Екатерина Гусева: Не надо злиться на других за наши неудачи
15 августа 00:04
автор: Андрей Ванденко

Екатерина Гусева: Не надо злиться на других за наши неудачи

Актриса Театра имени Моссовета Екатерина Гусева, знакомая многим по ролям в кинофильмах и телесериалах, заглянула на огонек в «Русский дом» поздно вечером накануне утреннего отлета в Москву. Нескольких дней, проведенных в Пекине, Кате хватило, чтобы напитаться олимпийскими впечатлениями, встретиться со старыми друзьями и обрести новых. Гусева обещает всеми силами души болеть за них уже из России.

ПЕКИН-2008. «РУССКИЙ ДОМ»
ВЕЧЕРА В ГОСТИНОЙ BOSCO

Актриса Театра имени Моссовета Екатерина Гусева, знакомая многим по ролям в кинофильмах и телесериалах, заглянула на огонек в «Русский дом» поздно вечером накануне утреннего отлета в Москву. Нескольких дней, проведенных в Пекине, Кате хватило, чтобы напитаться олимпийскими впечатлениями, встретиться со старыми друзьями и обрести новых. Гусева обещает всеми силами души болеть за них уже из России.

ЗАБЕГ НА ДЛИННУЮ ДИСТАНЦИЮ

– Вы спринтер, Катя?

– Когда-то в мюзикле «Норд-Ост» я играла роль тезки – Кати Татариновой. Подразумевалось, что в течение года буду каждый вечер выходить на сцену, петь там одни и те же песни, танцевать одни и те же танцы. Меня хватило ровно на неделю. После седьмого спектакля подошла к соавтору мюзикла Георгию Васильеву и сказала: «Извините, устала, больше не могу». Георгий Леонардович внимательно посмотрел на меня и ответил: «Знаешь, Катя, мне бы очень хотелось, чтобы ты была не спринтером, а стайером».

Забавно, да? И, представьте, я действительно переключилась на длинные дистанции. Преодолела себя и даже вошла во вкус. Для начала поняла разницу между «хочу» и «надо». Потом поставила задачу – каждый день играть так, чтобы сегодняшний спектакль не походил на вчерашний. Пусть этого не замечали окружающие, но я четко знала, что сыграю чуточку по-иному. Это было важно в первую очередь для меня. По натуре я самоедка, всегда собою недовольна.

В Театре Моссовета много лет шел спектакль «Слушая тишину», в котором на подмостки выходили легендарные Фаина Раневская и Ростислав Плятт. Достать билеты было невозможно, их заранее выкупали люди, уже видевшие спектакль. Они хотели смотреть его во второй, в третий, в четвертый раз, и корифеи сцены, зная об этом, никогда не повторялись. Вот и я решила следовать примеру великих… А почему вы спросили о спринте?

– Из-за краткосрочности вашего пребывания на Олимпиаде.

– Хорошего понемножку. И этого могло не случиться. Пекинские Игры – первые для меня.

– Но в эстафете олимпийского огня тем не менее вы успели поучаствовать еще четыре года назад.

– Да, перед Афинами. Бежала этап длиной сто пятьдесят метров. Напротив американского посольства в Москве.

– Как ни крути, Катя, ваш жанр – короткие дистанции!

– По-моему, всем участникам эстафеты достались одинаковые отрезки пути… Хотела растянуть удовольствие и даже не бежала, а легко трусила по Новинскому бульвару, демонстрируя что-то типа спортивной ходьбы. Друзья заранее предупредили, что факел весит около полутора килограммов, я серьезно готовилась к ответственной миссии, регулярно посещала спортивный клуб, где забиралась на беговую дорожку и с бутылкой минеральной воды в вытянутой вперед руке наматывала километры, приводя видевших эту картину в некоторое недоумение. Старалась, чтобы все выглядело красиво, изящно.

– От кого принимали эстафету?

– В нашем автобусе было десять факелоносцев, в том числе Лена Дементьева. До этого мы не встречались, а тут познакомились накоротке. Через какое-то время я летела в Нью-Йорк и в аэропорту Кеннеди вдруг услышала, что кто-то меня окликает: «Катя!». Оглянулась – Лена из очереди к пограничнику рукой машет: «Иди сюда, здесь меньше народу!». Еще с нами в автобусе в ожидании эстафеты сидел мальчик-студент, который забыл дома фотоаппарат и страшно переживал, что не запечатлеет исторический момент. Я сняла его своей камерой, но карточки не передала, куда-то засунула бумажку с телефоном и не смогла найти. Досадно! Кто же еще с нами бежал? Если честно, настолько переволновалась и была так занята собой, что никого и ничего не видела вокруг.

– Факел оставили себе на память?

– Конечно! Висит на почетном месте. Рядом с театральной премией «Чайка».

– Почему же до Афин не добежали, Катя?

– Мечтала, но никто не позвал, а сама не решилась. Надо заранее бронировать отель, заказывать и выкупать билеты на соревнования, а я с трудом представляю, как подобное делается. Это же не в соседний кинотеатр с семьей прогуляться. На Олимпиаду весь мир рвется.

НЕ НАЙДЕШЬ, ТАК ПОТЕРЯЕШЬ

– Тем не менее в Пекин и вы прорвались.

– Мне подарили поездку, похожую на сказку. Сначала неделю отдыхала на острове Хайнань, острове-курорте на юге Китая, а потом прилетела сюда. Четыре часа на самолете. Я впервые в этой стране, и мне тут очень нравится. На Хайнане сейчас прекрасно! Сезон дождей.

– Да уж…

– Вы не представляете, как там красиво. Никого нет, повсюду гигантские благоухающие цветы, огромные порхающие тропические бабочки… Когда начинается ливень, кажется, что на тебя обрушивается водопад. Капель не видишь, льет сплошной поток. Ничего подобного прежде не наблюдала. Перед дождем я плавала в море, и вдруг упал туман. Он не опустился, а именно упал. Внезапно, сразу. И все потонуло в молоке. Стало даже страшно, потому что берег исчез, и непонятно, куда плыть. Я ориентировалась на голоса детей, но в тумане звуки бывают обманчивы… Китайцы потом смотрели на меня изумленными глазами. Впечатление, что подавляющее большинство из них не умеет плавать. Удивительно!

По результатам выступлений китайской сборной на Играх мне показалось, что это очень спортивная нация. И еще одну странность заметила: арены заполнены не под завязку. Не верю, что не нашлось желающих посмотреть на выступления лучших атлетов планеты. Значит, кто-то выкупил билеты и не пошел. Спекулировать ими в Китае весьма рискованно, можно уголовную статью схлопотать, угодить за решетку. Сама видела несчастных, караулящих у стадионов, но никто ничего не перепродает, по крайней мере мне такие не встречались. А в зале пустые места!

– Вам что удалось увидеть?

– На женском баскетболе переживала за наших девочек в матче с кореянками, до этого была на их же игре с латышками. Еще сходила на синхронные прыжки в воду у женщин, где мы, увы, остались без медалей. Куда дали билеты, туда и пошла. Была бы возможность, целый день кочевала бы из одного зала в другой и болела бы за наших, болела. Ребятам сейчас нужна поддержка. Это же видно! Я кричала так, что голос сорвала. Сиплю, хриплю, покашливаю. Впрочем, это ерунда, голосовые связки восстанавливаются, помолчу недельку, и все придет в норму. Очень хотела хоть чем-то помочь российским спортсменам, у которых пока не ладятся выступления на Играх. Китайцы показывают феноменальные результаты, а мы теряем даже там, где вроде бы не должны. Обидно.

– Прониклись, значит.

– Да разве можно здесь остаться равнодушной? Конечно, по телевизору смотреть комфортнее. Тут тебе и замедленный повтор ключевых моментов, и крупные планы, но пропадает ощущение сопричастности. Когда сидишь на трибуне, возникает чувство, что на твоих глазах творится история. По сути, так и есть. Энергетика потрясающая, удивительное чувство единства и с командой, и со своей страной! Не могу отнести себя к числу отъявленных фанатов, но с детства смотрела трансляции самых крупных и важных соревнований. Папа всегда болел за «Спартак» и иногда брал меня с собой на стадион. Я занималась и плаванием, и легкой атлетикой, в четыре года даже вошла в резерв сборной Советского Союза по спортивной гимнастике.

– О как!

– Это продолжалось недолго. Бабушка категорически заявила, что не будет водить меня на тренировки.

– А родители?

– Они работали с утра до вечера. Заниматься надо было в «Крыльях Советов», жили мы за Химками. Словом, великой спортсменки из меня не получилось, зато благодарная зрительница, кажется, вполне.

«Я УВИЖУ В ЭТОМ ГОРОДЕ СОЛНЦЕ?»

– Старых знакомых в Пекине встретили?

– Сашу Овечкина наконец-то смогла обнять и поздравить с победой на чемпионате мира. Ни одного матча из Канады не пропустила, смотрела с сыном и мужем. Мы с Овечкиным впервые пересеклись на шоу «Форт Байярд». Забавная, кстати, история. Маленькой девочкой я смотрела эту телепередачу, каждый выпуск которой завершался обращением ко всем желающим: кто готов испытать себя, отправьте во Францию заявку и фотографию. Устроители шоу пришлют приглашение отобранным кандидатам. Я на полном серьезе собиралась писать, остановило лишь незнание французского языка. Прошло время, я повзрослела, окончила Щукинское училище, снялась в «Бригаде», «Змеином источнике», сыграла в «Норд-Осте», и тут раздался звонок: «Екатерина, не хотите ли поехать на съемки «Форта Байярд»?» Я только рассмеялась: «Как вам сказать, ребята? Уж лет десять…» Потом участвовала в программе «Большие гонки», где познакомилась с Лешей Немовым, Пашей Колобковым. Увидела их здесь, в Пекине, обрадовалась, как родным.

– А новых друзей приобрели?

– Сейчас расскажу! Сижу на баскетболе, смотрю матч, вдруг подходит огромный человек, живая гора, наклоняется и басит: «Катя, можно с вами сфотографироваться?». Разумеется, отвечаю. «Где ваша камера?» – спрашиваю. У меня, говорит, нет, я у твоего друга заберу. А со мной фотограф пришел. Максим испугался: «Что заберете? Аппарат?». Человек-гора усмехнулся: «Зачем, дорогой? Снимки. Скинешь мне на мейл федерации дзюдо». И только тут я замечаю, что у богатыря на шее висит карточка – аккредитация спортсмена. Присмотрелась повнимательнее: бог ты мой! Это же Тамерлан Тменов, великий наш атлет из Владикавказа, который в сборной полтора десятка лет. Он участвовал в Олимпиадах еще в Сиднее и Афинах, на обеих завоевал медали. Легенда, словом!

Тамерлан пригласил пересесть к нему, рядом было свободное место, и остаток матча мы досматривали вместе. Тменов все время спрашивал: «Катя, я увижу в этом городе солнце?». Над Пекином постоянно висит унылое серое небо, даже когда нет туч и дождя. Я сказала: «Вот выиграешь, Тамерлан, и обязательно выйдет солнце». Верю, так и случится. Тменов объяснил мне, что дзюдо нельзя называть борьбой, это искусство. Свое мастерство Тамерлан продемонстрирует на Олимпиаде 15-го. Буду в Москве болеть всем сердцем, держать кулаки на удачу. Круг за кругом, до самой финальной схватки.

Тменов взял с меня обещание, что обязательно посещу Великую Китайскую стену. И сегодня я встала в шесть утра и поехала. Тамерлан оказался прав: зрелище стоило, чтобы недоспать ради него пару часов. Ничего подобного нигде в мире нет. Правда, увиденное вызвало у меня смешанные чувства. Это или гимн трудолюбию, или же… Не хочу заканчивать фразу, чтобы не оскорблять китайский народ.

– Прониклись вы к нему! А меня, признаться, уже достали победные реляции по всем местным телеканалам. Для полного счастья не хватает, чтобы баскетбольная команда аборигенов во главе с центровым Яо Мином в финале турнира разгромила американскую дрим тим.

– Зря вы так. Зачем злиться на других из-за собственных неудач? Китайцы не виноваты, что российские спортсмены выступают менее удачно, чем ожидалось. На мой взгляд, хозяева честно заслужили победу. Они такие наивные, трогательные, радостные, счастливые. Большие дети! Это их Олимпиада, две недели триумфа. Искренне болею за китайцев, если они, конечно, играют не с нами. У меня нет сомнений, что Китай с отрывом займет первое место в общекомандном зачете, намного опередив американцев. Боюсь, нам и за пьедестал не зацепиться. Пока все как-то очень печально.

– Значит, надо растить новых чемпионов, Катя.

– Стараюсь. Могу похвастаться первой победой сына. Алеша с пяти лет занимается плаванием, а в этом году перешел к тренеру Галине Елизаровой, которая работает в спорткомплексе «Олимпийский». У нее масса звездных воспитанников, включая Сашу Попова, нашего легендарного пловца. Удивительная женщина! Леша потренировался у Галины Алексеевны буквально три месяца и на первых же соревнованиях стал чемпионом Москвы среди мальчиков 1998 года рождения. Когда в своем заплыве сын финишировал первым, я уже была счастлива. Скакала, как безумная, по трибунам, кричала: «Это мой мальчик победил, мой!» А уж после того, как узнала, что он проплыл быстрее всех соперников… Фотографию, где Леша стоит на пьедестале почета, я сделала заставкой дисплея на мобильном телефоне. Хотите, покажу? Такой маленький, но уже на ступеньке с цифрой «1»…

– Глядишь, и выстрелит ваш Леша к 2016 году. Будет дополнительный повод у мамы поехать на очередные Игры.

– Мечтать, конечно, здорово. В том числе и о путешествиях. Но я пока далеко не загадываю, наслаждаюсь моментом. Даже не знаю, с чем сравнить Олимпиаду. Для меня это, как Северный полюс. Можно мечтать побывать там, но представить, что такое случится в реальности? Помню, в детстве крутила глобус, смотрела на самую северную точку земли, но и подумать не могла, что однажды полечу туда с коллегами по «Норд-Осту». На «улице» было сорок семь градусов мороза, а мы пели. И душа ликовала. Так и с Пекином. Это было чем-то из мира фантастики, а теперь стало частью моей жизни. Приеду в Москву, буду всем рассказывать. Представляю, как папа мне сейчас завидует…

Конечно, Осетия заслонила собою многое. Знаете, я ведь семь лет занималась грузинскими танцами, ходила в ансамбль «Колхида», умею танцевать и грузинский картули, и аджарский гандаган, и осетинскую хонгу, и многое другое… Кроме представителей кавказских республик, в ансамбле было полно русских ребят, мы дружили, никогда не делились по национальному признаку. Не понимаю, что сейчас случилось в Осетии, как с этим жить. Я вот, например, никогда не была в Грузии и теперь с трудом представляю, смогу ли поехать туда и когда. Сколько времени должно пройти, чтобы раны хоть чуть-чуть затянулись?

– Боюсь, эта дистанция окажется гораздо длиннее, чем дорога, которая привела к войне…

– Извините, что на грустной ноте разговор заканчиваем, но об этом нельзя не думать и не говорить. Согласны?