«Больше не прошу забрать меня домой». Как Мария Сотскова полюбила соревноваться - Советский спорт
Фигурное катание08 января 2016 23:30Источник: «Советский спорт»Автор: Симоненко Андрей

«Больше не прошу забрать меня домой». Как Мария Сотскова полюбила соревноваться

Юная звезда российского фигурного катания – о том, что понравилось в Америке, как сложно быть недовольной невестой, а еще сложнее – учиться.

Школа«Снежные барсы», в которой подруководством Светланы Пановой тренируетсяМария Сотскова, победительница финалаюниорского «Гран-при» 2013 года и фигуристка,обыгравшая на последнем чемпионатеРоссии двух олимпийских чемпионок иодну чемпионку мира, относится кфизкультурно-спортивному обществу«Хоккей Москвы». Этот находящийся вНовокосино каток пропитанхоккеем насквозь - вплоть до того, чтоон обставлен демонстрационными доскамисо схемами для тактических занятий.

Когдаавтор этих строк пришел на тренировку15-летней восходящей звезды российскогофигурного катания, для начала пришлосьподождать, пока хоккеисты закончат своезанятие и уберут со льда многочисленныевспомогательные принадлежности типаворот, а также больших и малых резиновыхкругляшей. В общем, первый вопрос винтервью родился сам собой.

-Маша, у меня такое подозрение, что в этойатмосфере хоккей можно либо сильнолюбить, либо ненавидеть.

-Хоккеисты так задвигают, что приходитсяненавидеть, - улыбается фигуристка. -Сейчас турнир проходил, они занималинаши раздевалки, использовали нашевремя. Но если серьезно, хоккей как спортя, конечно, люблю.

-Молодежный чемпионат мира, судя порепликам в соцсетях, кажется, смотреливсе фигуристы.

- Ясмотрела, но только отрывочки. Временибыть болельщицей нет.

-Может, стоило бы? Что-нибудь подглядетьв катании у хоккеистов.

- Данет, у них совсем другая техника. Наоборот,маленькие хоккеисты иногда подкатываютсяс нашими тренерами.

-Хоккей понятно, он для мужчин, а вкаком-нибудь другом виде спорта, кромефигурного катания, вы могли бы себяпредставить?

- Яв детстве занималась художественнойгимнастикой. Потом тренер сказала, чтонужно выбирать — и я выбрала фигурноекатание. Но художественная гимнастикамне нравится. Хотя это очень сложно.

-Как это? Вроде бы наоборот должно быть:здесь вы на коньках, лед скользкий, атам на ногах.

-Для художественной гимнастики нужнобыть хорошо растянутой. А у меня такойрастяжки нет. Вот поэтому мне тамсложно и пришлось бы.

-До какого-то определенного уровня тамдошли?

- Насоревнованиях я не выступала. Толькотренировалась где-то лет до шести. Номне художественная гимнастика помоглакак фигуристке — в пластике рук, впластике корпуса, в той же растяжке.

-За этим видом спорта следите?

- Повозможности смотрю всякие соревнования.Нравятся Александра Солдатова и ЯнаКудрявцева.

«ВАмерике поняла, что фигурное катание —это моя любимая работа»

-В какой момент почувствовали, чтофигурное катание — это ваш вид спорта?

- Уменя довольно долго занятия фигурнымкатанием шли какими-то отрывками. То ядумала, что это мое, то сомнения появлялись.Действительно полюбила я этот видспорта, мне кажется, только в прошломгоду, точнее, перед началом этого сезона.Когда вернулась из поездки в Америку кРафаэлу Владимировичу Арутюняну, егосупруге Вере Анатольевне и НадеждеКанаевой. Во мне столько всего изменилось...Я поняла, что фигурное катание — этомоя работа, причем моя любимая работа.И выступать на соревнованиях мне теперьочень нравится. А раньше я сильно боялась.

-Что же такого в Америке с вами произошло?

-Мне кажется, другая атмосфера на менятак повлияла. Я провела там большемесяца, узнала, как живут люди, кактренируются фигуристы. Главное отличие— там спортсмены занимаются в удовольствие.

-У вас раньше так не получалось?

-Нет, тренироваться-то я любила всегда.А вот на стартах было очень страшно.Конечно, приятно потом стоять напьедестале, но вот перед соревнованиямивсегда были такие десять минут... «Заберитеменя домой, я ничего не хочу!» Сейчастакого нет.

-И что, правда забирали?

-Нет, конечно, никогда не уходила. Номысли такие постоянно были — так страшно,что на лед не хочется.

-А чего страшно?

-Плохо выступить. Не оправдать надеждтренера, родителей... Свои какие-тонадежды.

-Ну да, в Америке с понятием «оправдатьнадежды» как-то действительно проще.

- Япосмотрела, как Эшли Вагнер занимаетсяфигурным катанием. Сколько лет на такомвысоком уровне выступает, а до сих порпросто знает, что сама хочет им заниматься— и катается в удовольствие.

-Подружиться с ней удалось?

-Да. И с ней, и с Адамом Риппоном, и сНэйтаном Ченом очень хорошо подружились.Раньше мне про Эшли рассказывали, чтоона закрытая, а на самом деле она оченьсветлый и добрый человек.

«Запомнилось,что в Америке ни у кого нет высокихзаборов»

-От Америки какое самое сильное впечатление?

- Яжила в хорошей семье, в доме на берегуокеана. Очень мне все там понравилось.Тепло, красиво, все для меня новое было.

-Меня когда-то в Америке больше всеголюди поразили.

-Да, мне кажется, там они более открытые.Мы, например, сидим на улице, обедаем,мимо нас люди проходят. Первый раз насвидят — но разговорились, поболтали,пригласили на следующий день чаю попить.Вот это для меня было удивительно. А ещезапомнилось, что ни у кого нет высокихзаборов. Все на виду.

-В «Диснейленде» побывали?

-Нет, я была в Universal Studios.Понравилось. Аттракционы,правда, так себе, но атмосфера — как всказке побывала.

-К вам, как к русской, в Америке хорошоотносились?

-Хорошо! Там совсем нет никакой неприязни.И в семье, где я жила, меня очень полюбили,и я их.

-Правда, что плакали вместе с девочками,с которыми в доме жили, когда расставатьсяпришлось?

-Ох, да... Я себя настраивала, что плакатьнельзя, надо держаться, но постоянноподходил ком к горлу. А потом, когдавышли на лед пофотографироваться, однаиз двух сестер, с которыми я подружилась, как заплакала! И я вслед заней. И все... Слезы рекой, и никак не моглиуспокоиться.

-Сейчас общаетесь по интернету?

-Конечно. Хотела бы их в гости пригласить,но они учатся, не могут приехать. Можетбыть, когда-нибудь приедут.

-Если говорить о тренировках, то чтопоказалось необычным?

-Что тренировки короткие, по 45 минут, иза каждый лед нужно платить. Что тренераеще надо оплачивать, и что это всенедешево. У нас об этом не думают —просто знают, что льда много, тренересть, можно делать все, что хочешь. А тамдети с открытым ртом тренера слушают.Каждый момент ухватить пытаются,по-максимуму все запомнить и потом ужесамостоятельно отрабатывать.

-К этому сложно было привыкнуть?

-Поначалу я не успевала. Думала, как это— 45 минут? Поэтому я на первую тренировкуприходила раскатываться, а прыгала ужена второй. Еще был у нас VIP-лед,когда тренировались только участники«Гран-при» и фигуристы из американскойсборной, меня на него тоже пускали. А наобычной тренировке могло быть, например,по 20 человек на льду. И одновременномогли кататься Эшли Вагнер и какая-нибудьдевочка, которая занимается первый год.Но потом привыкла к этому графику. Дажепотом в Москве на тренировках иногдауспевала за полчаса все задания выполнить.

-Рафаэл Владимирович рассказывал, чтоЭшли иногда в таких условиях тренируется— она на прыжки заходит, а из-под неекаких-нибудь еле стоящих на ногах детейвытаскивают.

-Правда, так и было. А еще там бывают«парники», которые делают выбросы прямона тебя. Вот это очень страшно. В первыйраз, когда на меня так кого-то «выбросили»,я думала, не вернусь туда больше. Нопотом приноровилась их объезжать.

-Какая система тренировок лучше, на вашвзгляд?

-Мобилизует больше, мне кажется, тасистема. Но здесь то, что льда у менябольше, дает мне возможность развиваться,учить что-то новое, отрабатывать...

-Арутюнян внешне кажется оченьспокойным-спокойным тренером...

- Натренировках не всегда. Бывает, есликто-то его заведет, то и прикрикнутьможет (улыбается). Как и любой тренер.

«НедовольнуюДжульетту было трудно сыграть — мнежениха ведь не предлагали»

-Совсем недавно вы заняли пятое местона взрослом чемпионате России, который,может быть, был самый сильный в историипо составу участниц. Для вас он сталсамым трудным в карьере?

-Нет, потому что я не ехала туда заниматьпервое место. Понимала, что есть сильныедевочки, которые должны отобраться всборную и поехать на чемпионат Европы.Даже не знаю, что мне надо было сделать,чтобы их обыграть. Но для себя я выступилаочень хорошо. Довольна и тем, как каталась,и результатом.

-Даже волнения никакого не было?

-Нет, было, но такое, как обычно есть увсех. Всегда хочется показать своймаксимум.

-Не обидно, что не всегда результатзависит от вас? В теннисе точно ударил— выиграл, в легкой атлетике быстреевсех пробежал и стал чемпионом. А фигурноекатание субъективно.

-Да, компоненты — такое дело... Но меня,если честно, всегда оценивали так, какя выступала. Катаюсь хорошо — получаюхорошие оценки. Не было никогда, чтобызанижали.

-Прочитал в одном вашем интервью, что увас в произвольной программе «Ромео иДжульетта» есть фрагмент, который выне сразу поняли, как надо исполнять.

-Да, там сначала идет нежная музыка, гдея изображаю молодую, веселую Джульетту.А потом начинается довольно агрессивный,жесткий фрагмент. Там ей родители нашлижениха, и она против этого протестует.Вот это мне было сложно сыграть. Женихаведь мне еще никто не предлагал (смеется).

-Тяжело через себя программы пропускать?

-Конечно, особенно непросто перестраиватьсяот одного образа к другому. Сначала тебенужно побыть такой BlackMagic Woman, яркой девушкой, апотом Джульеттой — лиричной, романтичной...И в конце разозлиться.

-Актерское мастерство нужно.

- Схореографом работаю. Два или три разав неделю занятия — хореография илиджаз.

-Джаз?

-Да. Там мы танцуем, делаем разные движенияиз джаз-модерна. Мне вообще нравятсясовременные танцы. В Америке к нам посредам танцор приходил, с которым язанималась, и в Москве летом стараласьходить на занятия, учила разные движения— их потом в программах можно использовать.

-Считается, что тяжело же на лед переноситьс паркета танцы.

- Нувот в произвольной программе у менябыстрый кусок — там у меня как раз естьдвижения из современных танцев, которымия занималась.

-Почему слово «занимались» в прошедшемвремени?

-Потому что сейчас ходить не получается.Тренировки, школа...

-Школа?

- Нумне там, конечно, делают поблажки, я нехожу туда каждый день. Может быть, разили два в месяц прихожу что-то сдаю. Атак дома учусь.

-Есть любимые предметы?

-Раньше математика была. А сейчас яготовлюсь к ОГЭ и понимаю, что уже нелюблю математику (смеется). Это настолькосложно... Но зато я теперь люблю биологию.Там, конечно, много учить нужно, но онаидет легче. И интересно.

-А как с литературой?

-Сочинения у меня не очень хорошо идут.Иногда бывает, не могу остановить полетфантазии, а иногда ничего не могу изсебя вытащить. Не знаю, от чего этозависит — может быть, от настроения,может, от ситуации...

-На тренировках или в соревнованиях тоженастроение бывает переменчивым?

- Насоревнованиях я себя всегда готовлютак, чтобы не зависеть от настроения.На тренировках, если честно, бывает.

«Загадалана Новый год желание стать лучше, чемраньше»

-Какая у вас самая памятная награда?

-Наверное, самая тяжело доставшаяся —золото финала «Гран-при» среди юниоровв Японии. Мне там было очень сложно — апотом очень хорошо.

-Болельщиков после той победы большестало?

-Да, причем больше из Японии. Запомнили,видимо, меня. Присылают посылки. Сейчас,когда я была в Барселоне на финале«Гран-при», ко мне болельщики подходили...Это так трогательно, они подбегают,просят автограф, а потом уходят такиесчастливые, как будто это вовсе неавтограф, а даже не знаю что!

-Японские фанаты даже за многими русскимифигуристами по соревнованиям ездят.

- Недумаю, что за мной ездят прямо по турнирам,но в Барселону приехали две японки сплакатами в мою поддержку. Даже неплакаты, а такие полотна из ткани, ручнойработы, они сами их вышивали. Это, конечно,очень приятно.

-Наши такие болельщики есть?

-Есть, да, кто на соревнования ездит, ноони за всех российских фигуристовболеют. А так мне часто пишут в интернетеболельщики.

-Как Юлии Липницкой — по тысяче сообщенийв день?

-Нет, конечно, не как Липницкой (улыбается).Никакой назойливости не ощущаю — простопишут, что им нравится, как я катаюсь, ая в ответ благодарю. Да и особо времениобщаться в соцсетях нет, школа у меня...

-В этом году будет юношеская Олимпиада,на которую вы, возможно, поедете...

-Это пока еще не решено. Но я бы хотелавыступить на этой Олимпиаде. Это оченьпрестижно.

-А о взрослой Олимпиаде мечтаете?

-Конечно. Мы для этого все и тренируемся— чтобы когда-нибудь поехать на Олимпиаду.

-Мне кажется, некоторые тренируютсяпросто потому что нравится.

- Натаком уровне, мне так кажется, уже никтотолько для удовольствия не тренируется.

-А я сейчас слышал фразу вашего хореографа— попробуй не работать на льду, анаслаждаться.

-Это другое. Надо от работы получатьнаслаждение. Но я бы не получала отфигурного катания такого удовольствия,если бы не занимала высокие места.

-В Новый год загадали себе что-то выиграть?

-Загадала желание стать лучше, чем я былараньше.