Агент Алексей Николаев: России не нужны таланты - Советский спорт

Матч-центр

  • ВХЛ - регулярный чемпионат
    окончен
    Металлург Нк
    Зауралье
    2
    3
  • 16-й тур
    начало в 20:30
    Шальке-04
    Байер
    0
    0
  • 16-й тур
    начало в 22:30
    Бавария
    РБ Лейпциг
    0
    0
  • 16-й тур
    начало в 22:30
    Вердер
    Хоффенхайм
    0
    0
  • 16-й тур
    начало в 22:30
    Фрайбург
    Ганновер-96
    0
    0
  • 16-й тур
    начало в 22:30
    Майнц
    Айнтрахт Ф
    0
    0
  • Теннис15 июля 2009 00:15Автор: Абаренов Дмитрий

    Агент Алексей Николаев: России не нужны таланты

    Имя Алексея Николаева теннисным болельщикам мало о чем говорит. При этом все ведущие теннисисты планеты, организаторы крупнейших соревнований отлично его знают. Россиянин в качестве агента работал с финалистом Уимблдона-2009 Энди Роддиком, продолжает сотрудничать с бельгийкой Жюстин Энин (не так давно закончившей свою фееричную карьеру), открыл миру белоруску Викторию Азаренку, датчанку Каролин Возняцки, россиянок Анну Чакветадзе, Веру Звонареву, помогает в Европе самой знаменитой теннисной паре планеты – американцам братьям Брайанам… На днях Николаев дал эксклюзивное интервью «Советскому спорту».

    ТЕННИС
    РАЗГОВОР О ГЛАВНОМ

    Имя Алексея Николаева теннисным болельщикам мало о чем говорит. При этом все ведущие теннисисты планеты, организаторы крупнейших соревнований отлично его знают. Россиянин в качестве агента работал с финалистом Уимблдона-2009 Энди Роддиком, продолжает сотрудничать с бельгийкой Жюстин Энин (не так давно закончившей свою фееричную карьеру), открыл миру белоруску Викторию Азаренку, датчанку Каролин Возняцки, россиянок Анну Чакветадзе, Веру Звонареву, помогает в Европе самой знаменитой теннисной паре планеты – американцам братьям Брайанам… На днях Николаев дал эксклюзивное интервью «Советскому спорту».

    – Здравствуйте, в России мало кто знает настоящую правду о том, что творится в нашем теннисе, – по горячим следам Уимблдона Николаев сам позвонил к нам в редакцию из Австрии, где живет уже несколько лет.

    – Что вы имеете в виду? – переспросил я.

    – Сегодня волна вынесла на гребень успеха ярких российских теннисистов, но что будет дальше? Кто за ними? Не за горами то время, когда наши таланты начнут в раннем возрасте менять гражданство! – ошарашил агент.

    Похожие «революционные» настроения присущи иным нашим читателям, когда те делятся с нами опасениями за судьбы вселенной по редакционному телефону. Но на проводе – человек, который «в теме». Алексей Николаев – вице-президент европейского бюро известной агентской конторы BEST, работает с 70 теннисистами различного уровня, начиная с 8-летней девочки-вундеркинда из Украины и заканчивая Энди Роддиком.

    В общем, договорились мы о встрече в Москве, куда Николаев прилетел навестить сына и родителей, а также разведать, не появились ли новые таланты. Наша беседа на трибуне одного из открытых теннисных кортов, где 12-летние детишки резались в турнире ровесников, затянулась на два часа.

    – Приехал посмотреть на ребят. Может, из кого что-то получится, – улыбнулся Николаев.

    – Ну и как впечатления?

    В ответ агент разводит руками.

    – Могу ошибиться, но это маловероятно. Через часок на соседний корт должны выйти ребята, у которых есть шанс на теннисное будущее.

    – Откуда такая информация?

    – Связи… Да и родители звонят, просят посмотреть своего вундеркинда. Но зачастую преувеличивают талант ребенка.

    ВТОРАЯ ШАРАПОВА? ПЕРВАЯ – ХРОМАЧЕВА!

    – Но почему вы думаете, что, например, из этого паренька, – указываю Алексею на шустрого белобрысого мальчугана, точнехонько перекидывающего мячи через сетку, – ничего не получится?

    – У агента, помимо теннисных навыков, которые можно приобрести, должна быть отлично развита интуиция. Вот пример: полтора года назад я пришел на юниорский Кубок Кремля, где увидел на корте маленькую девочку – Иру Хромачеву. Несколько раз мысленно говорил себе: все, надо идти смотреть игры других спортсменов, но не мог оторваться. Внутри что-то подсказывало: она будет звездой.

    Тогда я поговорил с ней, родителями и повез девочку к знаменитому тренеру Карлосу Родригесу, который, если помните, тренировал Жюстин Энин. Тот был в восторге от потенциала Иры. Скажу больше: девочка всего пару раз ударила мяч через сетку, как к ней с соседнего корта перешла сама Энин и предложила тренироваться в ее академии, а позднее и стать лицом школы! И все это на глазах у потенциальных спонсоров.

    – Рекламные контракты сразу же посыпались на Хромачеву?

    – Почти ни у кого из нынешней первой десятки женского мирового рейтинга в юном возрасте не было столько предложений.

    – Судя по вашим словам, вторая Мария Шарапова подрастает!

    – Нет, первая Ирина Хромачева!

    – Еще один ваш клиент – Андрей Кузнецов, выигравший юниорский Уимблдон, верно достойная смена Евгению Кафельникову и Марату Сафину?

    – Если про Хромачеву я с уверенностью говорю, что она вырастет в теннисную звезду, то с Андреем все сложнее. Да, у него есть талант и очень умный отец, который также является его личным тренером. Но сейчас очень непростая ситуация, когда Кузнецову нужно совершить рывок во взрослый теннис.

    Благодаря победе на Уимблдоне он уже получил приглашения на различные взрослые турниры. Сейчас для Кузнецова главное не свернуть с верной тропинки. После его успеха начало появляться слишком много «знатоков» и советчиков, которых я называю «прилипалами». Моя задача – не допустить, чтобы они загубили парня. Слишком много примеров, когда таланты так и остаются перспективными, распыляясь на ненужные вещи.

    «МЫ МОЖЕМ ПОТЕРЯТЬ ЗВЕЗДОЧЕК»

    – Продолжим тему нашего с вами телефонного разговора о проблемах отечественного тенниса…

    – В российском теннисе много проблем. За какую нитку ни потяни – вы наткнетесь на множество вопросов. Коротко скажу: сейчас, чтобы сохранить наши таланты – необходимо вывозить их за рубеж, создавать все условия, окружать профессионалами. Сейчас это единственная формула, которая дает результат. Начиная с Шараповой и не заканчивая, надеюсь, Хромачевой. В противном случае мы будем терять будущих звезд. Я не вижу, как здесь сделать хорошего игрока. Да, родители пытаются что-то придумать, но это путь в никуда.

    – А как же Елена Дементьева или Анастасия Мыскина?

    – Это исключение из правил. Но я хочу ответить на ваш вопрос вопросом. А чего бы они достигли, если бы тренировались на Западе? Кто сказал, что они реализовали свой потенциал?

    – В чем мы так сильно проигрываем Западу? По-моему, вы сгущаете краски…

    – Проигрываем в большинстве компонентов. Начиная с качества и количества кортов, квалификации тренеров, менеджеров и так далее и заканчивая банальными особенностями климата и логистики. Представьте, проснулся спортсмен в Москве, дальше он час-другой потратит на дорогу до спорткомплекса, после чего ему нужно привести в норму дыхание из-за отвратительного столичного воздуха, и только потом он начинает тренироваться. А за границей у него все условия. Он просыпается, завтракает, делает зарядку и через несколько минут уже на корте, а его легкие в полном порядке. Кажется, все мои предостережения смахивают на банальное старческое брюзжание, но кто так думает – сильно заблуждается.

    – Глава Федерации тенниса России Шамиль Тарпищев сейчас пытается найти средства, чтобы по всей России построить специализированные центры для подготовки теннисистов. И проводить там рейтинговые турниры юниоров.

    – С точки зрения развития турниров – это очень большое дело. Во всех цивилизованных странах спортсмены сначала на родине набирают необходимый рейтинг, а уже потом выходят на новый уровень. Что же касается центров или академий, как их ни назови, у них должно быть имя. Иначе туда не приедет ни один талантливый ребенок. Есть Академии Карлоса Родригеса, Ника Боллитьери

    – Но Москва, как известно, тоже не сразу строилась.

    – Дай Бог помощи Шамилю Анвяровичу. Но я не верю в эту затею. Во всяком случае, в обозримом будущем.

    «РОДИТЕЛИ ЗАГОВОРИЛИ О СМЕНЕ ГРАЖДАНСТВА…»

    –Поймите, мы не котируемся на рынке подготовки кадров. У нас нет достойных, грамотных и подготовленных менеджеров, которые могут отстаивать наши интересы на Западе. Сегодня наша участь – находить таланты и отвозить ребят за рубеж, для их же более качественного профессионального роста. Но не это главная беда. Ничего плохого в том, что ваш ребенок получает хорошее образование за рубежом, нет. Самое страшное в другом – я боюсь, что совсем скоро талантливые мальчики и девочки из России будут менять гражданство в 10—11 лет.

    – С чего вы взяли?

    – Прецедентов пока нет. Но разговоры со мной о реализации такой возможности у родителей русских талантов заходят все чаще и чаще.

    – Гражданство чужой страны как панацея от житейских и спортивных проблем?

    – Да просто России таланты не нужны. Говорю это с болью в сердце, но это горькая правда. Никто не готов вкладывать в юного теннисиста, когда еще неизвестно, что из него вырастет и будет ли отдача. Продать ведро нефти и получить деньги – это процесс понятный. А воспитать талант, сделать из него личность и профессионала, которым гордится страна, – это вобще пониманию не поддается: зачем? Все кричат о том, что нужны олимпийские медали, победы на крупных турнирах, но никто ничего не делает. Все куется где-то там, за рубежом. Болельщики не знают, сколько труда в победу Шараповой или многих других наших теннисистов вложили иностранные специалисты. Заслуга родины в их достижениях ничтожна.

    Вы возьмите Марата Сафина. Сейчас он закончит карьеру и кому он здесь нужен? Неужели ему пенсию дадут, на которую он бы смог жить? Нет и еще раз нет. За всю свою карьеру он не заключил в России ни одного спонсорского контракта. Это говорит о многом.

    А теперь представим, что 10-летняя девочка, перебравшись в Америку, Францию, Голландию, Бельгию или еще куда-то, получает гражданство этой страны. Если в ней видят талант, то больше о финансовой составляющей «дороги наверх» она может не беспокоиться. Все расходы по экипировке, переездам, проживанию берет на себя федерация тенниса этой страны. Иностранные конкуренты понимают, что, возможно, перед ними будущая гордость нации. Да и после карьеры теннисиста никто не забудет.

    Это очень важно, ведь век спортсмена короток – 10—15 лет. За это время необходимо обеспечить свою жизнь. Если это не позволяет сделать твоя родина – будет меняться гражданство. Я не сомневаюсь, что волна смены гражданств не за горами.

    – А патриотизм?

    – А что патриотизм? Если тебе не дают возможности тренироваться и зарабатывать? Почему, когда мы находим уникальный алмаз, то везем его в Гохран, всячески оберегаем, а от собственных российских талантов — отрекаемся. Выплывет сам – хорошо, все порадуемся и прокричим о своей причастности к успеху, нет — так сделаем вид, что его и не было. А ведь наши спортсмены стоят подороже алмазов, это непосредственная демонстрация того, что может наша страна. Вспомните, как плачут люди, когда россияне одерживают победу. Только эти успехи не благодаря, а вопреки.

    – Неужели родители с радостью готовы перевозить своего ребенка за рубеж?

    – Не всегда. Но в большинстве случаев они понимают, что это необходимо.

    – И в каком возрасте нужно уезжать, чтобы не проворонить свое счастье?

    – Здесь нет никаких правил. Для примера скажу, что сейчас мы начали работать с 8-летней девочкой из Украины, в которую поверили специалисты. Риск здесь, конечно, большой. Но мы редко ошибаемся. А с девочками с постсоветского пространства вообще осечек не было. Видимо, менталитет такой плюс характер, желание добиться большего – все это у них есть.

    «ЗА ТЕННИСНЫЙ БУМ СПАСИБО КУРНИКОВОЙ»

    – Что нужно сделать, чтобы проблема эмиграции российских звезд не возникла в самое ближайшее время?

    – Государство должно повернуться к теннису лицом. Одна федерация ничего не сделает из-за отсутствия необходимых средств…

    – Именно с поддержки государства в 90-х в стране начался теннисный бум, Президент России Борис Ельцин обожал этот вид спорта.

    – О-о-о. Ельцин здесь ни при чем. Мое мнение: нынешняя плеяда ярких русских игроков – заслуга Анны Курниковой и ее агентов.

    – Вы серьезно?

    – Абсолютно. Родители на примере Анны увидели, что их дочь может превратиться в Золушку и повели детей в теннисные секции. У всех появилась надежда, что ребенок с легкостью добьется больших заработков. Но это ошибочное мнение. Открою вам секрет: сейчас в теннисе по-настоящему большие деньги получают 6—7 игроков. Остальные игроки среднего уровня зарабатывают примерно, как хорошие врачи или юристы, а то и меньше. А многие вообще ничего толком не получают.

    – Как же они живут?

    – За счет спонсорских денег, которые в них вкладываются с надеждой на последующие прибыли.

    – Вам лично с кем легче работать – с россиянами, американцами или, быть может, белорусами?

    – Мне все равно. И потом, пока везет: мы сталкиваемся с адекватными людьми. А где-то общий язык помогает находить образование МГИМО, благодаря которому чувствуешь, какие ключики подобрать к человеку.

    – Вы, кстати, долгие годы прожили в Москве, окончили университет. Почему сейчас живете в Австрии?

    – В свое время я работал в МИДе, но всегда тянуло в спорт. В 1988 году начал помогать своим друзьям и родственникам, которые играли в теннис. Что-то для них организовывал. А потом родилась идея открыть совместное предприятие. Это было начало агентского бизнеса.

    В России, в силу разных причин, дело не пошло, а за рубежом раскрутилось. В итоге меня пригласили за границу – и вот уже почти десять лет я в компании BEST. А плюс жизни в Вене – я в кратчайшие сроки оказываюсь почти в любом уголке Европы. Сами понимаете, перелетов немало.

    – За годы работы агентом наверняка сталкивались с самыми различными капризами игроков…

    – Почти все теннисисты неприхотливы. Различные просьбы бывают – но это все мелочи. На самом деле работается очень легко, потому что все налажено до мелочей. Мне больше всего нравится, когда спортсмены хотят расширять кругозор, просят помочь с институтом, вторым высшим образованием или что-то в этом духе.

    – О ком вы сейчас говорите?

    – Например, Вера Звонарева окончила дипломатическую академию и стала послом ЮНЕСКО.

    ...Мы заканчиваем нашу беседу, Алексей открывает свежий номер «Советского спорта», пролистывает интервью Марата Сафина. «Жаль, что Марат не раскрылся. Максимум, чего он добился, – это 25 процентов своих возможностей. Бить справа и слева умеют многие, но таких личностей, как Марат, по пальцам можно пересчитать. Особенно сейчас. Он – настоящее достояние нации. А как его любят за рубежом! Вот опять – за рубежом…».