Мы в невесомости? Биатлонной России не хватило политического веса, чтобы выиграть «Дело Чудова – Бьорндалена» - Советский спорт

Матч-центр

  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 03:00
    Нью-Йорк Айлендерс
    Питтсбург Пингвинз
    0
    0
  • 15-й тур
    начало в 03:15
    Бельграно
    Тигре
    0
    0
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 03:30
    Тампа-Бэй Лайтнинг
    Нью-Йорк Рейнджерс
    0
    0
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 03:30
    Детройт Ред Уингз
    Лос-Анджелес Кингз
    0
    0
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 06:30
    Сан-Хосе Шаркс
    Нью-Джерси Дэвилз
    0
    0
  • Биатлон26 мая 2009 00:23Автор: Бойцов Константин

    Мы в невесомости? Биатлонной России не хватило политического веса, чтобы выиграть «Дело Чудова – Бьорндалена»

    В воскресенье на заседании Исполкома Международного союза биатлонистов (IBU), состоявшемся в штаб-квартире этой организации в Зальцбурге, было принято решение по поводу нашумевшего «дела Чудова». Максим Чудов занял на чемпионате мира в Корее второе место в гонке преследования, но в отличие от обладателя золотой медали Уле-Айнара Бьорндалена ни на шаг не нарушил маршрут трассы. Несмотря на железные аргументы российской стороны, Исполком принял решение в пользу Норвегии, создав, по мнению многих, опасный «антироссийский прецедент».

    БИАТЛОН
    ВОПРОС ДНЯ

    В воскресенье на заседании Исполкома Международного союза биатлонистов (IBU), состоявшемся в штаб-квартире этой организации в Зальцбурге, было принято решение по поводу нашумевшего «дела Чудова». Максим Чудов занял на чемпионате мира в Корее второе место в гонке преследования, но в отличие от обладателя золотой медали Уле-Айнара Бьорндалена ни на шаг не нарушил маршрут трассы. Несмотря на железные аргументы российской стороны, Исполком принял решение в пользу Норвегии, создав, по мнению многих, опасный «антироссийский прецедент».

    Официального заявления IBU по поводу принятого решения нет до сих пор. Более того, даже о сроках его появления нет никакой информации. Даже сам факт – спор за присуждение золотой медали гонки преследования Максиму Чудову решился не в пользу российской стороны – официально стал известен лишь из пресс-релиза Союза биатлонистов России (СБР). Вот некоторые выдержки из него:

    «…был рассмотрен вопрос о награждении Максима Чудова второй золотой медалью за гонку преследования на чемпионате мира в Южной Корее. По результатам голосования членами Исполкома IBU было принято решение отказать Союзу биатлонистов России (СБР), предложившему наградить Чудова второй золотой медалью».

    Интересы СБР на этом заседании представляли исполнительный директор Елена Аникина и Франсуа Каррар – арбитр Спортивного арбитражного суда в Лозанне (CAS), бывший генеральный директор Международного олимпийского комитета. В начале заседания Каррару была предоставлена возможность еще раз озвучить позицию СБР по этому вопросу, и после его 40-минутного выступления представители СБР покинули зал заседаний. Последовавшее затем двухчасовое обсуждение членами Исполкома закончилось голосованием, по результатам которого было принято отрицательное для СБР решение.

    По словам первого вице-президента IBU, первого вице-президента президиума Совета СБР Александра Тихонова, Исполком большинством голосов принял решение не присуждать вторую золотую медаль Чудову. По информации Тихонова, среди голосовавших против присуждения второй золотой медали были представители Австрии, Германии, Норвегии, Италии и Южной Кореи.

    …В настоящий момент СБР ожидает появления официальной информации IBU по итогам заседания Исполкома, после чего будет принято решение о дальнейших шагах по этому делу».

    Там же на официальном сайте СБР размещено заявление президента Союза Михаила Прохорова.

    «…Мы предложили IBU компромиссное решение, продемонстрировав наше желание действовать в духе сотрудничества, а не конфронтации. Но, к сожалению, не были услышаны, — сказал он. — Я связываю это с тем, что сейчас нашему представителю в Исполкоме IBU Александру Ивановичу Тихонову не хватает аппаратного веса и поэтому он не может в полной мере отстаивать наши интересы. Надеюсь, что на ближайшем Конгрессе IBU, который пройдет в следующем году в Санкт-Петербурге, мы сможем усилить наши позиции в мировом биатлонном сообществе».

    Что можно добавить? Решения (хотя бы компромиссного) по поводу инцидента более чем трехмесячной давности в России ждали со смешанным чувством любопытства и унылого пессимизма. Пессимизма – оттого что забыли уже, когда международные спортивные комиссии решали спорные дела в нашу пользу. Любопытством – оттого что сложно было представить, чем сумеют мотивировать отказ в признании права на справедливость спортсмена, ни на шаг (в буквальном смысле слова) не отступившего от правил в отличие от соперника.

    Напомним тем, кто успел забыть, – в Пьенчанге стартовавший первым в гонке преследования Бьорндален нарушил границу трассы, сделав свой путь к финишу короче на десяток метров. Чудов же прошел этот плохо размеченный (по версии норвежской стороны) участок по всем правилам.

    До самого Максима ваш корреспондент вчера дозвониться не смог – уфимский спортсмен сейчас проходит курс восстановления в профилактории «Янган-Тау» у себя в Башкирии. За него высказался старший тренер сборной России Владимир Аликин, с чьей подачи 15 марта и был организован этот протест. Протест на сто процентов обоснованный и… как выяснилось, бесперспективный. Сперва еще в Пьенчанге его отвергла апелляционная комиссия IBU, в воскресенье вечером – Исполком Международного союза.

    — О нас вытирают ноги! – как всегда эмоционально прокомментировал Аликин. – Вспомните спорный момент по поводу немки Мартины Глагов и француженки Сандрин Бейли, которые в 2003-м на чемпионате мира вместе пересекли линию финиша. Вручили два золота – соблюли и спортивный принцип, и дипломатию. Получается, что в отношении России ничего этого соблюдать не надо?! Мировой биатлонной семье указано: с русской командой так поступать можно! И это в олимпийский год! Каких решений нам ждать в Ванкувере?

    Ответ, Владимир Александрович, лежит на поверхности. Вернее, в заявлении президента СБР. Пока наше представительство в IBU (парадоксально, но наша страна представлена там почти во всех основных комитетах и комиссиях) будет таким же «невесомым», как ныне, – надеяться можно лишь на чудо…