Эдуард Хусаинов: Турпоездка сделала судьбу

Может быть, один в поле действительно не воин, но если это сильная личность, она способна существенно изменить ситуацию на поле. За четыре года, которые Эдуард Хусаинов возглавляет Федерацию бокса России, авторитет российского бокса за рубежом достиг таких высот, до которых нам ранее невозможно было добраться за десяток лет.
31 января 2004 00:00
автор: Борис Валиев

БОКС

Может быть, один в поле действительно не воин, но если это сильная личность, она способна существенно изменить ситуацию на поле. За четыре года, которые Эдуард Хусаинов возглавляет Федерацию бокса России, авторитет российского бокса за рубежом достиг таких высот, до которых нам ранее невозможно было добраться за десяток лет.

Только один пример, но какой! Чемпионат Европы, Кубок мира и чемпионат мира, три самых крупных турнира международного боксерского календаря, — и все это в России в течение пяти лет, с 2002-го по 2007-й. Чемпионат Европы уже состоялся, на очереди — Кубок и чемпионат мира. Ни одна страна до сих пор не удостаивалась подобной чести. Мы добились. Благодаря усилиям президента федерации и его команды.

Но то ли еще будет! 24 января Эдуард Хусаинов отметил свой очередной день рождения. Мы воспользовались этим обстоятельством и «напросились» на интервью.

— Эдуард Ришатович, вы первый руководитель отечественной федерации бокса, кто в свое время входил в состав национальной сборной. Как вообще бокс появился в вашей жизни?

— Однажды, когда мне не было еще и 10 лет, я попросил маму отвести меня в секцию, благо она находилась рядом с нашим домом в подмосковной Балашихе. С этого все и началось. А поскольку еще до занятий боксом отец уделял большое внимание нашей с братом физической подготовке (бегал с нами по утрам, заставлял подтягиваться на турнике, отжиматься от пола), у меня определенная база уже была, и почти сразу стало многое получаться. Звание мастера спорта международного класса, бронзовая медаль чемпионата СССР-81 в легчайшем весе, серебро на VIII Спартакиаде народов СССР и чемпионате СССР-83 в полулегкой категории, победы на нескольких престижных международных турнирах, где случалось выигрывать призеров Олимпийских игр, — это то, чем я могу гордиться как боксер. Жаль, что не удалось выйти на первые роли в своем весе, но рядышком я походил. Даже участвовал в составе сборной в подготовке к Олимпийским играм 1980 года.

— Счет боям вели?

— Сейчас уже точную цифру не назову, но где-то за 200 боев провел.

— Не поделитесь самым ярким впечатлением о тех временах?

— Тренировочная база в Красной Поляне. Потрясающая природа, чистейший звенящий воздух. И мы, члены сборной, бежим кросс в горах. Почему-то мне приятно вспоминать этот тренировочный процесс: когда было неимоверно тяжело, но все равно бежал через «не могу». Наверное, это и есть формула успеха, применимая во всех областях жизни.

АГЕЕВ ЗРЯ НЕ ПОХВАЛИТ

— А какой бой запомнился больше всех?

— Много их было, таких запоминающихся. Например, победа в полуфинале Спартакиады народов СССР 1983 года над чемпионом Европы Сериком Нурказовым. Это был реванш, поскольку в 81-м году на чемпионате страны я ему проиграл на этой же стадии борьбы.

Часто вспоминается, например, и проигранный на той же спартакиаде финальный бой с будущим чемпионом Европы Самсоном Хачатряном. После финального гонга мой секундант, знаменитый в прошлом боксер Виктор Агеев, меня похвалил. Бой, в самом деле, получился очень зрелищным и ровным, но победа, как я уже сказал, досталась моему сопернику. Двое судей отдали предпочтение мне, двое – Самсону, а пятый зафиксировал ничью 20:20 и поставил крестик рядом с фамилией Хачатрян…

— После завершения спортивной карьеры вы успешно занимались бизнесом, никак не связанным с боксом, а три года назад возглавили федерацию. Как это произошло?

— Сначала стал вице-президентом, еще в те времена, когда Федерацией бокса России руководил Владимир Иванченко. Судьбоносной для меня оказалась туристическая поездка на Олимпийские игры в Атланту, где, пользуясь знакомством с первыми лицами федерации, начал участвовать в жизни нашей команды, помогать ей по мере возможности. У нас сложился хороший рабочий контакт, и вице-президент ФБР Александр Мельников предложил мне занять в федерации такую же должность. А через несколько лет, когда у руля федерации стоял уже Анатолий Быков (человек, очень много сделавший для процветания бокса), обстоятельства сложились так, что он в силу ряда причин не мог исполнять свои обязанности, и президентом предложили стать мне. Причем предложения поступили не только от коллег в федерации, но и от руководителей Госкомспорта и Олимпийского комитета России. Это был самый разгар подготовки к Олимпиаде в Сиднее, и федерация, естественно, не могла оставаться неуправляемой. Я выдвинул свою кандидатуру, и внеочередная конференция поддержала ее абсолютным большинством голосов.

— Скажите честно, сомнения в том, что огромный воз работы может оказаться непосильным, присутствовали?

— Нет. Если бы чувствовал неуверенность, никогда бы не взялся за эту работу. Но я сам был боксером, входил в состав сборной, прошел через юношескую и юниорскую команды, видел, как руководили процессом тогдашние первые лица сборной и федерации, поэтому знал, что делать. В первую очередь постарался создать команду, коллектив единомышленников, причем не только внутри федерации, но и в целом в стране и за ее пределами. Я имею в виду хорошие, добропорядочные отношения с российскими региональными федерациями бокса и федерациями стран бывшего СССР. И сегодня могу констатировать, что это сделать удалось. Вообще многие планы, задуманные тогда, потихоньку претворяются в жизнь. Например, мы приступаем к переизданию учебника по боксу бывшего старшего тренера сборной СССР профессора Константина Градополова. На этой книге, можно сказать, вырос весь кубинский бокс, а у нас ее несколько подзабыли. Хотим напомнить и предложить ее молодым и честолюбивым тренерам.

— В 2002 году вы стали вице-президентом Европейской ассоциации бокса.

Какие задачи прежде всего ставите перед собой на этом посту?

— Их много, но самая главная – добиться объективного судейства в боксе. Вспоминаю, например, как на чемпионате Европы 2000 года в Тампере нашего двукратного чемпиона мира Раимкуля Малахбекова явно засудили в финальном бою с турецким боксером. Все видели, что наш парень выиграл, а победу отдали турку. На том же чемпионате вопиющий случай произошел и в финальном поединке с участием Александра Лебзяка. В одном из эпизодов после его атаки соперник из Румынии оказался на полу, а результативный удар засчитали… румыну. Слава богу, Саша сумел собраться и, не обращая внимания на происки судей, довел бой до победы. А будь на его месте менее опытный боксер, мог бы и сломаться…

Подобных примеров можно вспомнить еще много, но самое главное, что все они из прошлого. Благодаря определенной работе, проведенной Федерацией бокса России, в нынешнем году на чемпионате мира в Бангкоке, юношеских и юниорских первенствах Европы в Каунасе и Варшаве, не было ни одного случая предвзятого судейства в боях с участием российских боксеров. То же самое можно сказать и о юношеском первенстве мира в Бухаресте.

ЧЕМПИОНАТ В БАНГКОКЕ КРИТИКИ НЕ ВЫДЕРЖАЛ

Еще одной из важнейших задач является популяризация бокса в мире. Я твердо убежден в том, что официальные соревнования АИБА и ЕАБА надо проводить в тех странах, где им могут обеспечить достойную организацию. Уже упомянутый мною чемпионат мира в Бангкоке не выдержал, например, никакой критики в плане организации рекламы. В городе я не увидел ни одного плаката, посвященного этому событию, не говоря уж о растяжках. По телевидению – ни слова, даже когда чемпионат вступил в решающую стадию. В результате – полупустые трибуны. А ведь в Таиланде любят бокс. Я боксировал там в 1979 году, и перед глазами до сих пор — переполненные трибуны, народ стоял даже на улице, поскольку не всем хватило места в зале. А дело в том, что тогда Федерацию бокса Таиланда возглавлял другой человек, который искренне заботился об этом виде спорта…

Недавний пример, когда товарищеский матч сборных России и Украины в Киеве собрал 10 тысяч зрителей, еще раз убедил меня в том, что если бокс правильно популяризировать, можно добиться невероятных результатов.

— Ваш 11-летний сын занимается боксом?

— Пока нет. Случилось так, что той секции, в которой я начинал, уже нет – там открыли теннисный клуб, и Гриша, поиграв немного в теннис, пробует сейчас силы в плавании. Благо бассейн рядом с домом.

— Есть ли у вас заветная президентская мечта?

— Если говорить о текущем моменте, безусловно, она связана с Олимпийскими играми в Афинах. Очень хочется, чтобы сборная России выступила там достойно. В 1996-м в Атланте мы завоевали одну золотую медаль, в 2000-м в Сиднее – две. Значит, в Афинах сам Бог велел выиграть три. Четыре – еще лучше. Последнее, конечно, маловероятно, но без большой мечты не бывает больших побед. По крайней мере, нашим ребятам такое по силам.