БОКС

 Игорь Уткин. Это имя в отечественном боксе сразу ассоциируется с двукратным олимпийским чемпионом Олегом Саитовым. Вместе они выиграли абсолютно все награды, существующие в боксе. Один как боксер, другой как тренер. Но никто не говорит: «Саитов — личный ученик Уткина», гораздо привычнее обратный посыл: Уткин — личный тренер Саитова. И потому, хочет того Игорь Петрович или нет, но он обречен на вечный интерес пишущей и снимающей братии к персоне Олега Саитова.

Но сегодня мы отойдем от «традиции» даже несмотря на то, что 9 мая нынешнего года Саитов ко всем своим прежним титулам добавил звание первого чемпиона России в весовой категории 69 кг. Выпуск «Российского бокса» майский, а не далее как третьего мая Игорь Уткин отметил свое 53-летие.

СИЛУ И ЗДОРОВЬЕ НАШЕЛ В РИНГЕ

— Игорь Петрович, ответьте, пожалуйста, на вопрос, который вашему знаменитому ученику не задал разве что ленивый: как вы пришли в бокс?

— Случилось это в 1964 году. Мне было тогда 14 лет, а моим первым и единственным тренером стал Евгений Подрезов. Что же касается причины, по которой я оказался в секции бокса, она до банальности проста: в 64-м году я был маленьким и худым восьмиклассником, весившим 28 килограммов, а мне хотелось быть здоровым и сильным. Большое влияние на мою судьбу оказало и прекрасное выступление советских боксеров на Олимпийских играх 1964 года в Токио. К сожалению, сам особых лавров на ринге не снискал: даже мастером спорта не стал, хотя зональные соревнования чемпионата РСФСР выигрывал.

— Поэтому пришлось стать тренером?

— Этому во многом поспособствовала ситуация, в которую я попал в 1971 году, вернувшись после службы в армии. В родном городе Жигулевске серьезного бокса не было, и передо мной встала дилемма — продолжать ежедневно ездить на тренировки в Тольятти (так тогда называлась Самара), что в 40 километрах от Жигулевска, или найти новое занятие в жизни. В конце концов решил устроиться учителем физкультуры в родную 13-ю среднюю школу, предварительно поступив на заочное отделение Ленинградского института физической культуры и спорта. Помимо обязательной школьной программы, стал вести на общественных началах секцию бокса, а когда появились первые серьезные успехи, возникла идея открыть при гороно школу бокса. Кстати, в 1978 году на Спартакиаде школьников СССР, где мой ученик из первого набора Александр Митрофанов стал победителем в весовой категории 63,5 кг, я познакомился с нынешним главным тренером сборной России Николаем Дмитриевичем Хромовым, чей воспитанник тяжеловес Сергей Кормилицын занял тогда второе место.

«ПЕРВОЙ ЛАСТОЧКОЙ» БЫЛ НЕ ОЛЕГ

— Митрофанов — это ваша «первая ласточка» на всесоюзном ринге?

— И не только на всесоюзном, но и на международном. В 1980 году с будущим чемпионом мира Василием Шишовым он представлял нашу область на первенстве Европы среди юниоров. Правда, проиграл в четвертьфинале, но все равно для Жигулевска это был большой успех. В 1985 году Александр выиграл Спартакиаду народов СССР, был победителем и призером международных турниров, а в 1993-м его, увы, не стало…

— А когда жизнь счастливо, как сейчас выясняется, столкнула вас с Олегом Саитовым?

— В 1990 году. Но сначала я узнал о нем, что называется, заочно. У меня был такой мальчишка по фамилии Артюхов, который без проблем выигрывал первенство области среди юниоров, а тут вдруг приезжает и говорит: занял второе место. Как? Не может быть! Кто помешал тому, что даже не обсуждалось? Выяснилось, что это сделал юноша из Новокуйбышевска Олег Саитов, именно юноша, который стал лучшим на турнире юниоров. Правда, я тогда не придал этому большого значения, поскольку у меня был очень талантливый ученик Дима Корсун, который в 1988 году выиграл юниорское первенство Европы, а на следующий год стал финалистом «взрослого» чемпионата СССР, где проиграл не кому-нибудь, а Александру Лебзяку. Но именно Димка, который был хорошо знаком с братом Олега, и привез его, как я уже сказал, в 90-м году в Жигулевск. Посмотрите, говорит, это талант. Парень действительно произвел на меня впечатление: координированный, думающий в ринге, и я принял его в нашу команду.

— А что за история произошла потом, которая, судя по некоторым публикациям, могла оборвать карьеру будущего гения бокса?

— Олег тогда учился в профессионально-техническом училище, осваивал профессию слесаря-автомобилиста, но однажды позволил себе устроить вечеринку в общежитии. Это сегодня кассеты с его песнями, написанными на собственную музыку, продаются в музыкальных киосках, а тогда заведующая общаги, бывшая, как потом выяснилось, начальница трудовой колонии, выгнала Олега из общежития за нарушение режима проживания. Дальше будущий почетный гражданин Жигулевска, двукратный олимпийский чемпион проживал у своих друзей, которыми успел обзавестись после приезда в наш город.

САИТОВ ХОТЕЛ УЙТИ ИЗ БОКСА

— Когда вы поняли, что Саитов — ваш главный ученик?

— Наверное, после того, как Дмитрий Корсун, претендовавший на участие в Олимпийских играх 1992 года, туда не попал, а Олег в этом же году выиграл первенство Европы среди юниоров.

— Как вы с позиций личного тренера считаете, чем обязан вам двукратный олимпийский чемпион, чемпион мира и Европы Олег Саитов?

— Наверное, тем, что я не стал его переделывать, а тренировал, что называется, по учебникам бокса. Кроме того, мало кто знает, что после того, как Олег стал чемпионом мира среди юниоров, он хотел уйти из бокса. Время тогда было такое, которое сейчас называют перестроечным, и мне стоило немалых трудов уговорить его не делать этот опрометчивый шаг.

— Скажите честно, когда ехали на Олимпийские игры 1996 года в Атланту, были мысли о победе?

— Отвечу банально: плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Я реально оценивал ситуацию. На чемпионате мира 1995 года Олег стал серебряным призером, уступив своему главному в тот момент сопернику кубинцу Эрнандесу всего два удара. В Атланте их вполне можно было отыграть, на что я и настраивал Олега.

ЗОЛОТЫЕ ДВИЖЕНИЯ НОГ

— А почему вы, тренер серебряного призера чемпионата мира, не получили аккредитацию на Игры в Атланте?

— Формально мне ее дали, но когда я по туристической путевке приехал в Атланту и отправился в офис, где выдавали аккредитации, мне сказали: «Сэр, несмотря на то, что ваша фамилия есть в компьютере, дать вам карточку мы не можем, поскольку руководители российской делегации отдали ее другому человеку». Кто этот человек, я выяснять не стал, поскольку смысла в этом никакого не было.

— Значит, за выступлениями своего ученика вы смотрели с трибуны?

— Первые бои. А потом вынужден был уехать, поскольку моя туристическая виза действовала только до середины Олимпиады. О том, что Олег выиграл как минимум бронзовую медаль, я узнал уже в Москве, а об олимпийской победе мне сообщили по телефону уже в Жигулевске. Но я поверил в нее только после того, как об этом сообщили по радио. Что же касается самого финального боя, то в прямом эфире я его так и не увидел. У меня, как назло, сломался телевизор, и я видел только ноги участников решающего поединка в категории 67 килограммов, но по движениям ног понял, что Олег боксирует очень уверенно. А потом, давая интервью одному из российских телеканалов, он закричал в камеру: «Петрович, у нас все получилось!»

 — Это были самые счастливые моменты в вашей жизни?

— Как ни странно, нет, поскольку была еще победа в олимпийском Сиднее, где я, в отличие от Атланты, был секундантом Олега в его победном финальном поединке и был, как говорится, непосредственным участником событий. А заканчивая тему самых счастливых моментов в моей карьере, надо сказать еще о том, что я, во-первых, благодарен судьбе, которая познакомила меня с лучшим в мире тренером по боксу Николаем Дмитриевичем Хромовым, а во-вторых, всю жизнь буду помнить о том, как сразу после победы Олега на чемпионате мира 1997 года в Будапеште его поздравил прорвавшийся через все полицейские кордоны великий боксер Виктор Петрович Агеев. Мой кумир, поздравляющий моего ученика с победой на чемпионате мире, разве это не счастье?

— В февральском выпуске «Российского бокса» Олег Саитов сообщил, что вы с ним решили переехать из Жигулевска в Самару. Чем вызвано это переселение?

— В первую очередь приемлемыми условиями, которые предложило нам самарское отделение спортивного общества «Локомотив». Во-вторых, Самара — это столица области, в которой мы живем, и заканчивать карьеру надо, видимо, там. Ну а в-третьих, деньги, которые пообещал «Локомотив», позволяют мне надеяться на то, что я как минимум сумею подготовить еще одного медалиста Олимпийских игр…