Боксер не должен сдаваться - Советский спорт

Матч-центр

  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 03:00
    Виннипег Джетс
    Тампа-Бэй Лайтнинг
    0
    0
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 03:00
    Чикаго Блэкхоукс
    Сан-Хосе Шаркс
    0
    0
  • Апертура - Финал
    начало в 03:30
    Крус Асуль
    Америка
    0
    0
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 06:00
    Ванкувер Кэнакс
    Эдмонтон Ойлерз
    0
    0
  • Бокс28 декабря 2002 00:00Автор: Рауш Владимир

    Боксер не должен сдаваться

    null

    БОКС

    Из Санкт-Петербурга пришло печальное известие. На 88-м году жизни умер заслуженный тренер СССР Григорий Филиппович Кусикьянц, наставник олимпийского чемпиона 1964 года Валерия Попенченко. Похоронили его 23 декабря на Серафимовском кладбище.

    Сейчас можно уверенно утверждать: если бы не случайная встреча Валерия Попенченко с Григорием Кусикьянцем на ленинградском стадионе «Динамо», мир никогда не узнал бы боксера с такой фамилией. Не было бы ни блестящей победы на Олимпиаде-64 в Токио, ни Кубка Вэла Баркера, вручаемого лучшему боксеру Игр.

    В далеком 1955 году Валерий приехал из Ташкента в Ленинград поступать в пограничное училище. На его счету уже были кое-какие успехи на ринге – весной он стал чемпионом Советского Союза среди юношей. Но вот беда: боксерская секция училища как-то сразу не приглянулась Попенченко. И он решил оставить ринг, перейти в барьерный бег. Именно за этим занятием на гаревой дорожке «Динамо» и застал его Кусикьянц. Что сказал тренер во время той встречи, навсегда останется загадкой. Нам известно только то, что уже спустя пару недель Попенченко вновь надел перчатки.

    Их альянс признали не все и не сразу. Долгое время Кусикьянца обвиняли в том, что он не может поставить своему ученику элементарную технику. По классическим канонам бокса правая рука бойца должна прикрывать корпус от живота до подбородка, левая — вытянута вперед. У Попенченко же обе эти функции выполняла левая рука, а правая находилась на уровне пояса и чуть ли не сзади. Поэтому его манера боя казалась неуклюжей и корявой.

    Рассказывает Николай Сигов, победитель первенства Европы среди молодежи:

    — Филипыч, как мы называли Кусикьянца, вообще не признавал классическую стойку. Считал, что это зло, с которым надо бороться. Ведь она моментально выдает атакующие намерения боксера. «Кто предупрежден, тот вооружен», — любил повторять тренер. Он постоянно внушал нам, что атака должна быть быстрой и неожиданной.

    В своих тренировках Кусикьянц активно использовал биомеханику. Все удары ставились с учетом индивидуальных особенностей боксера. «Каждый из нас даже ходит по-своему. Почему же техника боя должна быть у всех одинакова?» — парировал он доводы оппонентов. Не случайно консервативное большинство воспринимало его методику в штыки.

    Тренера пытались одергивать, причем весьма своеобразно. Так, в конце 60-х годов с Кусикьянца сняли звание заслуженного тренера страны. Дело в том, что у одного из членов сборной Ленинграда, отправлявшейся в зарубежное турне, на таможне обнаружили некоторое количество незарегистрированной валюты. Такие случаи не были редкостью – спортсмены часто шли на нарушение закона, чтобы прибарахлиться за рубежом. Кое-кто попадался. Одним за это давали по рукам, другим прощали. Кусикьянца, как главного тренера сборной, решили наказать по полной программе. Чтобы впредь не повадно было своевольничать. Отобранное звание, кстати, ему удалось вернуть лишь спустя двадцать лет.

    И все же тренер продолжал гнуть свою линию. Водил учеников в театр – смотреть на работу корпуса и ног балерин. Для развития пространственного мышления заставлял их играть в шахматы. «Сильных боксеров много, умных мало», — любил повторять он. Не случайно многие из его воспитанников после окончания спортивной карьеры получили ученые степени. Тот же Попенченко стал кандидатом технических наук, готовил докторскую диссертацию. Получил кандидатскую степень и Николай Сигов.

    …Последние полгода своей жизни Григорий Кусикьянц тяжело болел, почти не вставал с постели. Но даже в это время он сохранял светлую голову и удивительное жизнелюбие. Навещавшим ученикам не жаловался – наоборот, шутил, читал стихи. «Боксер не должен сдаваться» — эту его фразу запомнили многие.