Ламинат в тире убрали за ночь

Организаторы пошли навстречу российской сборной (об официальном протесте нашей команды «СС» сообщил вчера).
13 августа 2004 00:00
автор: Сергей Емельянов

АФИНЫ-2004. ОТКРЫТИЕ ИГР – СЕГОДНЯ

Организаторы пошли навстречу российской сборной (об официальном протесте нашей команды «СС» сообщил вчера).

Захожу в стрелковый тир, где проходит официальная тренировка, и глазам не верю: у огневых рубежей вчерашнего ламината как не бывало. Напомню, накануне наша сборная и еще семь команд подали протест по поводу полового покрытия. Оно слегка прогибалось под ногами стрелков, а это серьезная помеха для точной стрельбы.

– Да-а! Все они могут, если как следует пугнуть, – удовлетворенно комментирует ситуацию тренер сборной Кирилл Иванов. – За ночь обрезали полоску для стрелков и здесь, и в зале финалов. Все шито-крыто, нигде ни строчки о нашем протесте, не считая, конечно, вашей газеты. Греки решили не делать из этого шума. Сегодня народу в стрелковом центре заметно прибавилось. В первую очередь журналистов. За интервью к Галкиной – очередь. Видимо, чувствуют в ней главного претендента на… Впрочем, не стану уточнять, чтоб не сглазить.

Замечаю, что довольно часто в разных местах звучит русская речь.

– А чего удивляться, – поясняет Иванов. – Во-первых, здесь весь СНГ. Во-вторых, наши тренеры сейчас работают в Испании, Катаре, Эмиратах, Индии, Таиланде…

– Проверки на допинг уже были?

– Пока нет. Ходят тут представители допингового контроля, присматриваются. Любого спортсмена могут зацепить хоть днем, хоть ночью. А после соревнований обязательно проверяют трех призеров и еще по жребию троих. Но нам-то чего бояться?!

А стрелкам зачем, в принципе, допинг?

Наши соревнования – это адреналин, повышенная нервозность, давление. А значит, и колебание оружия. Естественно, есть препараты, которые адреналин блокируют. Они и являются допингом в нашем виде спорта. На трибуне два японских репортера с двух сторон прижали главного тренера наших пулевиков Олега Лапкина и на приличном русском пытаются выведать у него военную тайну. Коллег страшно интересует, как настраивается на «бой кровавый» наш лидер в стрельбе из пневматического пистолета майор Российской армии Михаил Неструев. Лапкин крутит вокруг да около, а потом сдается:

– Миша из тех, кто укрыт в своей оболочке, сам себя готовит, настраивает, не стремится идти на контакт. Можно так по-русски сказать: он сам в себе.

– Сам в себе? – изумляется японец. – Как это: сам внутри?!

Лапкин вежливо прощается, чтобы не сболтнуть чего лишнего.