второй, третий. Утром все же решили: будь что будет. Сели за стол отмечать победу. Примерно в четыре часа дня приходит Сергей Григорьевич Башкин и говорит: «Ребята, переигровка…» Немая сцена, как в гоголевском «Ревизоре». Видя наше замешательство, хитрый Башкин, улыбаясь, добавил: «На следующей Олимпиаде, через четыре года».

АМЕРИКАНСКАЯ МЕТОДИКА

— Александр Александрович, кто еще, кроме Евгения Яковлевича Гомельского, сделал из вас игрока с большой буквы?

— Огромную роль сыграл товарищ по команде Анатолий Блик. Он был идейным вдохновителем и организатором всех наших индивидуальных тренировок, проводил их по американской методике. Игрок-лидер, капитан, вожак по натуре, Блик умел повести за собой партнеров и на площадке, и за ее пределами. Он всегда смотрел далеко вперед, его мозг был настоящим генератором идей. Из него получился прекрасный тренер. К сожалению, сейчас Толя отошел от баскетбола, уехал из страны и живет в Германии.

— Было ли у вас баскетбольное прозвище? Если не секрет, какое?

— Никакого секрета здесь нет. Это было производное от моей фамилии – Балаш. Оно приклеилось ко мне еще с детских лет. Так и прошло со мной через все годы.

— Как вы завершили свою спортивную карьеру? Вас, что называется, «попросили»?

— Насильно расстаться со спортом меня никто не принуждал. Просто в какой-то момент понял, что пора заканчивать. Впрочем, я еще несколько лет поиграл за «ветеранов», а затем из-за проблем со здоровьем окончательно повесил кроссовки на гвоздь. Правда, еще долгое время во мне сидел игрок. Частенько, уже будучи тренером, хотелось вернуться на площадку, взять в руки мяч и забросить его в кольцо.

— Почему вам не удалось себя реализовать в полной мере на тренерском поприще?

— Наставник команды должен быть жестким человеком, настоящим диктатором для баскетболистов. Я же по своей натуре чересчур мягкий человек. Могу показать и подсказать что-то игроку, чему-то его научить. Мне больше подходила роль второго тренера. Достигнуть больших высот я не смог. Хотя и Владимир Кондрашин, и Александр Гомельский считали, что у меня были неплохие перспективы.

— А как вы – коренной динамовец – оказались в подмосковных «Химках»?

— В августе 1998 года в России грянул дефолт. Вскоре баскетбольное «Динамо» прекратило свое существование. Я оказался безработным. Целый год мне было тяжело, жил на грошовую пенсию военного. Поэтому, когда Сергей Елевич предложил мне поработать в клубе, я долго не раздумывал. В позапрошлом году «Динамо» возродилось, но меня на работу никто не звал. Да я бы, честно говоря, и не пошел. Слишком уж я прижился в «Химках», стал здесь своим.

ГЕНЕРАЛ ПО ДУХУ

— Александр Александрович, а в трудные времена бизнесом, к примеру, заняться не пробовали?

— Это не мое. Бизнесом заниматься я, во-первых, уже опоздал по возрасту, а во-вторых, не смогу по складу характера. Мы не из этого времени. Воспитаны не так, привыкли жить на одну зарплату (смеется).

— Вы упомянули про воинское звание. И какой же у вас чин, если это не военная тайна?

— По духу – генерал, по званию – подполковник (смеется) внутренних войск. Когда я пришел в «Динамо», меня сразу же аттестовали. Военные в союзные времена получали хорошие деньги, это было престижно.

— А форма была у вас?

— Конечно. Служба меня не обременяла. Раз в месяц, в день получки мы собирались у себя в части. Приезжали туда к 9 утра в военной форме. Два часа шли политзанятия, затем занимались строевой подготовкой, после шли строем на обед. После обеда стреляли в тире, а потом проводили партсобрание с докладчиками и с прениями. И только вечером мы шли в кассу получать зарплату. А два раза в год мы выезжали в учебку «на сборы».

— В бытность свою игроком вы часто бывали за рубежом. Где нравилось больше всего?

— Наибольшее впечатление на меня произвели Италия, с ее горячим гостеприимным народом, а также Финляндия. Там настоящий рай. Тишина, отличная экология, здоровое питание. Первый раз в жизни за границу я выехал в США. Пробыли мы там дней сорок. Когда вернулся, то испытал настоящий шок. Думал, что все это мне приснилось. Будто побывал в волшебной сказке.

БЛОК-ШОТЫ ВНУКУ

— Александр Александрович, ваша супруга Надежда бывшая баскетболистка. Как вы с ней познакомились?

— В союзные времена внутри различных спортивных обществ проводились соревнования. Причем в одном городе, порой, параллельно проходили турниры мужских и женских команд. Однажды на первенстве Центрального совета «Динамо» перед нами играли девушки. Ребята, зная мою скромность, указывали на Надежду и подкалывали меня весь матч: «Смотри, вон какая девочка симпатичная длинноногая по площадке бегает!», а после игры чуть ли не силком подвели к ней, сказав, что я давно мечтаю познакомиться. С тех пор мы вместе. Надежда – мастер спорта, играла в команде мастеров «Динамо». Однако я настоял, чтобы она досрочно завершила свою спортивную карьеру.

— Когда вы тренировали женщин-баскетболисток из столичного «Динамо», супруга не ревновала?

— Были моменты, когда она выражала свое недовольство моим долгим пребыванием на сборах в «женском обществе».

— Дочь Татьяну в баскетбол привели вы?

— Я живу в «динамовском» доме. Моей соседкой была Галина Георгиевна Воронина, которая и уговорила меня привести дочь к ней в баскетбольную секцию СДЮСШОР Фрунзенского района (сейчас она называется «Глория». — Прим. ред.). Татьяна входила в сборную Москвы, становилась победителем Всесоюзной спартакиады школьников. После школы она вместе с Людмилой Спиридоновой (сестрой известного баскетболиста ЦСКА Андрея Спиридонова. – Прим. ред.) на год уехала играть по контракту в Израиль. Там получила травму и вернулась в Россию. На этом ее спортивная карьера и завершилась.

— Внук Иван уже тянется к кольцу?

— Пока только к детскому (смеется). У меня дома две навесные баскетбольные мини-корзины. Иногда играем с Иваном один на один. Правда, я его слишком часто накрываю, поэтому в основном внук предпочитает вызывать на поединок бабушку. Вообще-то Иван – спортивный парень, но не игровик. Занимается плаванием, очень любит борьбу, бокс, недавно записался в шахматную секцию.

ДИКОВИННЫЙ ПУЗЫРЕК

— Александр Александрович, что вы предпочитаете из еды?

— Мне нравится готовить самому, но это бывает очень редко. Только когда находит вдохновение, в основном на природе. Коронные блюда – шашлык и плов. Вообще же любимая еда у меня – борщ. В бытность игроком «Динамо» на сборах мы жили на базе в Новогорске. Поваром там была тетя Аня, которая варила борщи так вкусно, что вся команда съедала по три-четыре тарелки.

— Из-за такой горячей любви к борщам тети Ани не было ли у вас на сборах проблем с лишним весом?

— (Смеется.) Никогда. В бытность мою игроком мой вес был стабильным. Плюс-минус два килограмма. Как шутил Толя Блик, 105 килограммов стальных мышц.

— А экзотическая кухня вас не привлекает?

— Очень. Особенно китайская и японская. Однажды со сборной СССР мы приехали в Таиланд. Зная мою любовь к острой пище, ребята в одном из кафе подсунули мне пузырек с какими-то пряностями. Я попробовал буквально несколько капель, после чего во рту у меня целый день все горело. Воды выпил, наверное, бочку.

— Где вам больше всего нравится отдыхать?

— В Волгограде. Конечно, на море тоже хорошо, но Волга мне нравится больше. Практически каждым летом мы всей семьей садимся на пароход и плывем вниз по реке. Семь дней незабываемых ощущений.

— Как проводите свободное время?

— В основном дома. Люблю повозиться с внуком, поиграть с ним в шахматы.

— И кто побеждает?

— Почти всегда Иван. Он в стиле Остапа Бендера незаметно ворует с доски мои фигуры.

— Говорят, вы очень спокойный человек. Судя по всему это так?

— Очень спокойный. Стараюсь держать все в себе. Хотя иногда могу завестись не на шутку.

— Когда играли в баскетбол, часто нарушали спортивный режим?

— Конечно, всякое бывало, но отрывался в основном в отпуске. Когда тренировался и играл, ни на что другое уже не оставалось сил.

БАЙКИ ОТ БОЛОШЕВА

Одно время с женской командой московского «Динамо» работал заслуженный тренер СССР Василий Ефимович Колпаков. Как-то его подопечные за несколько секунд до финальной сирены проигрывали своим соперницам одно очко, но имели в запасе атаку. Как это водится в таких случаях, Василий Ефимович взял минутный перерыв и начал объяснять своим девочкам, как довести встречу до победы. Закончил он свой монолог словами: «Поняли?». «Да!», — хором ответили все пять баскетболисток. Тогда Колпаков подошел к судейскому столику и попросил замену, разом поменяв всю пятерку. Самое интересное, что тот матч выиграло «Динамо»!

Один мой приятель на вопрос: «Что такое женский баскетбол?» отвечал кратко: «Это подозрительная возня».

Однажды ко мне подошел один известный баскетбольный специалист и спросил:
— Водку пить будем?
— А закуска у тебя есть?
— К сожалению, ничего нет…
— Тогда не буду!
— А под яблочко будешь?
— Буду!
— Отлично!
И тренер затанцевал известный матросский танец «Яблочко».

РЕЦЕПТ ШАШЛЫКА ОТ БОЛОШЕВА

Я замачиваю мясо в пиве или в сильно газированной минеральной воде. Через час-полтора уже можно насаживать мясо на шампур, а дальше все по классическому рецепту.

АНЕКДОТ ОТ БОЛОШЕВА

Встречаются два друга.
— Вчера я ночевал у соседки…
— Ты же сказал, что не пьешь!

НАША СПРАВКА

БОЛОШЕВ Александр Александрович

Родился 12 марта 1947 года в городе Электрогорске (Московская область).
Заслуженный мастер спорта.
Выступал за команды «Динамо» (Волгоград) 1966—69 и «Динамо» (Москва) 1969—80.
Олимпийский чемпион (1972), чемпион мира (1974), серебряный призер чемпионата мира (1978), двукратный чемпион Европы (1969, 1971), серебряный призер чемпионата Европы (1975), бронзовый призер чемпионата Европы (1973), чемпион универсиады (1970), чемпион Европы среди юниоров (1969), трехкратный бронзовый призер чемпионатов СССР (1975, 1976, 1980), трехкратный победитель спартакиад народов СССР (1971, 1975, 1979).
Женат. Имеет дочь Татьяну и внука Ивана.