Олимпийские гены российских теннисисток - Советский спорт
Теннис14 ноября 2002 00:00Автор: Алексеева Ольга

Олимпийские гены российских теннисисток

null

ТЕННИС

Полтора года осталось до Олимпиады в Афинах. Все российские теннисистки мечтают попасть в состав национальной команды, причем четыре из них – Кузнецова, Петрова, Звонарева и Бовина – в случае участия в Играх в Греции продолжат, таким образом, олимпийские традиции своей семьи.

БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ?

Весьма неоднозначное высказывание недавно прозвучало из уст шведа Матса Виландера о том, что теннис надо исключить из программы Олимпиад или, на худой конец, изменить формат соревнований. Семикратный победитель турниров «Большого шлема» недоволен отношением сильнейших теннисистов к Олимпийским играм, которые проводятся всего один раз в четыре года. Действительно, на Олимпиаде в Сиднее в 2000 году не играли американцы Пит Сампрас и Андре Агасси. «Это позор, — говорит швед, — когда лучшие теннисисты отказываются от участия в Олимпиадах».

Однако вряд ли с Виландером согласится, например, Евгений Кафельников, который свое олимпийское золото ценит не меньше, чем победу на «Ролан Гаррос» или Открытом чемпионате Австралии. Или хорват Горан Иванишевич, который, отвечая на вопрос о самых больших событиях в своей жизни, назвал победу в Уимблдоне и тот факт, что он был знаменосцем своей страны на Олимпиаде-92. О том, какое место в своем сердце отводят Олимпийским играм сестры Уильямс, например, говорит тот факт, что многократные победительницы турниров «Большого шлема» от волнения с дрожью в руках несли факел с олимпийским огнем накануне игр в Солт-Лейк-Сити.

И если представители сильной половины теннисного мира все-таки позволяют себе бойкотировать Олимпиаду, то женщины, сколь бы высокое место они ни занимали в табели о рангах, считают за честь выступать под знаменами своих стран в крупнейшем спортивном форуме четырехлетия. Так, в Австралии за золото Игр боролись американки Линдсей Дэвенпорт, сестры Уильямс и Моника Селеш, испанки Кончита Мартинес и Аранта Санчес-Викарио, француженки Амели Моресмо и Натали Деши, россиянки Елена Дементьева и Елена Лиховцева. Поэтому можно не сомневаться, что через полтора года в Афинах вновь соберется весь цвет женского тенниса, и не исключено, что среди претенденток на победу окажется кто-то из четырех наших девушек — Кузнецова, Петрова, Звонарева или Бовина, в чьих семьях уже есть спортсмены, носящие высокое звание призера Олимпиады.

В ХОККЕЙ ИГРАЮТ НАСТОЯЩИЕ ДЕВЧОНКИ…

Наталья Быкова добилась в хоккее на траве замечательных результатов. В 1980 году на Олимпиаде в Москве, выступая за сборную СССР, стала бронзовым призером, затем повторила этот успех на чемпионате мира-82. Едва ли она тогда могла представить себе, что спустя годы ее дочь Вера Звонарева, родившаяся в 1984 году, будет претендовать на место в олимпийской команде России, правда, в совсем другом виде спорта.

— Наталья Викторовна, почему вы отдали девочку все-таки в теннис?

— В Европе очень много клубов, где рядом с площадкой для хоккея на траве есть теннисные корты, и, так как наш тренер очень любил теннис, мы иногда тренировку проводили, делая акцент именно на этот вид спорта. Я очень увлеклась теннисом, и когда родилась Вера, то особого выбора, куда отдать девочку, не было.

— Многие родители-спортсмены либо сами тренируют ребенка, либо внимательно следят за его подготовкой…

— Нет, я никогда не вмешивалась в тренировочный процесс Веры. Я всегда считала, что каждый должен заниматься своим делом. В 6 лет Вера попала в руки Екатерины Ивановны Крючковой — очень опытного тренера, которая и научила ее всем теннисным премудростям. И сейчас дочь тоже окружают настоящие профессионалы, которые знают свое дело.

— После того, как у Веры пошли результаты, наверное, перед вами встал выбор: если она будет заниматься и дальше – значит надо идти на какие-то жертвы...

— Да, естественно, жертвы были. В школе, например, приходилось договариваться, вызывать преподавателей на дом. Времени свободного не хватало. Особенно нелегко было моей маме Вере Мартыновне. Ведь девочку, по сути, вырастила она, так как мне приходилось много работать. Но вместе с тем мы понимали, что спорт дисциплинирует, приучает к труду, поэтому приходилось терпеть.

— Вы рассказывали Вере про Олимпиаду в Москве? Она интересовалась в детстве вашими спортивными успехами?

— Да, конечно, я ей рассказывала и про Олимпиаду, и про другие события в моей спортивной жизни. Иногда по субботам ветераны спорта, в том числе и иностранцы, работающие в Москве, собираются, чтобы вспомнить молодость и поиграть в хоккей, и Вера частенько приходит на эти встречи вместе со мной. Могу сказать, что она неплохо играет в хоккей.

ОПТИМАЛЬНЫЙ СПОРТ ДЛЯ ДЕВУШКИ

Отец Елены Бовиной Олег Георгиевич в конце 60-х — начале 70-х защищал ворота московской ватерпольной команды «Динамо», а в 1968 году в составе сборной страны стал призером Олимпиады в Мехико. Именно он, кстати, и приобщил двух своих дочерей к теннису, на личном примере показав всю красоту этого вида спорта. «В теннис я стал играть, еще когда сам был действующим спортсменом, — говорит Олег Бовин. — И когда появились дети, вопрос не стоял, куда их отдавать. Тем более это девочки. Есть, конечно, и чисто женские виды спорта, но их, на самом деле, очень мало и формируют они девушек несколько своеобразно. А теннис наиболее оптимальный вид спорта для девушки. И я думаю, что попал «в десятку» с этим выбором».

Сестры Бовины с малых лет выделялись среди ровесников своим спортивным телосложением и высоким ростом. Естественно, что основная заслуга в этом родителей, которые наградили Ирину и Елену этими преимуществами.

— Я очень благодарна родителям за все, что они мне дали, — говорит Елена Бовина, завершившая сезон-2002 на 26-м месте основного рейтинга ВТА. — И речь идет не только о генах, но и о воспитании. Папа всегда был для нас с сестрой не только примером, но и главной поддержкой. С самого детства он был рядом с нами — он первый человек, к кому я могу обратиться, если мне нужна помощь.

— Ваш папа в 1968 году в составе нашей команды участвовал в Олимпийских играх. Мечтаете продолжить олимпийскую традицию семьи?

— Естественно, каждый спортсмен мечтает принять участие в Олимпийских играх. Не говоря уже о том, чтобы выиграть там. Но что будет через два года, не знает никто. В любом случае, борьба среди наших девушек за право представлять Россию в Греции будет острейшая. И я приложу все силы, чтобы завоевать эту путевку.

Родители Светы Кузнецовой — одни из самых известных специалистов по велоспорту — тоже не стали приобщать дочь к своему виду. Им хватило того, что по стопам папы — заслуженного тренера СССР Александра Кузнецова и мамы — шестикратной чемпионки мира по гонкам на треке Галины Царевой пошел их старший ребенок — брат Светланы Николай, завоевавший на играх 1996 года в Атланте в командной гонке преследования серебряную медаль. А вот девочку, в отличие от сына, Александр и Галина сначала отдали в плавание, а затем уже в теннис. «Нам казалось, что теннис — вид спорта более легкий, воздушный, а на деле нагрузки там не меньше, чем в велоспорте, — рассуждает Александр Кузнецов. — Кроме того, в 1989 году в нашем клубе пришлось закрыть женское отделение, и ради одной Светы создавать новую команду было глупо».

— Галина Александровна, у Светы и Николая довольно большая разница в возрасте. Старший не давил в детстве на Свету?

— Так они практически и не были вместе. Потому что когда Света родилась, Николашка уже ездил во всю по сборам. Но несмотря на то, что они очень редко видятся, сестра обожает его. Помню, ей было где-то полгода, а она уже все время ловила взглядом Николая. С самого рождения брат стал для Светы примером во всем, в том числе и в спорте.

ХУДОЖНИЦА С РАКЕТКОЙ

А вот бронзовая медалистка Олимпиады в Монреале по легкой атлетике Надежда Ильина и ее муж Виктор Петров, в прошлом также легкоатлет, зная не понаслышке обо всех тяготах большого спорта, никогда даже и не мечтали, чтобы их дочь, получившая при рождении мамино имя, Надежда пошла по стопам родителей. Юная Надя Петрова в детстве прекрасно рисовала и писала стихи, но когда настало время сделать окончательный выбор, она твердо заявила родным, что не представляет своего будущего без тенниса.

— Когда вы отдавали девочку в теннис, вы хотели, чтобы она занималась ради здоровья, или надеялись, что она станет профессиональной спортсменкой?

— Хотела, чтобы ребенок просто чем-то занимался, но не желала, чтобы она повторила мою судьбу. Хотя в принципе у меня было все — и слава, и почет. Увидела весь мир, состоялась и как спортсменка, и как тренер. И в один прекрасный момент мы сказали Наде, что пора заканчивать, надо учиться. А у нее успехи в школе всегда были хорошие. Она ответила: «Я буду играть, я без тенниса жить не могу». Когда у нее была серьезная травма, я опять ей сказала, что надо подумать, ведь теннисом не всегда будешь заниматься, потом начнется другая жизнь и лучше покинуть спорт раньше. Однако к нам она не прислушалась.

— Рассказывали Наде про Олимпиаду — что это вообще такое, про обстановку вокруг? Был интерес у девочки?

— Конечно, в спортивной семье всегда ведутся разговоры о спорте, а Олимпиада — самое большое событие в нашей жизни. Надя тоже мечтала попасть на Олимпиаду, но все-таки ее не взяли в Сидней. Она была очень расстроена. Но к Афинам, может, все будет по-другому. Время покажет.

— Насколько велико значение генов у детей спортсменов? Будет ли, например, ребенок Штеффи Граф и Андре Агасси теннисным гением?

— Главное, чтобы ребенок был здоровым, а там что получится, то и получится. Очень может быть, что он будет гениальным поэтом или скрипачом. Потому что Надя, например, очень хорошо в детстве рисовала, все свободное время. Я хотела ее в художественную школу отдать. И если бы не теннис, то она, может, и стала бы художником. И вообще она творческая натура – писала стихи, очень грустные, про одиночество.

КСТАТИ

У теннисистов других стран с олимпийскими генами тоже все в порядке, и самый яркий пример — это американцы Андре Агасси и Линдсей Дэвенпорт, выигравшие на теннисном турнире в 1996 году в Атланте. Отец Агасси Майк в свое время был известным боксером и в 1952 году даже принял участие в Олимпийских играх. А вот папа Дэвенпорт когда-то занимался волейболом и в составе сборной страны выступал на Играх-68. Можно вспомнить также маму австрийки Сильвии Плишке, которая была участницей программы соревнований по прыжкам в высоту на Олимпиаде 1972 года в Мюнхене, правда, представляла она тогда команду ЧССР. Папа индийца Леандера Паеса в составе сборной по хоккею на траве на Играх-72 завоевал бронзовую медаль. Поэтому неудивительно, что на церемонии открытия Олимпиады 2000 года национальный флаг Индии нес его сын.