V4x3 l 1478357576213

В Сочи можно и нужно ездить круглый год. Посмотришь на карту – вроде как два пальца об асфальт. А сядешь за руль, нажмешь на газ – все окажется покруче бинома Ньютона. Вот мы сели за руль кроссовера Volkswagen Tiguan. Да, хотелось преодолевать бескрайние степи и коварные горы, чувствуя под седлом силу 140 лошадей, которых в трудную минуту готов пришпорить дизель с турбиной. А кто отказался бы?..

1600 километров между столицами России и Зимних игр, конечно, за сутки преодолеть можно. Но не нужно. Это вам не гонка 24 часа Ле-Мана. Вы ведь хотите получить удовольствие и хоть мельком насладиться красотами европейской части своей бескрайней родины? Предлагаем поделить маршрут на две внешне неравные части: Москва – Ростов-на-Дону и Ростов – Адлер. А время на главном курорте страны – на те же две половинки: Красная Поляна с окрестными горами и Сочи с южными «пригородами», главный из которых Адлер с Олимпийским парком. Ну что, поехали?

ДО-РО-ГОЙ ПЛАТНОЮ, ДОРОГОЙ ДЛИННОЮ…

На Красной площади нас встречают неприветливо. Потому, понимающе улыбнувшись Василию Блаженному, мы катим на юг.

Дефицита АЗС на трассе М-4 нет. Но мы решаем заправиться до выезда из города.

Заливаем 60‑литровый бак под завязку. Дальше дизтопливо будет почти везде, и по ценам повсеместно ниже московских – на два-три рубля, а в Адыгее – на 8–10 рублей дешевле, чем в сердце нашей родины!

Однажды мы проснемся, – и трасса М-4 «Дон» наяву окажется автобаном из немецких снов. И нам не нужно исполнять Шумахера – мы и на 130 километрах в час за световой день чайкой долетим до самого Черного моря. А пока, приметив знак «автострада», стараемся не выжимать выше 110 по близкой к мечте трехполосной серой красавице.

Стоп-машина! Вот уже на 30‑м километре нашего странствия кажется: заплати в одном из 10 ворот в дорожный рай 30 целковых – и гони спокойно. Не тут-то было! Коварство двух платных участков в начале трассы «Дон» в том, что разгоняться там – себе дороже. Нет, покрытие – шик, отбойники – класс, освещение – блеск. И – камеры фиксации на стальном навесе над дорогой. Они бьют в упор сразу после того, как ты вырвался на оперативный простор с желанием проскочить эти платные 40 верст минут за 20. А поскольку наш Tiguan разгоняется до сотни так, словно за ним гонится голодный гаишник из «Нашей Раши», то душить прекрасные порывы приходится постоянно.

После тучных московских земель манят подсолнечно-кукурузные просторы Тульской, Липецкой, Воронежской и Ростовской областей. А на сладкое – курорты Краснодарского края.

Признаем сразу: идеальных дорог нет нигде. А отличные двух-трехполосные участки повсеместно чередуются с многокилометровыми «бутылочными горлышками». И горе тем, кто попал в эскорт дагестанской фуры-ровесницы Дербента или кубанского автобуса, видевшего скифов.

ГЕНА КОСТРОМСКОЙ, ФАНАТ ПСВ

Нельзя промчаться по тульским полям, не отдав должное тульским пряникам. Классическая остановка алого кирпича, клозет в том же строгом архитектурном стиле, двухцветная палатка с одинокой женщиной и россыпью произведений тульских хлебопеков – вот четкая примета того, что Москву вы давно оставили позади, а Липецк с Воронежем еще маячат вдали.

– А что, хозяйка, пряники ваши приличный доход дают? – спрашиваем у продавщицы Галины.

– Самый лучший день, когда на 10 тысяч продаю. Но так везет нечасто, – признается хозяйка.

Классические пряники – от 150 до 600 рублей. То есть от 20 до 60 штук надо толкнуть путникам, большинство из которых едет далеко и на Галину внимание обращает редко. Неблагодарная работа. Предлагаем передать ее мужчинам наши футбольные журналы.

– Один у меня мужчина, – грустно улыбается Галина, – и он пока не о спорте читает, а о Колобке.

Невеселые люди живут в живописных местах, где тихо струятся речки с чудными названиями Осетр, Красивая Меча и мощно катят темные воды Ока и Дон. Как раз перед заправкой у Дона встречаем первого, явно оптимистично настроенного человека на «Фиате» с… номерами королевства Нидерландов! Уот из ё нэйм? – подмывает спросить хозяина, но голландец оказывается Геной из Костромы.

– За кого болеете, Геннадий?

– Было время, переживал за киевское «Динамо». Но сейчас поселился в Эйндховене, болею за местный ПСВ.

– Так у вас же там подвизался наш «агент», бывший тренер «Зенита» и сборной России Дик Адвокат!

– Все знают, конечно, про российское прошлое Дика. Но сейчас у нас это особо не обсуждают. Тем более он уже из клуба ушел. Впрочем, сын Димка больше меня за ПСВ переживает. А я недавно как-то московским «Динамо» проникся.

– И как это вас угораздило?

– А это когда они в яму упали, а потом такую серию отличных игр выдали. Вот этот характер команды меня и зацепил.

Костромич, ныне работающий в голландском отделении DHL с двумя детьми и женой Леной через пол-Европы ехали на своей крошке на Кубань, к родителям. И о топливе на «нефирменных» российских заправках отозвались не высоко. Зато с удовольствием взяли в дорогу номера «Советского спорта – Футбола», где немало было про «Динамо», но, кажется, уже ничего про Адвоката.

А через несколько часов, идя с предельно разрешенной скоростью, мы с изумлением обнаружим этот веселый «Фиат» у себя перед носом, уткнувшийся в воронежскую пробку, которую изящно минуем по соседним, свежезалитым полосам

ОБЪЕЗД ПРОБКИ – 300 РЭ. ГАРАНТИЯ

Пробки – бич не одних лишь мегаполисов. На тернистом пути в столицу Игр наш Tiguan закрывал окошки и гонял воздух через внутренние фильтры в дорожных засорах на Воронежской объездной, в Тарасовском районе Ростовской области, на нескольких равнинных участках Кубани и почти во всех поселках и городках вдоль морского побережья.

Под Воронежем хорошо постоять пришлось одному из нас и ровно год назад, на пути в Анапу. А вот Тарасовский коллапс – бич путников, которые не находят в себе сил выбраться из Москвы в 4–5 часов утра. И он заслуживает отдельного описания.

855 километров от Москвы. До ростовского ночлега каких-то 170–180 километров (указатели расстояний нередко лукавят, показывают то больше, то меньше). Дорога с пыльной разделительной. Навстречу нам идут на север сделанные в Европе комбайны, оставившие за собой сжатые поля (ау, Ростсельмаш). А справа и слева от нас веселые небритые и даже безусые аборигены с призывными картонками «объезд пробки!» предлагают услугу, которая может показаться востребованной. Змея пробки уползает за ломаный горизонт. Солнце садится. Мы в пути уже больше 12 часов.

– Скажи, товарищ, так объездные пути у вас есть? – спрашиваем одного из мятых жизнью проводников.

– Есть, есть, у нас все есть!– засовывает следопыт голову в окошко, – Слушай, брат, всего 300 рублей – и 15–20 минут езды. Гарантия. А там еще менты впереди, их тоже объедем. А тут долго будете стоять.

В старой пятерке цвета баклажан слева добрые самаритяне лет двадцати деловито убирают в салон бейсбольные биты. В старой вишневой шестерке справа на лобовом стекле красуются наклейки «Охрана» и «инвалид в машине». За полем-за лесом, у близких холмов поднимается пыль от машин хитрецов, которые отправились «по надежной дороге» в объезд. Позже из нашей пробки хорошо видно, как выбираются из перелесков эти рыцари кривых дорог, как карабкаются по крутой обочине, чтобы присоединиться к нам, словно блудный сын, вернувшийся к мудрому отцу.

10 километров за час – спасибо нашему доброму коню Volkswagen с его функцией Hold, которая в этой и дальнейших пробках дала отдых правой ноге.

Ростовский мотель встречает нас за 5 минут до полуночи.

В КРАЮ МАГНОЛИЙ ПЛЕЩЕТ МОРЕ

Работник мотеля Иван на футбол в новом сезоне еще не ходил.

– Ну, вы же точно за «Ростов» болеете? Как у вас Артем Дзюба– то развернулся, а? – интересуемся у загорелого дончанина

– Да, шустрый парень. Неплохо начал. Но он же в аренде, не останется на Дону. Мне-то больше понравилось, как наши в прошлом сезоне армейцев разделали. Вот это была игра!

Племянник Ивана почему-то болеет за «Зенит». Обещаем ему, что полезную информацию он найдет не только в журнале, но и в нашем спецвыпуске «Премьер-лига сезон 2013–2014».

Отчаливаем, переваривая информацию: за 14 часов и 1000 с хвостиком километров мы снизили расход топлива на 1.6 литра – с 9.6 до 8.0. Мелочь, а приятно. Но ниже 7.5 по итогам всего путешествия этот важный для любого путешественника показатель не опустится. Хотя специалисты и поговаривали, что для двухлитрового турбодизеля на хороших загородных трассах 6 литров на 100 километров – достижимый рубеж.

Впрочем, нас радуют не только скромные потребности нашего мощного немецкого коня, но и ценники на дизтопливо. На пути от Ростова в Краснодар встречаются заправки, где ДТ стоит 25–26 рублей за литр. Впрочем, на тройке лидеров рынка АЗС (по числу точек бензопоя на трассе) цена все же гуляет в районе 29–30 рублей. Зато в Республике Адыгея, куда трасса М-4 плавно ныряет, как только мы минуем по объездной слева Краснодар, у нас просто глаза на лоб лезут: 24…23… 22 рубля за литр.

Абсолютным чемпионом признана заправка с ценой 21,70! Из какого черного золота делают этот дизель? Почему он столько стоит? Отчего не наблюдается ажиотажа рачительных автолюбителей в этих мавзолеях развитого социализма? Молчит трасса, не дает ответа…

Езда – то по гармошке, когда от южного солнца асфальт плавится и собирается в складки, то по чудесным близнецам западноевропейских трасс, где чуть нажал педаль, – и не заметил, как на спидометре уже все 150…

«С голубого ручейка начинается река, ну а свалка начинается с бутылки» – таким духоподъемным плакатом приветствует усталых путников Горячий ключ. Тут и правда бьют ключи. Здесь можно, не дожидаясь Мацесты, утолить жажду целебными водами.
У развилки Сочи – Геленджик сотрудники ДПС в белоснежных рубашках пристально смотрят на наш серебристый экипаж, оклеенный стикерами лучшего спортивного издания страны. Смотрят – и не останавливают – если где и был нарушен скоростной режим, то это было давно и неправда.

Джубга – это первый на долгом пути порыв морского ветра в приоткрытое окошко. И первая приморская пробка. Первые загорелые нимфы в купальниках и не менее загорелые флибустьеры с аршинными объявлениями «Сдаю жилье. Недорого». Кто-то сдает койко-место за 400–500 рублей, кто-то комнату за тысячу-полторы в сутки. Судя по россыпи ростовских и саратовских, челябинских и кемеровских(!), волгоградских и казанских номеров машин, которые мы встречаем по пути, спрос и предложение тут находятся в равновесии.

Между Джубгой и Адлером – меньше 200 километров. Но, если вы попали на этот участок во второй половине дня, не рассчитывайте преодолеть его быстрее, чем за 4–5 часов. Дело не только в черепашьей скорости движения по Ольгинке, Туапсе, Лазоревскому, Лоо. Горный серпантин и кресты с венками на склонах – предупреждение о том, что здесь не место для гонок на выживание.

Вот где турбированный мотор и пятиступенчатый автомат нашего Tiguan проявляют себя во всей красе. На некоторых крутых подъемах и на не менее крутых поворотах (около десятка разворотов на 180 градусов!) машина с механикой и менее форсированным движком с непривычки могла бы «захлебнуться». Но нашему покорителю гор это словно в удовольствие, лишь басовитее становится урчание мотора. Навигатор же заранее показывает рельеф коварных изгибов трассы М-27. Иногда это помогает водителю даже больше, чем постоянные предупреждающие знаки.

Несмотря на 15‑летний водительский опыт одного из нас и достаточную мощь и ум под капотом, этот серпантин стал одним из самых трудных испытаний.

Сочи встречает дождем, который не пугает туристов у олимпийских часов напротив морского порта. На них простые, но такие зовущие цифры: «204 дня до старта Игр»…

Дорога заняла 33 часа.

Теги
Связанные материалы: