Константин Копцев: На Олимпиаде-92 команду «задушили» - Советский спорт

Матч-центр

  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 06:00
    Ванкувер Кэнакс
    Эдмонтон Ойлерз
    0
    0
  • Бокс30 ноября 2002 00:00Автор: Валиев Борис

    Константин Копцев: На Олимпиаде-92 команду «задушили»

    null

    БОКС

    Семь лет на посту старшего тренера молодежной команды СССР, четыре года во главе национальной сборной — срок, согласитесь, достаточный, чтобы занять свою нишу в истории отечественного бокса. Наши командные победы на чемпионате мира-89, Играх доброй воли-90, чемпионате Европы-91 — это золотые ее страницы, написанные, образно говоря, под диктовку заслуженного тренера СССР Константина Копцева. 18 ноября нынешнего года Константин Николаевич отметил свое 53-летие. Мы поздравили его и задали несколько вопросов.

    – Константин Николаевич, а вам какое из собственных достижений у руля национальной сборной особенно греет душу?

    – Конечно, самым главным успехом, руководимой мною команды, считаю победу на чемпионате мира 1989 года в Москве. Там мы выиграли пять золотых медалей, и впервые в истории этих соревнований обошли очень мощную сборную Кубы в командном зачете. Это был настоящий праздник бокса, который, естественно, я не забуду никогда. Да и как можно забыть, например, блестящую победу с нокдаунами Андрея Курнявки (75 кг) над одним из лидеров кубинской команды Анхелем Эспинозой, после которой последний был «казнен, разжалован и сослан в Сибирь» – в самую отдаленную от Гаваны провинцию Ольгин, в город Моа?

    РАСПЛАТА ЗА СПРАВЕДЛИВОСТЬ

    – Вы первый и единственный тренер в отечественном любительском боксе, которому довелось возглавлять сборную СНГ. Известно, что в 1992 году при формировании олимпийской сборной было много нелицеприятных историй в разных видах спорта, связанных с тем, что каждая бывшая союзная республика хотела непременно иметь своего представителя в команде. У вас в этой связи были какие-то проблемы?

    – Я уверен, что наше неудачное выступление в олимпийской Барселоне (после уверенной победы на чемпионате Европы-91 в Гетеборге) – это издержки именно той системы формирования олимпийских команд по видам спорта, которая тогда действовала. Существовал специальный комитет (сейчас я уже не вспомню, как он правильно назывался) в составе председателей спорткомитетов всех независимых государств (СНГ), который утверждал кандидатуры будущих олимпийцев. И каждый, естественно, старался впихнуть своего, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Доходило даже до прямых угроз в мой адрес. Тем не менее мне удалось отстоять всех, кого я хотел видеть в команде. Но главная беда оказалась в другом: этот «чудо-комитет» утвердил состав команды за месяц до начала Олимпиады, что самым отрицательным образом сказалось на подготовке сборной в заключительный период. Те, кто получили путевки, стали себя беречь, а вторые номера старались лишний раз не подставляться в спаррингах, поскольку потеряли все шансы оказаться в команде. Одни не рисковали, другие себя жалели, поэтому весь этот предолимпийский месяц на тренировках был не бокс, а, мягко говоря, игра в теннис…

    – Но был еще один момент, который самым непосредственным образом отразился на выступлении руководимой вами сборной в Барселоне. Речь идет о скандале, случившемся в январе 1992 года на международном турнире «Кубок Стокгольма», где вы сняли команду в финале. Расскажите об этом.

    – На этот беспрецедентный в то время шаг меня подвигли нечестные, мягко выражаясь, действия организаторов турнира. Дело в том, что по регламенту этих соревнований команда, которая три раза подряд их выигрывала, должна была получить 20 тысяч долларов призовых. Деньги, как известно, никогда не бывают лишними, но тогда они были нужны позарез: в связи с развалом Союза нарушились все каналы государственного финансирования национальных команд, деньги для полноценной подготовки сборной приходилось искать самим, подчас даже в собственных карманах, поэтому эти 20 тысяч явно нам не мешали. Понимая это, ребята постарались на славу: девять человек вышли в финал. Вопрос о команде-победительнице, как говорится, отпал, но организаторы вдруг заявили, что платить они не намерены, поскольку это сборная СНГ, а два предыдущих турнира выиграла сборная СССР – разные, дескать, команды. Я попытался им доказать, что у нас ничего в этом плане не изменилось, что федерация бокса осталась прежней и ее возглавляет тот же президент – Павел Романович Попович, но эти объяснения не возымели никакого действия. После этого на собрании команды, капитаном которой был Саша Лебзяк, мы и приняли единогласное решение сняться с соревнований. А поскольку, повторяю, в финале было девять наших боксеров, турнир, по сути, оказался сорван.

    В тот же вечер генеральный секретарь АИБА немец Карл-Хайнц Вер «прямым текстом» сказал мне, что за этот поступок «со мной на Олимпиаде рассчитаются». А уже в Барселоне после заседания судейской комиссии АИБА турок Канер Доганели, который когда-то учился в Москве и с которым у меня до сих пор дружеские отношения, сказал мне «по секрету»: «Костя, на заседании была дана прямая установка: душить твою команду…» Скажу честно, после этого заявления у меня опустились руки…

    «ДВА ЗАЙЦА» ЗА НАШ СЧЕТ

    – Кого конкретно из наших боксеров «задушили» в Барселоне?

    —Того же, например, Рамази Палиани, который по всем статьям в полуфинале победил испанского боксера, племянника короля Испании (в присутствии, кстати, самого монарха). За 30 секунд до финального гонга Палиани уверенно выигрывал, а в оставшееся время «умудрился» заработать два предупреждения и «проиграть». А Вер убил сразу двух зайцев. Во-первых, сделал приятное королю, а во-вторых, оказал неоценимую услугу вышедшему в финал своему соотечественнику боксеру из Германии, которого Палиани убрал бы, без всякого сомнения, одной левой. Можно также вспомнить финальный бой Ростислава Зауличного с немцем Торстеном Мэем, в котором при лояльном к нам отношении можно было рассчитывать на победу…

    – А мы еще хотели в 98-м году сделать Вера президентом АИБА…

    – Ну что поделать?! В Федерации бокса России в то время было много «умных» голов…

    – Надо думать, после неудачи в Барселоне у вас начались проблемы на работе?

    – Нет, проблем никаких не было. По контракту я продолжал тренировать сборную до 1993 года, а точнее, до отчетно-выборной конференции в Уфе. А там не стал участвовать в выборах, посчитав это правильным и честным шагом после олимпийского провала. На должность главного тренера национальной сборной баллотировались несколько человек, в том числе и старший тренер молодежной команды Николай Дмитриевич Хромов, с которым мы много лет проработали душа в душу. Именно я, кстати, в свое время способствовал тому, чтобы Николай Дмитриевич стал у руля «молодежки». Поддержал его, естественно, и в Уфе…

    ЛЕБЗЯКА КУСАЛИ В БЕССИЛЬНОЙ ЗЛОБЕ

    – Общественная должность члена исполкома Федерации бокса России—единственный ваш контакт с боксом сегодня?

    – Нет. Опять же на общественных началах помогаю нынешнему старшему тренеру юниорской сборной России Олегу Владимировичу Меньшикову. Надеюсь, в частности, что мой опыт пригодился при подготовке команды к первенству мира-2002 в Сантьяго-де-Куба. Жаль только, что самому не пришлось воочию понаблюдать за результатами этой работы, хотя до Гаваны добрался вместе с бывшим старшим тренером профсоюзов Евгением Павленко. Планы сломал тропический ураган, который обрушился на Кубу после нашего прилета. На дверь здания аэропорта тут же повесили замок, и за семь дней, которые мы там провели, его так и не открыли. Мы пытались решить проблемы с помощью такси, но перекрытыми оказались и наземные дороги. В общем, пришлось пить пиво в столице Кубы, запивать его ромом и смотреть соревнования по телевизору…

    Кстати, с той же Гаваной у меня связан еще один забавный эпизод, случившийся на юниорском первенстве 1987 года в период моей деятельности на посту старшего тренера молодежной сборной СССР. Шел финальный бой Саши Лебзяка с кубинцем. Саша лупил соперника, что называется, с кулака на кулак, не оставляя тому никаких шансов. И вдруг после ближнего боя нашему боксеру делают замечание за разговоры. Прислушался, а он… ругается матом. «В чем дело?»– спрашиваю, когда после окончания раунда Лебзяк пришел в свой угол. «Извините, Константин Николаевич, это я от боли – он кусается…» Смотрю, а у Саши действительно на плече следы от сильных укусов. Как кубинец это сделал, через капу или он выбросил ее незаметно, – не знаю, только факт остается фактом: Тайсон был не первый. Впрочем, Лебзяку это не помешало уверенно выиграть свою первую золотую медаль на международном ринге.

    НАША СПРАВКА

    КОПЦЕВ Константин Николаевич. Родился 18 ноября 1949 года в Москве. Боксом начал заниматься в Московском суворовском училище. Мастер спорта. Старший тренер СКА МВО. С 1975-го по 1981 год – старший тренер ЦС «Буревестник». С 1981 года – старший тренер молодежной сборной СССР. С 1988-го по 1992 год – главный тренер национальной сборной (в 1992-м – СНГ). Заслуженный тренер СССР, заслуженный работник физической культуры РФ. С 1995 года по настоящее время – председатель межрегионального объединенного комитета профсоюзов боксеров России.