V4x3 l 1517998916016

Международный олимпийский комитет (МОК) очень хочет, чтобы соблюдались его правила, принятые по отношению к России в декабре прошлого года. Поэтому специально созвал журналистов в комнату ОКР… простите, эта организация запрещена в Корее, и даже логотип нашего Олимпийского комитета нужно заклеивать изолентой. Речь сейчас идет об Олимпийских спортсменах из России.

К нам на разговор пришли глава департамента масс-медиа Энтони Эдгар, который будет мониторить российскую прессу – что там у нас пишут о МОК? В хороших ли тонах? А еще консультант и эксперт МОК Ленни Эбби.

Я не стал слушать занудные объяснения, а спросил сразу: «Давайте представим, что наши хоккеисты выигрывают золото Олимпиады. И прямо на льду начинают петь наш гимн. Сорвут с себя свитера, а под ними обнаружатся футболки с изображением российского флага. Что им за это будет? Отберете ли вы золото?»

Энтони Эдгар замялся, сказав, что конкретной санкции пока нет. Но решение будет принято дисциплинарным комитетом, и оно может оказаться непредсказуемым. «Вообще надо уважать наши законы и не нарываться на неприятности, тогда и проблем не будет», – сказал чиновник МОК.

И тут есть одно обстоятельство. В день финала, а именно 25 февраля комиссия МОК в составе 11 человек может легализовать ОКР, и тогда наши хоккеисты могут петь гимн, и даже на церемонии закрытия можно будет идти с российским флагом.

А могут и не легализовать, если наша сторона станет плохо себя вести.

Я им говорю: «Илья Ковальчук сказал, что не будет читать эти правила МОК. И что вы ему сделаете?»

И получил сразу два ответа. Во-первых, Ковальчук, как и все спортсмены, при получении аккредитации ставил свою роспись, то есть с правилами ознакомлен. Да, мы в России часто подписываем бумажки, не читая их. Но тут уже ответственность на самом человеке. И если правила будут нарушены, то у спортсмена отберут аккредитацию и изгонят из олимпийской деревни. Ситуация может получиться глупой.

Во-вторых, как добавил первый вице-президент ОКР, глава нашей делегации Станислав Поздняков, если спортсмены будут так себя вести, то статус нашему комитету не вернут, и проблема перекинется мостиком на Токио. Пострадают и летние виды спорта, а что будет дальше – представить страшно.

Я уточнил: «А если спортсмен из России закроет свой инстаграм, но там опубликует что-то с российской символикой, это будет считаться нарушением? Ведь тот же Ковальчук сделает это в приват-зоне».

Оказалось, что да – так тоже делать нельзя. И за это будут карать. В общем, как в фильме о Штирлице, наша делегация оказалась под колпаком у папаши Мюллера. Шаг влево-вправо, и это будет фиксироваться комиссией МОК, которая в конце Олимпиады в Пхенчхане подготовит решающий доклад.

Пресса может в своих заметках называть нашу команду «Россией». Можно брать интервью с микрофоном, раскрашенным в триколор. Можно ходить в свитерах с российским флагом. Это все разрешается. Нельзя только устраивать грандиозные флэш-мобы, когда 200 человек выстроятся на трибуне в виде стяга России. Но вряд ли кто до этого додумается.

Однако не желательно, например, приглашать к себе на ТВ-позицию того же Антона Шипулина или Сергея Устюгова – чистых спортсменов, которых не пригласили на Олимпиаду. МОК считает, что такие атлеты обязательно будут пускать критические стрелы в их адрес, то есть создадут негативный фон. А это тоже отразится на шансах России.

Но нельзя сказать, что нашу страну на этих Играх взяли в заложники жестких требований. Мы же сами на это согласились. И даже подписали соответствующие бумаги.

Так что надо соблюдать. И терпеть, сжав зубы.