СОБЫТИЕ ДНЯ. БИАТЛОН
КУБОК МИРА. ИТОГИ ПЕРВОГО ЭТАПА

Вчера в Москве в конференц-зале гостиницы «Измайлово» состоялся совет Союза биатлонистов России (СБР), на котором была в целом одобрена стратегия развития биатлона до 2020 года. Не остались в стороне и насущные вопросы, в частности итоги первого кубкового этапа в Эстерсунде.

Все заседание Совета СБР уложилось в два с небольшим часа, а доклад президента Михаила Прохорова немногим больше 10 минут. Однако перед выступлением президента СБР совет успел обсудить и внести в стратегический план более 30 поправок, поступивших из регионов. Вот главные, по мнению СБР, патологии российского биатлона:

– допинг,

– слабые позиции на международной арене,

– дефицит инноваций в технологии подготовки спортсменов,

– разрушение системы подготовки кадров,

– недостаток современного медицинского обеспечения,

– отсутствие единых стандартов подготовки молодых спортсменов,

– устаревшее оснащение большинства биатлонных комплексов,

– слабое научно-техническое обеспечение.

— В России порядка 13 000 детей посещают специализированные спортшколы. Из этих 13 тысяч в будущем должны вырасти 12 спортсменов — членов национальной сборной, — сказал Михаил Прохоров. – А у наших главных конкурентов – Германии и Норвегии – число занимающихся спортом ребят гораздо больше.

— Какая из гонок первого кубкового этапа произвела на вас наибольшее впечатление?

— Мне больше всего понравилась мужская эстафета. Я очень рад, что два наших молодых спортсмена Евгений Устюгов и Виктор Васильев отлично отработали ногами и психологически оказались очень устойчивы. Это внушает определенный оптимизм на пути к Олимпийским играм.

— На Совете часто звучало, что незачем увлекаться стартами Кубка мира на пути к Ванкуверу. Согласны ли вы с тем, что результатами на этих соревнованиях можно пренебречь?

— Ни в коем случае не считаю, что этапы Кубка мира – малозначимая вещь. Я говорю о том, что нельзя в погоне за премиальными на этих стартах жертвовать олимпийским турниром, и призываю наших болельщиков адекватно оценивать результаты первого кубкового этапа. Многие наши спортсмены едва вышли из-под тяжелых тренировочных нагрузок, и уровень их готовности составляет 70–80 процентов. Процесс раскачки и втягивания в сезон, по моему мнению, займет несколько больше времени, чем это было, например, год назад.

— В набившем оскомину «допинговом деле Юрьевой и Ахатовой» вы лично для себя поставили точку или запятую?

— Бороться с допингом мы намерены жестче, чем все международные спортивные союзы, вместе взятые. Мы обязаны очистить российский биатлон от него – потому что наши талантливые ребята способны побеждать, используя исключительно легальные средства. Однако, что касается защиты наших спортсменов и наших интересов, это совершенно другая вещь. Я говорил много раз и повторяю: те данные, что были нами получены из лаборатории ВАДА, и те доказательства, что представил Международный союз биатлонистов и Международный спортивный суд, не являются убедительными. Как только я увижу доводы, которые будут убедительными, мы обязательно их поддержим и примем соответствующее решение. До тех пор, пока мы их не имеем, мы оставляем за собой право помогать нашим спортсменам. По-моему, это нормально. Принимать решение о своих дальнейших шагах будут сами спортсменки, но если им понадобится наша помощь, мы с удовольствием им поможем.