Бой с тенью - Советский спорт

Матч-центр

  • ВХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 19:30
    Динамо СПб
    ХК Тамбов
    0
    0
  • Бокс30 июля 2003 00:00Автор: Валиев Борис

    Бой с тенью

    «Советский спорт» уже сообщал о том, что в Петропавловске-Камчатском находится под следствием известный в прошлом российский боксер Паата Гвасалия. Чемпиона Европы-93, финалиста чемпионата мира-97, победителя Игр доброй воли-94, четырехкратного чемпиона России подозревают в поджоге известного в городе казино «Паллада», повлекшем за собой смерть семерых человек.

    КРИМИНАЛ

    «Советский спорт» уже сообщал о том, что в Петропавловске-Камчатском находится под следствием известный в прошлом российский боксер Паата Гвасалия. Чемпиона Европы-93, финалиста чемпионата мира-97, победителя Игр доброй воли-94, четырехкратного чемпиона России подозревают в поджоге известного в городе казино «Паллада», повлекшем за собой смерть семерых человек.

    Мы обещали вернуться к этой теме и сегодня делаем это.

    НОКАУТ ОТ КОМПЬЮТЕРА

    В моем рабочем архиве хранится информационный бюллетень чемпионата Европы-96 по боксу, где разыгрывались путевки на Олимпийские игры в Атланте. На первой странице этого буклета снимок рыдающего российского боксера Пааты Гвасалия, аршинный заголовок «Прощай, Атланта!» и текст, который начинается так: «Следы покатились из глаз российского боксера, когда после окончания его первого боя с Джеймсом Куком из Уэльса он увидел счет на судейском компьютере — 7:6 в пользу своего соперника. Гвасалия этот факт в буквальном смысле парализовал…»

    И ладно бы, в самом деле, проиграл, но ведь не проиграл же. Это потом признали все, включая членов жюри и всех пятерых судей, которые были единодушны в своих оценках: 11:7, 18:5, 15:6, 22:12, 22:11 — в пользу Гвасалия. Тогда почему же после финального гонга подняли руку Кука? Дело в том, что компьютер фиксирует только те удары, на которые реагируют минимум три судьи в течение двух секунд. Стоит кому-то из них зазеваться или умышленно не нажать на кнопку, и удар не засчитывается. Таким образом, львиная доля точных ударов российского боксера ушла как вода в песок. Более того, даже серьезный нокдаун, в котором за несколько секунд до окончания боя оказался Кук (и который, кстати, ему отсчитали), счета не изменил…

    НЕЛЕПЫЕ УХМЫЛКИ СУДЬБЫ

    Однако на этом история не закончилась. Учитывая особый случай и словно извиняясь за невольную ошибку судейского компьютера, руководство ЕАБА, поддержанное, естественно, Международной ассоциацией любительского бокса (АИБА), пообещало российской федерации, что Гвасалия обязательно будет включен в состав участников Олимпийских игр, если кто-то из боксеров, завоевавших путевку, по тем или иным причинам не приедет в Атланту. Вероятность того, что это могло произойти, составляла один к миллиону, но Паату все-таки включили запасным в олимпийский состав, и (о, чудо!) уже в Атланте выяснилось, что кто-то из команды Пуэрто-Рико отказался от завоеванной путевки на Игры. Казалось бы, все, справедливость восторжествовала: Гвасалия — олимпиец! Но не тут-то было. Теперь уже протест подала команда США, аргументируя его тем, что европейский боксер не имеет права занимать олимпийскую вакансию, отведенную Американскому континенту. Понять их было не трудно: кому нужен такой соперник, каким в то время был Гвасалия! Одним словом, едва ли не главный претендент на олимпийскую победу в категории 60 кг волею какой-то нелепой ухмылки судьбы оказался за бортом Олимпиады…

    И ЧЕРНОМЫРДИН НЕ ПОМОГ

    Я бы мог привести еще не один пример, доказывающий, что в элите сильнейших российских боксеров первой половины 90-х годов Паата Гвасалия был, пожалуй, самым несчастливым. Но, как выясняется, не слишком удачливым оказался он и в постспортивной жизни. Вспоминаю случай, как однажды, приехав к земляку, поселившемуся в московской гостинице «Измайлово», Паата попал под так называемую милицейскую чистку, намеченную в тот день в отеле. Ни удостоверение заслуженного мастера спорта России, ни фотография, на которой он был изображен рядом с тогдашним премьер-министром страны Виктором Черномырдиным, не помогли. Главный аргумент для блюстителей порядка — «лицо кавказской национальности» — стоил Паате, по его словам, нескольких часов никогда не испытываемого доселе унижения. Потом, уже в отделении милиции, начальник сказал ему, что он тоже мастер спорта по боксу, что хорошо знает, кто такой Гвасалия, и извинился за своих ребят из наряда. Эх, если бы так было всегда!..

    Что произошло там, в далеком Петропавловске-Камчатском, куда Паата уехал вместе с женой и маленьким ребенком за «длинным рублем», предстоит разобраться следствию. По одной из версий следственных органов, бывший боксер стал исполнителем преступления, получив задание от своих знакомых, и был потом, на опознании, назван двумя уцелевшими работниками сгоревшего казино «человеком, внешне похожим на поджигателя».

    Конечно, аргумент хорошо знающих Гвасалия людей о том, что он просто по натуре своей не мог сделать подобное, для следственных органов не является определяющим. Тем не менее жаль, что никого из тех, кто ведет «дело о поджоге казино» и от кого зависит судьба этого парня, не было на недавней пресс-конференции, посвященной итогам завершившегося в Бангкоке чемпионата мира по боксу. В присутствии сотни представителей центральных российских изданий и шести телеканалов президент Федерации бокса России Эдуард Хусаинов, главный тренер сборной Николай Хромов, капитан команды двукратный чемпион мира Евгений Макаренко, государственный тренер по боксу, олимпийский чемпион и чемпион мира Александр Лебзяк высказали серьезные сомнения в том, что Паата вообще способен совершить какое-либо преступление, не говоря уж о столь серьезном.

    «Я давно и хорошо знаю Паату. Это глубоко порядочный и скромный человек, прекрасный товарищ, с которым я, без всякого сомнения, пошел бы в разведку», — эти слова Александра Лебзяка выразили общий смысл всех выступлений.

    НЕИЗВЕСТНЫЙ НА КРЫШЕ. ИЛИ ПОД «КРЫШЕЙ»?

    «Одиннадцатого апреля в 5.15 часов неизвестный, забравшись на крышу здания через вентиляционную шахту, вылил в зал казино из канистры горючую смесь…» Это строки из обвинительных материалов. Но есть еще и другой документ: официальное заключение врачей о том, что вследствие травм, полученных на ринге, Паата Гвасалия не может сжать ладони рук в кулаки». Как, спрашивается, человек с такими дефектами способен забраться на крышу здания через вентиляционную шахту, да еще с тяжелой канистрой?

    Почему из дела исчезли такие важные улики, как остатки крови, обнаруженные на месте поджога, по которым, по уверению следователей, можно было легко вычислить преступника по ДНК?..

    Вопросов по этому делу много. Очень важно, чтобы ведущие его следственные органы дали на них правильные ответы и «лицо кавказской национальности» не стало для блюстителей правопорядка главным аргументом. Мы ждем лишь справедливого расследования этого, как выразилась одна из камчатских газет, самого громкого преступления в местной истории последних лет. И не более того.