Экс-чемпион мира Костя Цзю: Наши боксеры «сдуваются» после первого раунда - Советский спорт

Матч-центр

  • ВХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 15:00
    Рубин
    ЦСК ВВС
    0
    0
  • Бокс20 марта 2009 22:03Автор: Насекина Анна

    Экс-чемпион мира Костя Цзю: Наши боксеры «сдуваются» после первого раунда

    Один из самых известных в мире боксеров с бывшего советского пространства Костя Цзю живет и работает в России и Австралии. Чемпионка мира по синхронному плаванию Анна Насекина живет и учится в Москве. Два чемпиона встретились в столице России, чтобы читатели нашей газеты поняли, как боксер, вставший на лед в популярнейшем телешоу, успевает еще заниматься бизнесом и автопробегами, получать высшее образование на Урале и пристально следить за поединками супертяжеловесов и наших боксеров-любителей…

    ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ БОКС
    ВСТРЕЧА ДЛЯ ВАС

    Один из самых известных в мире боксеров с бывшего советского пространства Костя Цзю живет и работает в России и Австралии. Чемпионка мира по синхронному плаванию Анна Насекина живет и учится в Москве. Два чемпиона встретились в столице России, чтобы читатели нашей газеты поняли, как боксер, вставший на лед в популярнейшем телешоу, успевает еще заниматься бизнесом и автопробегами, получать высшее образование на Урале и пристально следить за поединками супертяжеловесов и наших боксеров-любителей…

    ДВЕ МИНУТЫ ПОД ВОДОЙ

    – Я прочла вашу книгу «Костя и вечный бой». Я вами восхищаюсь…

    – Когда мне говорят «вы», я сразу оглядываюсь с мыслью: кто здесь?! – кажется, что за моей спиной кто-то пристроился, – смеется Костя, перебирая цепочку с кулонами, накрученную вокруг его широкого кулака.

    – А что это у тебя на руке? Четки австралийские?

    – Да, с боксерскими перчатками. Болтушка, которая всегда со мной. Сам сделал эскиз.

    – У каждого вида свои кулоны. Синхронистки дельфинов носят.

    – Вот ты сколько под водой просидишь?

    – Никогда не засекала. Последнее ноу-хау для разработки легких в нашем виде спорта – это плавание со специальными трубками, которые затрудняют вдох и выдох.

    – Думаю, что переплюну тебя по задержке. У меня есть специальный комплекс упражнений в бассейне: выдохнул на 70–80 процентов – задержал дыхание на 10 секунд, потом еще раз выдохнул – не дышишь 20 секунд. При задержке погружаешься под воду. Так постепенно я дошел уже до двух минут.

    «АВСТРАЛЫ» ДОБРЫЕ

    – Костя, в твоей автобиографии написано, что ты «австралиец по выбору». Легко ли было сделать этот выбор?

    – Это был очень нелегкий выбор. Две разные страны. Диаметрально противоположные нации. Австралиец никогда не смог бы стать русским. А русскому, как видишь, стать австралийцем реально.

    – В чем принципиальная разница австралийцев и русских?

    – «Австралы» намного добрее. Они всегда улыбаются, причем искренней, «не американской» улыбкой. Там проще жить.

    – В том числе проще быть выдающимся спортсменом?

    – Выдающимся спортсменом сложно стать везде. Это колоссальный труд, который впоследствии обеспечивает тебе общественное признание. В Австралии ко мне это признание пришло довольно быстро, так как я эмигрировал, уже будучи чемпионом мира среди любителей.

    – В Австралии ты входил в топ самых маркетинговых спортсменов?

    – Маркетинговость – это любовь людей. В Австралии у меня были колоссальные рейтинги на платном ТВ. Ну а чем больше людей заплатит за то, чтобы на тебя посмотреть, тем больше ты заработаешь. Однако в России сейчас у меня ситуация несколько иная. Люди принимают меня как австралийца.

    Сейчас я вкладываю деньги в российское строительство.

    – В книге есть момент, где сказано, что «Россия развращает»…

    – Это слова моей жены. Она говорит, что в России я веду себя как король. Здесь исполняют все мои желания. На это я могу ответить, что я сам исполняю свои желания. Да, я езжу на хорошей машине, живу в достойной квартире, летаю первым классом и обедаю в дорогих ресторанах. Все это я заслужил. Я не впадаю в крайности, понимая, что требовать черную икру на завтрак в постель – уже перебор.

    СЕМЬЯ – В СИДНЕЕ

    – Русскую культуру ты считаешь обязательным элементом в образовании своих детей. Но наверняка дети по духу уже в большей степени австралийцы?

    – Так оно и есть. Они родились в Австралии, следовательно, наделены местным менталитетом. Им легче воспринимать австралийские реалии. Но я хочу, чтобы русское в них сохранилось. Ведь русский характер сильнее австралийского.

    – Ты бы хотел, чтобы Никита и Тимофей стали боксерами?

    – Старший мне недавно заявил: «Хочу боксом заниматься, ухожу из футбола». Для меня это был шок. Дело в том, что своего сына могу тренировать только я. В Австралии есть хороший тренер – мой сводный брат. Но уникальные боксерские секреты знаю только я сам. Получается замкнутый круг. Если сын будет настаивать на своем намерении, мне придется вновь перелетать океан, чтобы его тренировать.

    – Детям нравится в России? Хотел бы когда-нибудь с семьей переехать обратно?

    – Мы с детьми жили в России пять месяцев. Казалось, все было здорово. Но потом мы вернулись в Австралию и спросили себя: а где будущее? И поняли, что в Австралии. Старший сейчас оканчивает школу. Это переломный этап в жизни каждого подростка. После школы надо поступать в вуз или колледж. В России можно получить отличное высшее образование, но наши «корочки» не котируются за границей. Кроме того, в России я еще не обжился. А видеть, как моя семья жмется в некомфортных условиях, я не хочу. Так что, пока папа этот комфорт не создаст, жена и дети будут жить в Сиднее.

    «НЕ ХОЧУ БОЯ ВАЛУЕВ – КЛИЧКО»

    – Многие ждут грандиозного боя. Один из братьев Кличко намерен сразиться с Валуевым. И якобы братья спорят, кому достанется такой шанс. Каковы твои ставки на исход планируемого поединка?

    – Я не хочу обидеть никого из ребят, поэтому ставок делать не буду. И, если честно, я бы не хотел, чтобы они боксировали друг с другом. Мне кажется, что этот бой не состоится. Я даже не могу себе его представить. Так же, как не мог представить бой Поветкина с Кличко. Моя интуиция меня редко подводит. Кличко не подрался с Поветкиным, не подерется и с Валуевым.

    – В книге ты пишешь, что главный минус отечественного спорта состоит в том, что у нас «нет отработанной системы перехода в профессионалы». Как такая система работает на Западе?

    – На Западе есть система подписания контрактов. В России такой системы нет. Россия – уникальная страна, и поэтому здесь я бы хотел сделать то, чего еще не существует за рубежом. А именно – соединить любителей и профессионалов в одно целое. Для этого нужна поддержка государства. В России все работает, только когда есть поддержка сверху.

    – На Олимпиаде наши любители не блистали. Как думаешь, с чем это связано?

    – В Пекине ребята слабо выступили. Прежде всего из-за плохой физической подготовки.

    – Что не получилось у Лебзяка, который возглавлял пекинскую сборную?

    – Не получилось установить контакт с ребятами. Хотя я был в Олимпийской деревне, присутствовал на тренировках. И, казалось, внешне все было нормально. Но на соревнованиях я увидел, что наши боксеры «не дышат». На боксерском сленге это значит, что они «сдувались», то есть уставали сразу же после первого раунда. Я пытался донести до них методику своих тренировок и в их глазах видел лишь пренебрежение: мол, нас еще учить будешь…

    Высокомерие – характерная черта многих сборников. Они считают, что уже всего достигли и все знают. В годы, когда я выступал за СССР, это было немыслимо. Сегодня боксеры могут сказать: «Мы перетренировались». А я говорю, что нет такого слова – «перетренировался».

    – Неужели сам никогда не уставал так, что просто был не в состоянии пойти на тренировку?

    – Зверски уставал. Но, когда у меня была цель, я все остальное отметал на второй план. В моем случае подготовка к одному бою занимала четыре полных месяца. Любители в России тренируются по две недели с перерывами. Если я привезу этих ребят на свой сбор, то они у меня «умрут» за одну неделю. Только представь себе следующий режим: 5.30 – подъем, 5.45–7.00 – 1-я тренировка, завтрак, массаж, 11.00–12.00 – сон, 13.00–14.30 – 2-я тренировка, обед, сон. И потом еще вечерняя тренировка, массаж, ужин – и доползти бы до кровати. В 10 вечера тебя уже кувалдой не разбудишь. И речи не было о каком-то досуге. Все, что не входило в программу подготовки к бою, отметалось без разговоров. Итого в день три тренировки. В сутки ты спишь 9часов и 6 часов тренируешься.

    – Пекинский боксерский турнир был связан со множеством судейских скандалов. В чем, по-твоему, принципиальные недостатки системы арбитража в любительском боксе?

    – По правилам, действующим с 89-го года, три судьи должны нажать кнопку, чтобы удар боксера был засчитан. Представь, в тот момент, когда надо нажимать кнопку, у судей свело пальцы. Они просто не могут нажать кнопку. Вот и вся объективность! В профессиональном боксе действует старая очковая система. Мне она кажется справедливей. Выиграл – 10 очков, проиграл – 9. Потом все суммируется и получается результат. Но опять же это лишь визуальный выигрыш. Как взглянут на раунд судьи, таков и будет исход поединка.

    С РИНГА НЕ УШЕЛ

    – Век спортсмена недолог. Легко ли было расстаться с рингом?

    – Косичку видела? – Костя приподнимает кепку и демонстрирует знаменитую составляющую своего имиджа. – Это значит, что официально я не закончил спортивную карьеру.

    – Зачем возвращаться в бокс?

    – Пока не нахожу ответа на этот вопрос. Найду – вернусь.

    – Как долго можно боксировать на профессиональном уровне?

    – Есть такие, которые выходят на ринг и в 40 лет. Все зависит от того, как ты сохранился. У меня травмы начались только после 30 лет. В течение двух лет я перенес пять операций. Возраст сказывается. Сразу чувствуется изношенность.

    – Что заменяет боевой адреналин в быту?

    – Учеба. Мне нравится учиться новому делу. Большие проекты по строительству занимают основную часть моего времени. И мне интересно этим заниматься. Еще учусь в Екатеринбургском университете, постигаю спортивный менеджмент.

    – Сейчас ты активно занимаешься и благотворительностью. Какова основная цель планируемого тобой и Правительством РФ автопробега?

    – Дать возможность детям тренироваться бесплатно. Для этого мы хотим построить или обустроить спортивные залы в регионах. С географией автопробега мы еще не определились. Но задача номер один ясна – мы хотим ввести детей в залы. А потом, надеюсь, эта благотворительная акция даст положительный финансовый результат.

    РОДЫ И ОТЖИМАНИЯ

    – Рассказывают, в то время, когда рожала жена, ты отжимался в родильном отделении, чтобы хоть немного разделить ее страдания. Правда?

    – В момент схваток, которые у моей жены длились часами, в кабинет входит доктор и видит, как я отжимаюсь. Доктор в шоке. Жена и смеется, и кричит одновременно. Таким образом я решил ее поддержать. Раз ей больно, значит, и мне тоже должно быть больно. За 30 секунд я делал 50 отжиманий. В общей сложности сделал больше 600. Но это не так много. Мой рекорд – 1111 за час.

    – А сбросить 20 кг к началу боя? Как это возможно? Поделись диеткой!

    – Уж кому-кому, а тебе их точно скидывать не надо! – недоумевает Костя.

    – Я на будущее! Когда с воды перекочую на сушу…

    – Ни капли жира в течение четырех месяцев – вот и весь рецепт. Тренировки и углеводы. А углеводы – это овощи, фрукты, зелень, вода. Тогда по определению не может быть жировых отложений. Потрогай мою руку…

    Дотронувшись до чемпионского бицепса, я поняла, что мои, как мне раньше казалось, накачанные руки – лишь жалкое подобие твердости. Костина рука оказалась стальной.

    – И перед боем таким было все мое тело.