ТУРИН-2006. ТЕМА ДНЯ
ДОПИНГОВЫЙ СКАНДАЛ: ХРОНИКА

 Ольга Пылева, олимпийская чемпионка, четырехкратная чемпионка мира, серебряный призер нынешних Игр в гонке на 15 километров, уличена в употреблении запрещенного препарата. Эта новость как обухом по голове ударила вчера утром любителей спорта во всем мире. Запрещенный препарат карфедон, обнаруженный в ее допинг-пробе после индивидуальной гонки, лишил приму отечественного биатлона серебряной награды ХХ зимних Олимпийских игр.

И практически поставил крест на блестящей спортивной карьере красноярской спортсменки.

Я приехал на стадион за три с лишним часа до старта спринтерской гонки. Шел снег. Для смазчиков – та еще головоломка. Зайти к ним в бокс, на кухню наших олимпийских медалей – святое желание журналиста.

В боксе тихо, как на кладбище. Один только Александр Печерский работает над очередной парой. Нет ни Колоскова, ни Шашкина, ни Валерия Медведцева, который обычно приезжает готовить лыжи своей жене Ольге Пылевой задолго до старта.

Валерий Польховский молча стоит в углу. Лицо главного тренера сборной земляного цвета.

– Пылева на допинге попалась, – глухо произносит, не дожидаясь вопроса.

– ?!

– В десять утра информация поступила… Российская антидопинговая служба в курсе. Алексашин (первый вице-президент Союза биатлонистов России. – Прим. ред.) уже сделал официальное заявление.

– А Пылева где?

– В Бардонеккиа, в деревне. Из номера никуда не выходит.

– Как она?.. – сам осекся от глупости вопроса.

– Молчит. В шоке, конечно. Валера едва не плачет. Да я и сам…

ЕЕ ЛЕЧИЛ НЕ НАШ ВРАЧ…

В вакс-кабине появляются новые люди. Никто не встречает их привычным «добрый день». Какой, к черту, добрый!

Приехавший через 15 минут президент Союза биатлонистов России Александр Тихонов старается держаться спокойно, но периодически отводит подчиненных в сторону и что-то гневно им выговаривает.

Вот и врач женской команды Андрей Дмитриев.

– Доктор, что произошло?

– Не ко мне вопрос. С Пылевой ее личный врач работал… Я много раз говорил: лишних людей в команду пускать нельзя.

Личного врача Ольги Пылевой Нину Виноградову я знаю не первый год. Известный в Красноярске специалист, она начала работать с Пылевой еще до того, как Ольга стала олимпийской чемпионкой. Доверие спортсменки врачу – абсолютное. Не раз и не два Виноградова приезжала на крупные соревнования. В последний раз я видел ее год назад на чемпионате мира в Хохфильцене.

А слышал о ней буквально день назад.

Во время последней тренировки (репортаж о ней – в предыдущем номере «СС») Валерий Медведцев рассказывал о том, как трудно залечивалась гематома на подвернутой Ольгой в январе левой ноге.

– Доктор приезжала к нам на заключительный сбор в Антерсельву – привозила лекарства. Заживление пошло быстрее, хотя до конца опухоль не спала…

Дальнейшие подробности приходилось выжимать по каплям. Называть источники не могу. На момент нашего обмена мнениями информация носила неофициальный характер, и мои собеседники не горели желанием опережать события.

Сначала выяснилось название запрещенного препарата – карфедон. Спустя десять минут – точное название лекарства, которое принимала спортсменка. Фенотропил...

ЧТО ГОВОРИТЬ, КОГДА НЕЧЕГО ГОВОРИТЬ?

Входит Дмитрий Алексашин.

– Дмитрий Яковлевич, когда ждать официальной информации?

– Не раньше 14.00. Вскроют пробу В, потом будет заседать медицинская комиссия.

Подъезжает автобус со спортсменками. Кидаюсь к Светлане Ишмуратовой.

– Света, как там Оля?

– Да что говорить? Лица на ней нет. В 10 часов пришли, принесли официальный документ, поставили в известность, что будут вскрывать пробу В. Поговаривают, что все было еще вечером в среду известно. Хорошо хоть ночь дали поспать. Хотя… чего уж тут хорошего.

– Сами-то как?

– Ой, не спрашивайте. Верите, сейчас самое большое желание – чтобы поскорее Игры закончились. И уехать.

Невесть откуда появляются альпийские гвардейцы. Эти бравые ребята обеспечивают порядок на спортивных объектах. Все предыдущие дни они выполняли свои обязанности с вальяжностью. Во всяком случае, по отношению к вашему корреспонденту. Но пробил час, и меня настойчиво просят покинуть техническую зону.

Повисает пауза – спортсменкам пора на старт.

ЧТО БЫЛО НАПИСАНО НА БУМАГЕ И ЧТО ГОВОРИЛОСЬ ВОКРУГ НЕЕ

– Валерий Николаевич, что теперь? – это все, что я могу спросить у Польховского после гонки.

– Будем ждать официального решения… Если допинг подтвердится – по команде это будет страшный удар. Оля ведь еще и в эстафетном составе. Кого на первый этап ставить… Впрочем, что сейчас об этом? Сейчас об Ольге думать надо.

Начинается заседание спортивной комиссии. До его начала успеваю созвониться с президентом Международного союза биатлонистов Андресом Бассабергом. Он уже встречался с Пылевой, и Оля подтвердила: доктор Виноградова давала ей фенотропил, для того чтобы гематома на ноге скорее заживала:

– Ольга сказала мне, что не принимала умышленно ничего запрещенного. А медикамент был привезен из России. До завершения заседания комиссии больше ничего сказать не могу.

Неприкаянный, слоняюсь в ожидании новостей по стадиону. Натыкаюсь на Лив-Грейт Пуаре. По моей просьбе обладательница Кубка мира 2004 года дает свой комментарий:

– Ольга моя подруга. Я в шоке. Не могу поверить, что она делала это нарочно. Она замечательная спортсменка и очень добрый человек.

Про результаты гонки в пресс-центре почти не говорят. У всех на устах одна тема – Пылева.

И вот следует официальное заявление МОК. Виновна… Лишена медали… Должна покинуть Олимпийскую деревню…

Внутри пустота. Хочется, подобно Светлане Ишмуратовой, собрать вещи и уехать. Дописываю материал – и еду в Бардонеккиа. Работа работой, а за спортсменку, которую знаю много лет и считаю своей личной доброй знакомой, в прямом смысле слова болит сердце. Увидеть, успокоить, поддержать…

Подробности читайте в следующем номере.

ОФИЦИАЛЬНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ МОК

Международный олимпийский комитет заявляет, что российская биатлонистка Ольга Пылева отстраняется от участия в Олимпийских играх-2006 из-за того, что не прошла допинг-тест, проводимый МОК.

Допинг-проба Пылевой дала положительную реакцию на карфедон. Проба была взята 13 февраля после женской индивидуальной гонки на 15 км, в которой Пылева завоевала серебряную медаль.

МОК постановил:

вычеркнуть биатлонистку Пылеву из официального протокола гонки на 15 км;

отстранить ее от дальнейшего участия в ХХ Олимпийских играх;

лишить ее олимпийской аккредитации.

Международный союз биатлонистов подтвердил, что проба Пылевой дала положительную реакцию на допинг, и согласился со всеми принятыми МОК решениями.

Российскому олимпийскому комитету предписано вернуть серебряную медаль и почетные дипломы, врученные спортсменке во время торжественной церемонии.

Решение вступает в силу немедленно.

P.S. Остается только добавить, что по итальянским законам против физического лица, уличенного в допинге, может быть возбуждено уголовное дело. Максимальное предусмотренное наказание за такой проступок – два года лишения свободы. Итальянские власти уже заявили, что готовы начать расследование по факту употребления допинга российской биатлонисткой.