Врачи-самоделкины. Доктор сборной по лыжным гонкам Олег Жуков рассказывает о бесправном положении коллег - Советский спорт

Матч-центр

  • 16-й тур
    перерыв
    Сельта
    Леганес
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Генгам
    Ренн
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Лион
    Монако
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Кан
    Тулуза
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Ницца
    Сент-Этьен
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Ним
    Лилль
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Марсель
    Бордо
    0
    0
  • Олимпиада02 июня 2009 22:48Автор: Бойцов Константин

    Врачи-самоделкины. Доктор сборной по лыжным гонкам Олег Жуков рассказывает о бесправном положении коллег

    Олег Жуков – доктор, которого я лично знаю уже более 10 лет. Потомственный врач, со сборными командами он работает с 1992 года. Скоростной бег на коньках, биатлон, лыжные гонки… Мы многократно встречались с ним на спортивных аренах и в тренировочных лагерях различных команд, а вот в конце мая встретились в Москве. Встретились для того, чтобы поговорить о наболевшем – о том деле, которому Жуков и его коллеги отдают всю свою энергию и силы, не получая взамен по большому счету ничего.

    ВАНКУВЕР-2010
    ЭКСПЕРТИЗА «СОВЕТСКОГО СПОРТА»

    Олег Жуков – доктор, которого я лично знаю уже более 10 лет. Потомственный врач, со сборными командами он работает с 1992 года. Скоростной бег на коньках, биатлон, лыжные гонки… Мы многократно встречались с ним на спортивных аренах и в тренировочных лагерях различных команд, а вот в конце мая встретились в Москве. Встретились для того, чтобы поговорить о наболевшем – о том деле, которому Жуков и его коллеги отдают всю свою энергию и силы, не получая взамен по большому счету ничего.

    За время нашего знакомства с Олегом его дважды выгоняли из сборных команд. В первый раз в 2004 году его изгнал из биатлона Александр Тихонов. Причиной, помню, как сейчас, стало опоздание в зону передачи эстафеты на чемпионате мира в немецком Оберхофе... Николая Круглова. Опоздал спортсмен потому, что в паз его ботинка набились снег и камни. Пока выковыривали, потеряли 12 секунд, и команда осталась без наград. Почему вину возложили на доктора?

    Олега тут же позвали в сборную по лыжным гонкам и через три года вновь попытались уволить. На сей раз в связи с нашумевшим допинговым делом Ивана Ширяева, пойманного на эритропоэтине в канун лыжного чемпионата мира в Саппоро-2007. Жуков уже написал заявление, но потом выяснилось, что Ширяев сдал свою допинг-пробу на день раньше, чем в Саппоро появилась вся сборная. Занесенный над доктором карающий меч был отведен…

    Много чего еще интересного мог бы вспомнить Олег из своей богатой практики, однако поговорить мы решили не об этом.

    «КТО КУПИТСЯ НА 4700 РУБЛЕЙ?»

    — Олег, мы говорим с тобой в странное время. На носу Олимпиада, а в сборных командах явный дефицит врачей. Как такое могло получиться?

    — А чему тут удивляться? Все эти причины лежат на поверхности уже много лет. Нет заинтересованных специалистов – вот главная из них. Почетная должность, престиж, заработок и прочие высокие слова – все это риторика, оставшаяся с советских времен. А начинаешь копать: народ из сборных в буквальном смысле слова бежит в клубные команды и спортивные центры. Бежит к приличной и стабильной зарплате, к более-менее оседлому образу жизни.

    А что у нас? Я несколько дней назад подписал рабочий договор. Зарплата моя согласно этому договору составляет 4700 рублей. В медицинском департаменте Центра подготовки сборных команд, к которому все мы прикреплены, наша зарплата составляет 12—15 тысяч. Что еще? Если команда хорошо выступает, может быть назначена президентская стипендия (это еще 15 тысяч). Сколько там всего выходит? 30—35 тысяч в месяц.

    — Столько зарабатывают врачи рядовых московских больниц…

    — О том и речь. При этом они не уезжают из дома на восемь—десять месяцев в году. Кстати, есть богатые федерации, которые доплачивают врачам сборных команд сверх существующих нормативов. Но доплаты эти редко выходят за границы 300—500 долларов. Много ли найдется квалифицированных докторов, желающих идти работать на такие деньги?

    — Но кто-то ведь работает…

    — Работать в большинстве случаев приходят либо бывшие военные, вышедшие по возрасту в отставку, либо врачи из глубинки, которым даже 15 тысяч в месяц – за счастье.

    Вот и получается, что в сборных остались сейчас либо старые, советской школы, кадры предпенсионного возраста, либо люди, у которых, кроме этой работы, ничего в жизни нет.

    «ПО ДОКУМЕНТАМ МЫ – НЕ ВРАЧИ»

    — И что думают по этому поводу в верхах?

    — В верхах совсем недавно было собрано совещание, на которое в числе 10 спортивных врачей пригласили и меня. Вкратце суть происходящих ныне событий можно охарактеризовать так: в созданном Министерстве спорта введены новые должности и произведены некоторые принципиальные перестановки. В частности, познакомились мы с новым заместителем директора Центра спортивной подготовки (ЦСП) Кириллом Константиновым, который теперь и будет ответственным за состояние спортивной медицины в стране. Чтобы было совсем ясно, выстраивается вертикаль власти по образу государственного управления.

    О чем говорили на совещании? Говорили о том, что медицине дальше падать уже некуда. Говорили о совершенно невообразимых вещах. Чего стоит, например, тот факт, что у врачей даже сборных команд не идет медицинский стаж. То есть человек выходит на пенсию по выслуге лет и, что называется, на общих основаниях. Юридически таких лиц, как спортивные врачи, вовсе не существует. Мы тренеры-инструкторы, которым, если подходить формально, никаких манипуляции совершать нельзя. То есть люди, которых нет.

    — Медицинские звания для спортивных докторов предусмотрены?

    — Да, это на нас распространяется – заслуженными врачами мы становимся. С другой стороны, с нынешнего года получать очередной сертификат специалиста (проходить переаттестацию) нас обязали самостоятельно. А как, извините, пройдешь эту процедуру, если дома по 10 месяцев не находишься? Люди бывалые, вроде меня, выход из положения, конечно, нашли. Но я знаю, что есть немало таких, у кого этих сертификатов нет. А это уже грубое нарушение всех законов.

    — Совсем мрачная картина получается…

    — К чему шли, то и имеем. Какой хороший врач-травматолог пойдет работать в спортивную борьбу? В своей клинике он зарабатывает достаточно, спорт ему больших денег не предложит, а врачебный стаж у него, отлучись он хоть на время в большой спорт, останавливается. Вот и получается, что помочь сборной страны высококлассные медики соглашаются — максимум в олимпийский год, по особому приглашению и на особых же условиях (идут разговоры о базовых врачебных ставках в 40 тысяч и прочих благах).

    Но что дальше? Кто будет остальные три года с командой работать? У нас не так давно два швейцарских медика предлагали свои услуги в области физиотерапии. Просили 4000 евро в месяц. Не ахти какие деньги по европейским меркам, но как их у нас найдешь, а (еще важнее) как проведешь их по существующей бухгалтерской смете? Швейцарец просто не поймет, как это тебе официально платят чуть более 100 евро, а все прочее — в виде доплат, которые, по существу, никакими контрактами не оговорены.

    «СПОРТСМЕНЫ СОГЛАСНЫ БЫТЬ ПОДОПЫТНЫМИ»

    — Олег, давай внесем хоть немного позитива в нашу беседу.

    — Да ты не подумай, что я существующую власть ругаю. Они, как мне кажется, как раз стараются, чтобы все было хорошо. Тот же Константинов очень много дельного предлагает и делает. Насколько я понимаю, уже возводится восстановительный центр на базе «Озеро Круглое» и планируется еще в областях Центральной России. На «Круглом» вообще хотят сделать полный цикл – со спецпитанием, с подключением военной медицины, иммунологии, генетики. Хотят наконец вывести спортивную медицину на уровень государственной программы.

    У нас ведь вплоть до сегодняшнего дня все пущено на самотек. Врач команды — это такой Самоделкин: где-то что-то увидит, подглядит, подслушает, почитает – глядишь, чего и придумает. Отвечать за все будет опять же сам. Спортивная медицина – тонкое ремесло. Законы клинической медицины к спорту не вполне применимы – опыт работы необходим. Я уже не говорю о том, что именно на спортсменах опробуются многие медицинские препараты, которые идут потом в массы. Мы в этом смысле пионеры многих программ.

    — Каких, например?

    — Вот от такой конкретики давай уйдем. У спортивных медиков, как и у прочих, есть такое понятие – врачебная тайна. Я на другое хочу обратить внимание. Вот уже более 20 лет в спортивной медицине не выходит новых методических работ. Актуальная справочная литература по фармакологии, с которой работают доктора сборных, датирована началом 80-х годов.

    Сейчас спортивная медицина находится в поиске принципиально нового пути. Ничего революционного в этой области пока не придумано. Резко повысить работоспособность – такого вам сейчас ни один спортивный врач в мире гарантированно обеспечить не может. Много говорят про генную инженерию, но все лабораторные исследования дальше крыс пока не продвинулись. Была опубликована работа одного то ли американца, то ли австралийца про якобы успешную пересадку ген крысам, так его с тех пор спортсмены просто завалили письмами с просьбами следующий опыт провести на них самих. Он с этих пор скрывает не только свой адрес, но даже имя и фамилию. Так что спортивная медицина все равно будет работать и стараться идти на полшага впереди запретительных органов и применять то, что еще не успели запретить.

    — Ну а как же наши научные учреждения? Неужели никто из них не работает на спорт?

    — Работают, но масштаба, системного подхода к спорту практически уже не осталось. Что осталось от спортивного диспансера № 1, которым много лет руководил Лев Николаевич Марков? Там была четкая и хорошо продуманная система. Спортсмен в любое время мог позвонить, приехать и получить медицинскую и консультативную помощь в любой области. А как там проводилось любое очередное медицинское обследование? На два дня команда заезжала в стационар, после которого спортсмен мог быть уверен, что он здоров и «чист».

    А теперь даже собрать всю сборную в один день, для обследования, невозможно. Само отношение спортсменов к медицине заметно изменилось – не в лучшую, как понимаешь, сторону. В итоге все эти стопроцентные проверки остаются таковыми только на бумаге. Утеряна сама система медицинского контроля.

    «В ЕВРОПЕ НА НАС СПРОСА НЕТ»

    — Откуда же все-таки приходят люди в спортивную медицину?

    — Как повезет. Хорошо, если люди идут по призванию, но сейчас это редкость. Что там врачи! Массажистов не набрать. Вот в лыжной команде три массажиста, у каждого из которых во время тренировочных сборов очень высокая нагрузка. Пытались мы недавно привлечь на два первых летних месяца дополнительно людей. Никто не идет! Уж куда только не обращались. До самых престижных курсов добрались: «Давайте возьмем! Это ведь уникальная практика, опыт работы, жилье, питание, денег изыщем…» Нет желающих. А ты говоришь – откуда идут люди? Ниоткуда не идут – и не допросишься.

    — Часто ли приходится обращаться за помощью к иностранным коллегам?

    — В последнее время постоянно. Что-то мы у них, что-то они у нас узнают… Сейчас уже и команды стали обращаться в зарубежные центры для обследования. Хотя, если задуматься, где гарантия того, что полученные во время таких исследований данные не уйдут рано или поздно к нашим конкурентам? Очередной риск… С кого в итоге спросят? С врача команды, которого, как известно, юридически не существует.

    — А спрос на наших спортивных врачей за рубежом существует?

    — Когда-то давно в Европу уехали несколько человек, а сейчас нет – никому наши «тренеры-инструкторы» не нужны.

    КСТАТИ

    В ОКР ЗА МЕДИЦИНУ НЕ ОТВЕЧАЮТ

    Ситуацию с медиками сборных команд специально для «Советского спорта» прокомментировал начальник управления ОКР по обеспечению участия в Олимпийских играх Игорь Казиков.

    – Представителям Олимпийского комитета России (ОКР) некорректно комментировать ситуацию с врачами сборных команд, – считает Казиков. – Все дело в том, что этот вопрос целиком и полностью находится в юрисдикции Министерства спорта. ОКР к медицинскому обеспечению сборных команд не имеет никакого отношения.

    В ТЕМУ

    ЗАМЕСТИТЕЛЬ ДИРЕКТОРА ЦСП КИРИЛЛ КОНСТАНТИНОВ: СПОРТУ НУЖЕН СВОЙ МЕДЦЕНТР

    – Проблемы, которые поднял Жуков, действительно имеют место. Их даже больше, чем назвал доктор лыжной сборной. Если говорить тезисно, то ситуация осложняется скорее не положением дел в Министерстве спорта, а положением в Минздраве. Об этом, кстати, и говорилось на упоминаемом совещании. А началось все с реформы 1991 года, когда было введено обязательное медицинское страхование и вместе с тем началось разрушение медико-физкультурных центров в стране. Что мы имеем на сегодняшний день? В стране, по последним данным, занимаются спортом 14 миллионов человек, из которых 10 тысяч являются элитными спортсменами, гордостью нации. Так вот медицинской поддержки на должном уровне не получают ни 10 тысяч, ни 14 миллионов.

    Если обозначить генеральное направление, в котором надо двигаться большому спорту, – нам необходимо создание собственного медицинского центра, который имел бы федеральный статус. Министр спорта Виталий Мутко эту идею поддерживает, а вот Минздрав, мягко говоря, возражает. Тем не менее я надеюсь, что мы рано или поздно придем к созданию такого центра, хотя врачи-практики, конечно, хотят, чтобы все проблемы решились сразу. Но в нашей стране, чтобы сделать что-то значительное, надо жить долго. Надеюсь, что мы с вами это время застанем.

    ПОЛОЖЕНИЕ С ВРАЧАМИ В СБОРНЫХ КОМАНДАХ РОССИИ ПО ЗИМНИМ ВИДАМ

    Сборная по виду спорта Врачи Примечание Биатлон В настоящее время нет Работавшие с командой с 2004 года по настоящее время Андрей Дмитриев и Алексей Лагуточкин уволены после допингового скандала Лыжные гонки Олег Жуков В мужской команде с 2005 года. С различными сборными командами работает с 1992 года Владимир Тихонов В женской лыжной сборной более 10 лет Прыжки с трамплина Клаус Хюнтер Немецкий специалист-физиотерапевт работает с командой с 2007 года и получает зарплату из средств федерации. От услуг российских специалистов из ЦСП Федерация прыжков на лыжах и двоеборья официально отказалась Двоеборье Место врача вакантно с мая 2009 года Сборная ищет врача уже много лет, но с 2003-го никто больше года не задерживался. С последним врачом расстались в связи с несоответствием занимаемой должности Фристайл Михаил Бородянский Работает со сборной 19 лет Ольга Перепелкина Работает с командой с 2007 года Сноуборд Олег Сиднев Работает с командой с 2007 года Горные лыжи Евгений Неволько Работает с женской командой с 2007 года Геннадий Мотыгин Работает с мужской командой более 10 лет Санный спорт Владимир Костюченков Пришел из волейбола, работал с командой на Олимпийских играх в Турине и затем вернулся назад в волейбол. С апреля 2009 года снова работает с командой саночников Бобслей и скелетон Мурат Гиреев В команде с 2007 года. До этого времени работал врачом в футбольном клубе «Анжи»

    Шорт-трек Постоянного врача в команде нет с 2004 года Все это время сборная либо обходилась услугами совместителей, либо (в экстренных случаях) вызывала обычную «скорую» Скоростной бег на коньках Поиск врача, начавшийся в декабре 2008 года, продолжается до сих пор Работавший с командой долгие годы Александр Филимонов (общий стаж работы в сборных более 27 лет) в декабре 2008-го сам слег с инсультом Фигурное катание Виктор Аниканов Сын знаменитых конькобежцев Аникановых, мастер спорта по конькам, со сборной по фигурному катанию работает с 1971 года Ярослав Бугаев Еще одного врача в команду удалось привлечь в нынешнем году благодаря спонсорской помощи Юрий Дмитриев В сборной команде с 2009 года. Отставной военный врач, работал в госпитале им. Бурденко. Член медицинской комиссии по отбору космонавтов Хоккей Егор Козлов Врач ХК ЦСКА, со сборными командами работает с 2003 года Дмитрий Богдашевский Врач ХК «Северсталь», в сборной работает второй сезон