V4x3 l 1502829163619

Президент Федерации прыжков в воду Санкт-Петербурга Вадим Бабешкин анализирует наш провал на Олимпиаде в Рио, где российские прыгуны в воду остались без медалей, и задается традиционными русскими вопросами: кто виноват и что делать?

«БЫЛО ЯСНО, ЧТО ПЛАН НА ОЛИМПИАДУ НЕ ВЫПОЛНИТЬ»

- Многие специалисты не были удивлены результатами Олимпиады. Получается, провал, а некоторые говорят жестче, крах, был ожидаемым?
- Мы с некоторыми специалистами еще до Олимпиады обсуждали возможное выступление наших прыгунов и пришли к выводу, что нам трудно будет выполнить озвученный медальный план – 1 золотая, 1 серебряная, 1 бронзовая медали. Уж к завоеванию золотой медали предпосылок точно было немного.

- Что привело к краху?
- После лондонской Олимпиады, судя по всему, был сделан вывод, что у нас все отлично. И, видимо, хотели «доехать» до Рио без качественных изменений. Работа, конечно, велась, но с такими предпосылками, что у нас и так все очень хорошо и особо ничего менять не нужно.

- Главный тренер сборной Олег Зайцев назвал одну из причин провала: «Тренерский коллектив раскололся, была группа, которая торпедировала мое видение по подготовке. В итоге вся эта ситуация, весь этот негатив сказался на команде».  
- Атмосфера в команде была действительно не самая здоровая. И дело даже не в торпедировании, а в том, что нет никакой прозрачности в принятии любых решений руководством. Тренеры спортсменов первой сборной зачастую не могут планировать тренировочный процесс: постоянно что-то меняется. Плюс, никто до конца не знает, каким образом будет идти отбор в сборную. И эта проблема пронизывает весь спорт. С непрозрачностью сталкиваются уже 13-14-летние юниоры и их тренеры, когда впервые отбираются в команду.

- Специалисты говорили о претензиях к системе отбора на Олимпиаду.
- Чтобы отобраться на Олимпиаду, спортсмену нужно выполнить некий норматив. Для большинства снарядов эти нормативы являются заоблачными. И это не только для первого состава сборной, но и для юниорских составов. Говорят, что существуют внутренние нормативные документы федерации, которых никто никогда не видел. Так вот, согласно этой внутренней документации, спортсмен, занявший первое место на чемпионате России и выполнивший норматив, гарантирует себе место в сборной. Но если норматив не выполнен, тогда решение принимает главный тренер. А, как я говорил выше, для большинства снарядов нормативы являются заоблачными.

Например, норматив на 3-метровом трамплине составляет 550 баллов. Это немного меньше, чем Илья Захаров набрал на Олимпиаде в Лондоне (555.90), выиграв золото. Илья тогда феноменально выступил, никогда он до этого так не прыгал. И тот результат Захарова делают нормативом. Это довольно странно.

«МНОГИЕ ПОДОШЛИ К РИО НЕ В ЛУЧШЕМ СОСТОЯНИИ»

- Есть мнение, что подготовка была неправильной. В частности, подвергают критике два сбора на Кубе. Эти сборы ошибка?
- Мне трудно сказать, были ли эти сборы ошибкой. Но с моей точки зрения, главной ошибкой было то, что основной сборной были созданы неконкурентные комфортные условия внутри страны. А также то, что весь состав первой сборной был максимально задействован на всех турнирах сразу же после Игр в Лондоне. Возможно, поэтому в Рио многие были не в лучшем состоянии. И такая практика существует давно. Как только спортсмен становится лидером на своем снаряде, его нещадно начинают «эксплуатировать» на всех крупных стартах без исключения.

- Зачем это делается?
- Федерацию в значительной степени финансирует государство, минспорта, поэтому нужно везде показывать максимальные результаты. И не завтра, а здесь и сейчас. Поэтому в Федерации не существует явного стратегического планирования уже порядка двадцати лет. Примерно с 1998-2000 года фактически не существует второй сборной. И если вы сейчас приедете на чемпионат или Кубок России, то увидите, что есть два, три, четыре взрослых спортсмена на снаряде, остальные на семь-восемь лет моложе лидеров. Многие просто заканчивают карьеру, видя, что в первую сборную им не пробиться. А из-за этого, кстати, ослабевает конкуренция.

- По инициативе главного тренера в сборную был включен специалист нетрадиционного профиля Сергей Касьяненко. В команде его прозвали шаманом. Говорят, что Касьяненко предложил Екатерине Петуховой «полечить» травмированный локоть заговоренной водой.
- Я слышал такие разговоры. Но проблема не в самом «шамане». Нет системного подхода к медицинскому обеспечению, питанию, нет программ реабилитации. Спортсмены постоянно выезжают на соревнования с травмами, потому что должны выступать. Эти болячки усугубляются, копятся. Причем, на базе «Озеро «Круглое» есть многое для профилактики травм и восстановления спортсменов. Но системного характера это не носит.

- В помощники Касьяненко взяли бывшего главного тренера сборной Белоруссии Сергея Ломановского, которого оформили массажистом. Тогда непонятно, в чем заключались функции Ломановского.
- Для меня это загадка. Опять же повторюсь, многие решения, связанные с подготовкой и кто, куда и с каким тренером едет, зачастую носят несистемный характер.

- В Рио у команды не было даже врача. Обращались за помощью к доктору синхронисток.
- Многие без своих тренеров в Рио поехали, а вы про врача. Видимо, решили, что услуги врача не понадобятся.

«НА ИГРЫ-2024 НАМ НЕКОГО БУДЕТ ВЕЗТИ»

- Высказывалась также мысль, что все менять в наших прыжках надо было не сегодня, а давно. Это так?
- Сейчас вопрос не в том, как нам завоевать медали в Токио-2020. Из нынешнего состава Захарову, Кузнецову, Минибаеву к Играм в Токио будет 29-30 лет. И это нормальный возраст для успешного выступления. Александр Бондарь получит право выступать за российскую сборную. Про женщин не говорю, на данный момент наши лидеры могут бороться, в лучшем случае, за попадание в финалы. В общем, медали в Токио у нас, в частности у мужчин, могут быть.

И здесь возникает главный вопрос: а что после Токио? Наши лидеры в большинстве своем карьеры завершат, а кто за ними? На юношеских первенствах Европы мы уже стали проигрывать прыгунам из Германии, Украины, конкурируем со сборными Италии, Польши, Швейцарии. А ведь представители этих стран еще недавно даже не воспринимались нами в качестве соперников. Если ничего не менять, то на Олимпиаде-2024 нам не просто не на что будет рассчитывать, а вести на эти Игры будет некого.

Мы все внимание уделяем спорту высших достижений, а развития нет. Нужно расширять географию, увеличивать количество спортшкол, воспитывать новые тренерские кадры.

И мы стали забывать, что спорт – это, прежде всего, для зрителя. Прыжки в воду в этом ключе в России совсем не развиваются.

- Шоу «Вышка», которое шло на Первом канале в 2013 году, разве не способствовало увеличению популярности прыжков в воду? После «Танцев на льду» в фигурку детей повели массово.
- «Танцы на льду» шли шесть или семь сезонов, а «Вышка» только один. «Вышка» дала некий всплеск популярности в 2013 году, кто-то безусловно отдал своих детей в прыжки в воду. Но не более того. Когда Захаров выиграл золото в Лондоне, тоже был небольшой подъем интереса к нашему спорту. Но единичными всплесками тренд не задать.

«НА МЕСТЕ ЗАЙЦЕВА УШЕЛ БЫ В ОТСТАВКУ»

- Олег Зайцев сказал, что собирается продолжить работу в сборной, если исполком его оставит. Он сказал: «Есть с чем работать, есть с кем работать и есть за счет чего прибавлять». Главный тренер должен уйти после такого провала?
- Правила игры в нашем виде спорта определят не только главный тренер. Его задача – подготовить первую сборную к основным стартам. Сейчас главная проблема, следствием чего явился провал в Рио, - отсутствие развития прыжков воду в России в целом. Но если бы я был главным тренером, ушел бы после такого результата. С другой стороны, есть ребята в сборной, которые его горячо поддерживают.

- Может, надо привлекать иностранных тренеров, например, из Китая?
- Вначале нам нужно определиться с целями. Нынешняя цель – завоевание медалей ради медалей – себя явно изжила. Она тормозит развитие нашего спорта, порождает склоки внутри тренерского коллектива, лишает мотивации спортсменов второго эшелона. И эта установка исходит не от федерации прыжков в воду, а от министерства спорта. Необходимо сначала понять, куда мы хотим двигаться, а уже потом определить, сможем ли это сделать своими силами или нет.

- Алексей Евангулов восемь лет успешно работает с английскими прыгунами. Кто-то высказывается за его возвращение. Но в Англии у него хорошо оплачиваемая работа, дом, семья. На каких условиях Евангулов может вернуться?
- Я не очень понимаю, для чего ему возвращаться? Если для того, чтобы при падающем общем тренде выжимать максимум из нынешнего состава, то есть опять – ковать медали, то будет ли это стимулом для такого высококлассного специалиста? Он прекрасный менеджер именно сборной команды. В этом он себя хорошо проявил, а у нас сейчас надо заниматься развитием спорта в целом, с самых низов. Будет ли это Евангулову интересно?

Связанные материалы: