СОЧИ-2014
СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ

На днях премьер-министр РФ Владимир Путин на заседании президиума Совета при президенте по развитию физкультуры и спорта, спорта высших достижений, подготовке и проведению ХХII Олимпийских зимних игр выразил обеспокоенность темпами олимпийского строительства во всероссийской здравнице, а также финансированием некоторых объектов со стороны частного капитала. Наш спецкор побывал в Сочи, чтобы самолично оценить масштабы тамошних перемен.

ОТЕЦ МАРИИ ШАРАПОВОЙ – В ВОСТОРГЕ ОТ ПОЛЯНЫ

Первым, кого я встретил в Сочи, был… Юрий Шарапов. Да-да, тот самый – отец нашей теннисистки, экс-первой ракетки мира. Юрий Викторович возмущенно носился в зоне выдачи багажа, то и дело грозно ругаясь на блестящем английском. Шарапова можно было понять – его, пассажира бизнес-класса, груз куда-то задевался. А поклажа для него была ценнейшей – горнолыжное снаряжение. Сам факт, что Шарапов, имея, как вы понимаете, возможность кататься на лыжах в любом, самом фешенебельном курорте мира, специально приезжает из Штатов, дабы порассекать на краснополянских склонах, говорит о многом. Не только об уникальности природного ландшафта, но и о достойном сервисе. Когда я на следующий день поймал его телефонным звонком на лыжне, он лишь подтвердил мои рассуждения: «Чудесные трассы, замечательные условия – катайся и отдыхай, сколько влезет!»

Впрочем, о том, что спортивная жизнь в так называемом горном олимпийском кластере кипит вовсю, мы знали давно. А вот о том, как идет работа над олимпийскими сооружениями в прибрежной зоне, мы давно ничего не слышали. Увиденное в Имеретинской низменности обнадеживает. Еще год назад экскурсоводы из Оргкомитета «Сочи-2014» стыдливо объезжали выделенную под строительство площадку стороной. Теперь же с гордостью демонстрируют наполовину построенный Грузовой морпорт в устье реки Мзымта на пару с почти готовым Грузовым двором.

Какое отношение эти объекты имеют к Олимпиаде, спросите вы? Да самое прямое – через них на стройку десятилетия будут подвозиться стройматериалы. Поэтому от качественности и быстроты их возведения зависит, насколько скоро начнется строительство собственно спортивных арен. Но еще больше поразило то, что дорога от аэропорта до Имеретинки заняла… десять минут! То есть, скажем, журналисты и спортсмены, прилетев в Сочи, уже через десять минут окажутся на месте своей олимпийской дислокации – в Олимпийской деревне и Медиацентре. Похоже, концептуальное заявление нашего Оргкомитета о суперкомпактности Олимпиады – далеко не пустой звук.

ТРАССА РУССКАЯ, СОРОКАГРАДУСНАЯ!

Правда, о декларируемых 40 минутах езды из Имеретинской долины до горных объектов пока остается лишь мечтать. В Красную Поляну, где пройдут все лыжные соревнования, я добираюсь по прежней, до камушка изученной дороге. Однако сопровождающие то и дело указывают мне на дорожные работы, которые призваны сократить путь в горы.

На высоте уже вовсю трудится подъемник горно-туристического газпромовского центра «Лаура», торжественно открытого Владимиром Путиным в январе прошлого года. В полной готовности все трассы. Некоторые из них закрыты исключительно по погодным условиям – в низовьях недостаточно снега.

Однако в смысле горнолыжных дисциплин меня по-настоящему интересует курорт «Роза Хутор», на территории которого будут разыграны все 10 комплектов горнолыжных наград, а плюс к тому разместятся единой финишной зоной уникальные Фристайл-центр и Сноуборд-парк. Добавляем к этому Горную олимпийскую деревню, которая также будет находиться на «Роза Хутор», и получаем самый важный в стратегическом плане объект Красной Поляны.

Подъемник на «Розе» пока не работает — гондолы ждут своего часа в специально выстроенном паркинге. Поэтому мы с генеральным директором ООО «Роза Хутор» Сергеем Трубиным передвигаемся по трассе на своих двоих. Так же как в свое время это делал олимпийский чемпион Саппоро-72 швейцарец Бернард Русси, проектировавший здешние виражи.

— Любое горнолыжное строительство начинается с пешей работы проектировщика, — проводит Трубин ликбез для «чайников». – Только после этого разрабатывается проект освоения лесов, получаются порубочные удостоверения. Очистив будущую трассу от деревьев, можно приступать к выкорчевыванию пней и дроблению оставшихся на ней природных валунов. Потом все это хозяйство вывозится. Ну и под конец трасса засевается травой, чтобы грунт не расползался и снег лучше держался.

Трава прижилась отлично – снег держится. Да и Русси поработал на славу – это понимаешь, когда Трубин указывает на финиш маршрута для скоростного спуска.

– Это наша изюминка, — довольно объявляет Сергей Андреевич. – Здесь уклон сорокаградусный, за ним вираж. Спортсмены будут лететь порядка ста метров в воздухе. Если будут плохо подготовлены, то могут легко навернуться. Трассы у нас будут сложные, быстрые – настоящие русские горки! Чиновники из Координационной комиссии Международного олимпийского комитета, среди которых есть завзятые горнолыжники, были в восторге.

Еще бы! Ведь скоростной спуск считается самым трудным состязанием с точки зрения ландшафта. Под него требуется длинная трасса с большим, свыше километра, перепадом высот. Не на всякой местности можно найти такой участок, а искусственной насыпкой его сделать невозможно. «Нашел скоростной спуск – проводи Олимпиаду!» — объяснял нашей газете глава компании «Интеррос» Владимир Потанин 8 апреля 2005 года в той самой знаменитой публикации, с которой, собственно, и началась история сочинских Игр-2014.

«ОТ ФИНАНСОВОГО КРИЗИСА ЕСТЬ И ПЛЮСЫ»

С не меньшей гордостью Трубин после этого проводит меня в свежевыстроенную нижнюю базу, которая уже готова к приему посетителей. Особенно впечатляют суперсовременная машинка для обработки лыжных кантов, установленная в центре прокатной зоны, и шикарный ресторан в стиле шале на втором этаже. Мы заглядываем даже в подсобные кухонные помещения, среди которых имеется и цех производства мучных изделий, цех первичной обработки овощей и даже… цех обработки яиц!

– Ваша стройка – дорогое удовольствие? – наблюдая весь этот шик, вопрос напрашивается сам собой.

– Начинали с бюджета в 140 миллионов долларов. Когда наш объект получил статус олимпийского и в него влились Фристайл-центр, Сноуборд-парк, Горная олимпийская деревня, сумма постепенно доросла до нынешней – 1,375 миллиарда «зеленых». Все – исключительно частные инвестиции.

– Мировой финансовый кризис вставляет палки в колеса?

– Да, потому что мы закупаем много импортного оборудования, за которое должны платить в валюте. Но есть от кризиса и плюсы: стоимость цемента, бетона, арматуры, инертных материалов понизилась.

– Сохраняются ли прежние планы по проведению тестовых соревнований?

– Обязательно! В феврале 2012 года мы собираемся принять этап Кубка мира. До этого, в 2011-м, для обкатки мы хотим провести этап европейского Кубка. В будущем же году намечаем что-то типа чемпионата России. Все это, конечно, при условии, что гомологация (сертификация. – Прим. ред.) трасс со стороны Международной федерации лыжного спорта в ближайшем марте пройдет без сучка без задоринки.

– А когда трассы будут доступны для простых горнолыжников?

– Уже во второй половине этого года! Как только погода позволит – сразу откроемся. Подъезжайте!

…Покидая Сочи, я слышу в аэропорту объявление о посадке пассажиров на рейс в Берлин. Выходит, что и интенсивная работа нового международного терминала уже далеко не пустые россказни?

А В ЭТО ВРЕМЯ…

СУДЫ ПО ЗЕМЛЯМ «РОЗА ХУТОР» ПОДХОДЯТ К КОНЦУ

Вчера мировым соглашением завершилось очередное, второе по счету, судебное заседание по вопросам аренды земель, использованных под строительство «Роза Хутор» (о скандале, приведшем к временной приостановке строительства олимпийского объекта, «Советский спорт» писал 11 декабря 2008 года. – Прим. ред.).

Напомним, что в декабре прошлого года олимпийский объект оказался в центре конфликта двух госучреждений – Минприроды и Росимущества, которые никак не могли договориться о том, кому же следует платить за использование территории Сочинского национального парка, на 49 лет арендованной ООО «Роза Хутор». Вчерашнее судебное решение подтверждает, что разногласия, которые были чреваты срывом сроков строительства, близки к полному улаживанию. Окончательным урегулирование вопроса можно будет считать, если и суд по последнему из трех арендованных участков закончится миром. Слушание по нему назначено на 10 марта.