Полина Цурская: Я все-таки пришла к Этери Георгиевне с цветами (эксклюзив) - Советский спорт
Матч-центр: вчера сегодня завтра
10 июля 2019 08:00Фигурное катаниеКузина Наталья

Полина Цурская: Я все-таки пришла к Этери Георгиевне с цветами (эксклюзив)

Фигуристка сборной России, завершившая карьеру в 17 лет, дала эксклюзивное интервью «Советскому спорту».

GettyImages-1052717284

Полина Цурская большую часть своей карьеры провела в группе Этери Тутберидзе. Год назад она перешла из «Хрустального» в ЦСКА, а этой весной и вовсе завершила кататься. Между тем, ей всего 17 лет. Мы удивились, что она закончила так рано, и поговорили с Полиной. Услышали много интересного: про тренеров, родителей, дружбу, травмы и про мировую экономику.

В конце мая вы объявили, что завершили карьеру, – не пожалели за это время о своем решении?
– Ни капли. Я не катаюсь уже три месяца, просто объявила об этом чуть позже. Теперь у меня другая жизнь.

– Что это за жизнь?
– Сначала я не могла найти себе места. Да, первая неделя была в удовольствие: я думала – вот оно, счастье. Но потом поняла, что не могу без движения. Решила подкатывать детей – пока это единственный вариант для заработка и для того, чтобы просто не сидеть дома. Школу закончила, ЕГЭ сдала заранее, а в институт только с первого сентября. Поэтому начала искать детей для работы.

– Как?
– Разместила объявления на авито, на юле. А когда начала заниматься на катке, меня увидели другие родители и тоже попросили заниматься с их детьми.

– На каком катке можно увидеть тренера Полину Цурскую?
– Куда попросят, туда я еду.

– Сколько стоит у вас подкатка?
– Если человек ко мне обратится, я назову цену, а так не хотелось бы. Расценки у меня средние.

– У ваших тренеров было намного дороже?
– Я никогда ни с кем не подкатывалась, ни разу в жизни.

– Надо же, сейчас родители оставляют на допзанятиях целые состояния.
– Сейчас да, это распространено, все дети ходят на подкатки. Но раньше такого не было. В Омске, где я начинала, хватало льда и без этого. Потом я пришла к Этери Георгиевне. У нее вообще не существует такого понятия – подкатываться с другим тренером. Все работают с ней в отведенное время. Успел сделать всю работу – молодец, не успел – твои проблемы. Но в «Хрустальном» так построен процесс, что всем хватает и времени, и нагрузки.

– Вы жили на катке?
– Нет, я жила в пяти минутах ходьбы, а занятия, если вы об этом, начинались не так рано – в 10 или чуть позже. Я даже успевала забежать в школу, а потом шла на тренировку. Бывало, опаздывала, но Этери Георгиевна разрешала задержаться из-за учебы.

В течение дня – разминка, лед, перерыв, разминка, лед, заминка. В половине восьмого вечера шли домой. Правда, во время дневного перерыва я всегда ходила домой спать.

Как вы оказались у Тутберидзе, начав карьеру в Омске?
– Когда мне было 11 лет, случился конфликт с моим тренером и я думала, что теперь буду в Омске просто учиться. Но мои родители связались с Александром Ильичем Коганом (ныне гендиректор федерации фигурного катания на коньках). Он посоветовал обратиться к Этери Георгиевне. Мне рассказали, что это за тренер и кого она воспитала.

– Шесть лет назад Этери Георгиевна еще не была так знаменита.
– Уже тогда ее ученики многого добивались: Полина Шелепень, Юля Липницкая. Да и Женя Медведева начинала процветать. И я, хоть и настроилась бросить спорт, побоялась в тот момент сказать «нет» родителям: все-таки ради меня они решились на переезд и большие перемены в жизни.

«Нельзя сказать, что у нас не было детства»

19955703_281044475704058_1490578179717332992_n

– Вы помните первую встречу с Этери Георгиевной?
– Мы стояли около раздевалки, машина залила лед, и тут приходит Этери Георгиевна. Мама объяснила, кто мы, тренер обвела меня взглядом с ног до головы и сказала: «Девочка высокая. Вы уверены, что вы хотите и что вы сможете?» Мы сказали «да», и она позвала нас на лед.

На первой тренировке я, конечно, показала свой максимум, но, мне кажется, Этери Георгиевне понравилось еще и то, что я слышала все замечания и тут же исправляла ошибки. В общем, после первой тренировки мне сказали, что меня берут.

– И началось золотое время?
– Да, было круто, особенно в юниорское время, когда все были помладше. Нельзя сказать, что у нас не было детства. В перерывах мы все вместе могли повеселиться и пострадать какой-нибудь ерундой.

– С кем вам больше всего нравилось страдать ерундой?
– С Женей Медведевой и Анечкой Щербаковой, на тот момент еще очень маленьким милым ребенком. Она была мне по пояс. Женя была, наоборот, старше. Она очень интересная, открытая и всегда шла на контакт.

– На Олимпиаде вы болели за Женю или Алину?
– За сборную России!

– А точнее?
– За Женю. В прямом эфире я не видела соревнования. На утро я проснулась, со страхом взяла телефон посмотреть результаты. Я очень расстроилась из-за Жени, но в то же время я порадовалась за Алину, потому что тогда мы катались на одном льду, и я видела, как она работала и как шла к этой победе. За Женю я порадовалась тоже – когда посмотрела ее прокат и увидела, с какими эмоциями она докатала программу.

– Почему у Алины и Жени получилось победить на самых топовых турнирах, а многие, в том числе и вы, до желаемых вершин не доходят. Ведь у вас один каток, одни условия, один тренер, вы одинаково пашете.
– Наверное, все-таки не все одинаково пашут. Кто-то сделает себе поблажку, кто-то схалтурит чуть-чуть. Потом эти чуть-чуть соединяются и дают о себе знать.

– Слышали про недавний скандал из-за программы Загитовой, когда Даниила Глейхенгауза обвинили в плагиате при постановке танца под песню Билли Айлиш.
– Это скандал на пустом месте. В творчестве такое часто бывает – подсмотрел движение и использовал его в своей постановке. Мы же не говорим о том, что программа была украдена с начала до конца. Там ведь танец на полу! Если фигуристам понравилось, почему они не могут взять оттуда несколько движений? Конечно, если бы кто-то сейчас целиком перекатал «Зиму» Ягудина – это было бы неправильно. Но с пола на лед… Мне кажется, это наоборот, классно. Ведь они могли пересмотреть тысячи танцев под эту музыку, а взяли именно твой – нужно гордиться! Я не вижу в этом проблемы.

«У меня было слишком много дерзости»

23101782_367911336963867_11556709021515776_n

– Опишите Этери Георгиевну.
– Требовательная, целеустремленная, искренняя.

– Почему вы ушли от нее?
– Пошли травмы. Психологически стало тяжело. Этери Георгиевна пыталась привести меня в чувство. Возможно, она это делала не слишком мягко, и я воспринимала все в штыки. Все-таки у меня был переходный возраст, и я считала, что сама все знаю и умею. Возможно, я ленилась, она заставляла, мне это опять же не нравилось, я отвечала ей.

– Что значит «отвечала»?
– Словами!

– Такое возможно?
– Да, в тот момент, видимо, у меня было слишком много смелости и дерзости. Мне пытались поставить голову на место, но она не поставилась, и я решила уйти.

– Сейчас жалеете об этом?
– Нет.

– Как отреагировали на это решение ваши родители, которые переехали в Москву ради вашей карьеры и, в частности, ради работы с Тутберидзе?
– Они пытались говорить со мной, но поняли: наступил такой момент, когда я сама могу принять решение. Тем более я была в состоянии такой потерянности и такого непонимания, что они осознали – их вмешательство бесполезно.

– Как вы объявили о своем уходе Этери Георгиевне?
– Главное, о чем я жалею, – уйдя, я не поблагодарила ее. Нужно было прийти к ней с цветами, поблагодарить за все.

– Но ведь никогда не поздно.
– Так я это все-таки сделала! В тот же день, когда объявила, что ухожу совсем. Да я давно хотела пойти к ней, но не могла застать ее. И конечно, я немного боялась и мне было очень неловко. А в тот день я лежала дома, переписывалась с друзьями. И вдруг Диана (дочь Тутберидзе) мне пишет: «Полин, Этери Георгиевна на катке». Я резко вскакиваю и начинаю собираться. Меня спрашивают: «Ты куда?». «Сейчас приду». И побежала за цветами.

– Этери Георгиевна удивилась, увидев вас с цветами?
– Улыбнулась, мы хорошо поговорили. Да, я не знала, какой реакции ждать от нее: может, она обижена, может, не хотела меня видеть. Но все прошло хорошо.

– Уйдя от Тутберидзе, с ее дочкой вы сохранили дружеские отношения?
– С Дианой мы всегда были хорошими подругами и много общались, пока она не ушла в танцы. Часто вместе гуляли, я могла остаться у нее ночевать.

19121016_123384468248944_3149968803463430144_n

– А Этери Георгиевна кормила вас ужином?
– В основном мы сами. Она приходила намного позже. Потом, когда Диана ушла в другу группу, виделись мы гораздо реже, но, если встречались на соревнованиях, общались по-прежнему тепло. Буквально в апреле списались снова, поняли, что скучаем друг без друга, встретились, погуляли.

– Не припоминаю большого скандала после вашего ухода от Тутберидзе, хотя это всегда событие.
– Не было никакого большого скандала. Это происходило на фоне ухода Жени, и все обсуждали его.

– Это ее уход вас вдохновил?
– Ну нет!

– Вы сказали про теплые отношения с Дианой и Женей. То есть дружба между фигуристками возможна?
– Еще как возможна. Моя лучшая подруга – Маша Сотскова. Мы дружим с Юношеских олимпийских игр. Да, наверное, наша крепкая и искренняя дружба с Машей – редкий случай для нашего вида. Но и такое бывает. Причем мы подружились в тот наш юниорский сезон, когда обе были главными претендентками на золото – весь год шли первая-вторая. Конечно, на льду мы боролись, но на отношениях это никак не сказывалось.

«Видела, как Сашка Трусова первый раз в жизни прыгнула четверной»

32149056_191981314765604_1649460251335852032_n

– Школу Тутберидзе часто называют бессердечным конвейером, который штампует юных чемпионок, но те быстро исчезают, сломавшись либо физически, либо психологически. Как вы сами относитесь к таким разговорам? Не считаете себя жертвой этого конвейера?
– Нет. Ну вот моя первая травма. Это не от нагрузок, не от усталости – просто так сложилось. Это даже не на льду произошло. Обычный прыжок в зале – и на выезде я подворачиваю ногу. Разрыв связок. Я сломалась не от того, что скакала четверные, и не от того, что провела пять часов на льду, а на шестом это произошло. Это случайность, которая может случиться с каждым. И почему все говорят в этом смысле только о фигурном катании? Возьмите прыжки с трамплина. Разве там не огромная нагрузка на колени, на спину, на все остальное? Тем не менее это никто так не обсуждает и не осуждает.

– То есть вы, человек, который находился внутри вулкана, не признаете эти нападки?
– Конечно, любой профессиональный спорт сказывается на здоровье. Своих детей я никогда не отдам в большой спорт. Но в то же время дети, которые тренируются, сами этого хотят. Родителей никто не заставляет приводить их туда. Все понимают, и ради чего они это делают и осознают риски. Но это их выбор. И если бы никто не рисковал – фигурное катание остановилось бы в своем развитии. Все было бы, как 30 лет назад. А кому это интересно?

– Воспитываясь на фабрике звезд, исполняющих четверные, вы сами пробовали подступиться к этим прыжкам?
– Нет, но я пробовала тройной аксель. Но в основном на удочке.

– В чьем исполнении вы впервые увидели четверной вживую?
– Это была Сашка Трусова.

– Как все отреагировали?
– Конечно, все были в восторге. Аплодировали ей, подъезжали, поздравляли.

– А Этери Георгиевна?
– И она тоже аплодировала. Такое не каждый день происходит. Это было как полет в космос. Девочка! В таком юном возрасте!

«Я не хочу кататься»

47288814_977310549136328_5833400597101509460_n

– Когда вы поменяли тренера, вам стало легче?
– Но не физически. Я что-то изменила, и камень с души упал. А в общем: такой же лед, такой же зал, так же нужно выкладываться. Но я перешла в межсезонье, в это время нет таких больших нагрузок, никто не катает программы целиком. Тренировки интересные: новые шаги, заходы. Но в сезоне началось все то же самое.

– Татьяна Анатольевна много занималась вами?
– Да, она мне поставила обе программы, старалась приехать перед стартами. Если Елена Германовна уезжала, Татьяна Анатольевна обычно присутствовала на тренировках. Если ничего не получается, развал какой-то, она всегда помогала. Елена Германовна всегда могла позвонить ей: «Приезжайте, собирайте спортсмена!»

– И как она «собирала»?
– Ну как, не чехлом же! Словами. Она великолепный психолог. Всегда спасала.

– И в итоге единственный сезон в ЦСКА стал последним для вас.
– Это не потому что я ушла в ЦСКА и там у меня ничего не получилось. Просто я закончила школу и выбрала учебу. Еще с лета я начала об этом задумываться, так как училась всегда неплохо. Четко понимала: тренером быть не хочу и в РГУФК не пойду. А вот юриспруденция и экономика – это да.

– Как возник этот интерес?
– Меня с детства привлекали серьезные темы и предметы – адвокаты, прокуроры, расследования, математика и обществознание. В общем, я подала документы на «мировую экономику».

– То есть, параллельно катая сезон, вы смогли подготовиться к ЕГЭ и сдать их так, что это позволило пройти на такой серьезный факультет?
– Осенью я сказала родителям, что мне нужен репетитор по истории. Позанимавшись два месяца, объявила им, что всё, хватит, больше не могу. Я переключилась на обществознание – это было гораздо интереснее и давалось легче. А математика – вообще моя любовь. В итоге сдала нужные ЕГЭ и прошла на мировую экономику. Официальный приказ о зачислении будет 11 июля.

Но я не зарекаюсь, возможно, я отучусь полгода на экономике и переведусь в РГУФК. Да, я хотела полностью отрубить себя от фигурного катания и больше этого не касаться. Всё, стена! Но пока понимаю, что это единственный опыт, который у меня есть.

– Кем себя видите в будущем?
– Раньше я видела себя хорошим экономистом, а сейчас понимаю, что все может повернуться настолько неожиданно. Когда я размещала объявления о том, чтобы тренировать детей, думала, потренирую немного и все. Но потихоньку меня затянуло. Поступили предложения съездить туда, сюда. Весь август я буду ездить по сборам. Этого у меня не было в планах абсолютно, думала, максимум, покатаюсь в шоу. Но теперь – никаких шоу.

– Почему?
– Я не хочу кататься.

Как двое вашингтонцев четырех наглецов проучили. Разбор самой крутой драки сезона Гнусное месилово на последней минуте второго периода, подленько развязанное игроками «Анахайма», затмило очередной шедевр русского дуэта «Вашингтона», когда Овечкин с изумительной передачи Кузнецова забил 15-й гол в сезоне. Судьи, на мой взгляд, не до конца разобрались в том, что произошло. 19.11.2019 15:00 Хоккей Славин Виталий
Китайцам – бояться. И вообще всем. Бойкова с Козловским покорили «Мегаспорт» В Москве завершился пятый этап Гран-при. Последнее, четвертое золото России принесли в парном катании молодые Александра Бойкова и Дмитрий Козловский. 16.11.2019 23:00 Фигурное катание Тигай Лев
«Не готова прыгать на сломанных костях». Медведева – вторая, Трусова – первая Евгения Медведева показала блестящий прокат на российском этапе Гран-при, но победила все равно Александра Трусова. 16.11.2019 21:00 Фигурное катание Чикирис Олег
Михаил Кокляев: Емельяненко видели пьяным? Это какой-то вброс Известный российский стронгмен Михаил Кокляев поделился своим настроем и ожиданием от поединка с бойцом ММА Александром Емельяненко. 17.11.2019 12:30 Бокс Усачев Владислав
Масвидаль побил Диаса и стал главным засранцем лиги. Главные моменты турнира UFC 244 (видео) В Нью-Йорке (США) прошел турнир по смешанным единоборствам UFC 244. 03.11.2019 10:15 ММА Ващенко Сергей
Денис Лебедев: Сейчас Мчуну, а в будущем Макабу Напомним, что бой Лебедев – Мчуну пройдет 21 декабря в Красноярске. На кону будет титул WBC Silver. 19.11.2019 08:00 Бокс Усачев Владислав
Как перевести на китайский – ОПГ «Ромашка»? «Советский спорт» о работе футбольных переводчиков в России. 19.11.2019 19:16 Футбол Зибрак Артем
Хотя бы остался в топ-5. Медведев провалил Итоговый турнир и опустится в рейтинге Первый в карьере Итоговый чемпионат ATP принес Даниилу Медведеву три поражения на групповой стадии. Россиянин не вышел в плей-офф и потерял одну позицию в рейтинге. 17.11.2019 19:00 Теннис Мысин Николай
Хованцева попросили из мужской сборной В тренерском штабе сборной России по биатлону перестановки. И самое интересное, что случились они почти накануне сезона. 11.09.2019 18:30 Биатлон Волохов Юрий
Книга рекордов Йоханнеса. Изучаем суперсезон Бе-младшего Кубок мира-2018/19 завершился полным триумфом норвежца Йоханнеса Бе, установившего массу всевозможных рекордов. 27.03.2019 19:47 Биатлон Тигай Лев
Array