Войти через
Авторизация
Регистрация
Нажимая кнопку "Зарегистрироваться" Вы подтверждаете своё согласие с правилами регистрации на сайте.
Поля, отмеченные * - обязательные для заполнения
  • футбол
  • хоккей
  • теннис
  • баскетбол
  • формула-1
  • волейбол

Генеральный директор «Металлурга» (Мг) Геннадий Величкин: Да врет он, ребята!

ХОККЕЙ

Вчера «Советский спорт» опубликовал первую часть интервью с Геннадием Величкиным. Руководитель «Магнитки» пришел в нашу редакцию, чтобы прокомментировать скандальную книгу «Король России», которая вышла в Северной Америке, – в ней экс-тренер «Металлурга» Дэйв Кинг колоритно описывал свои впечатления о российском хоккее. Сегодня – продолжение беседы Величкина с журналистами отдела хоккея.

О БАРРИ СМИТЕ

– В 2005-м, когда «Металлург» покинул Марек Сикора, мы начали искать нового наставника, – рассказывает Геннадий Величкин. – Я взял листок и провел вертикальную черту. Слева – российские тренеры, справа – иностранные. Всего получилось 12 кандидатур. Кинг входил в пятерку. По всем показателям на первое место вышел Барри Смит (нынешний тренер СКА. – Прим. ред.).

Так совпало, что Смит в те дни выступал в Магнитогорске с лекциями перед детскими тренерами. От того, что он рассказал и показал на льду, мы пришли в восторг! Начинаем переговоры – Смит мгновенно дает принципиальное согласие. Обсуждаем детали. Кого взять в помощники? Может, Сергея Немчинова? Смит двумя руками «за». Немчинов тоже соглашается.

Барри улетает в Америку. Две недели – тишина. Мы понимаем, Смит проводит консультации. Потом звонит Марк Лапуш, агент Барри: «Все, Смит готов подписать контракт». Я уточняю: «Могу объявить об этом в прессе?» – «Да, без проблем». Так и делаю. Возвращаюсь из командировки в Магнитогорск, захожу утром в офис – у меня на столе лежит письмо Смита: «Дорогой друг Геннадий, я приношу извинения, но не могу принять ваше предложение».

Смит подписал контракт, который лежал у Лапуша в Детройте. Но по факсу его так и не отправили. Как потом объяснили, Барри советовался со Скотти Боумэном, а также с профсоюзом игроков НХЛ. Ему сказали: «Обалдели совсем? Мало того, что все игроки из НХЛ ринулись в Россию. Так еще и тренеры поедут?». Как я узнал, Смиту оплатили целый год по контракту, когда он не работал во время локаута, – только для того, чтобы Барри не уезжал в «Металлург». Вот он и не поехал после такой-то компенсации!

О ЧЕРНОЙ СУМОЧКЕ

– И тогда мы снова начали искать тренера, – продолжает Величкин. – Я вам клянусь, были звонки от агентов, которые предлагали нам Майка Кинана и Жан-Поля Паризе. Только платите баснословные деньги. Но я знаю эти агентские штучки: сначала обещают повидло, а потом ищут, где его варят… Фантастические варианты сразу отбросил.

Мне звонит другой агент, Сергей Левин: «Давай рассмотрим как кандидатов Кинга и Флеминга». Второй работал в системе сборной Канады, клубах НХЛ. Нет, нам он не подходит. Кинг? Минуточку, он уже подписал контракт с финским ХИФК. Однако Дэйв был так заинтересован в том, чтобы работать в «Магнитке», что попросту кинул финнов, разорвав с ними контракт. Это была его инициатива, не наша.

Я так сказал: «Дэйв, нам не нужны неприятности. Да, мы воюем с НХЛ. Но клубы Европы – наши партнеры». Чтобы боссы ХИФК не обижались, Кинг пообещал дать им компенсацию – 25 тысяч долларов. Не знаю, заплатил ли хоть что-нибудь. Но я взял у Кинга расписку о том, что у него проблем с финнами нет. И сам я с представителями ХИФК не общался.

– Вы предложили Кингу такой же контракт, как Смиту?

– Нет, меньше. И даже меньше, чем получают русские тренеры в суперлиге – тот же Воробьев, Белоусов. Хотя все равно, это были большие деньги…

Вот Кинг описывает в мемуарах какую-то черную сумку, доверху набитую стодолларовыми купюрами, которую всюду таскал под мышкой мой помощник Олег Куприянов. Бред! Мы что, ненормальные? Кредитные карточки никто не отменял…

Мы-то думали, Дэйв так шутит! Он все время подначивал Куприянова, тыча пальцем в его сумку: «Ну что, опять с деньгами пришел?». Да, Олег до сих пор с ней ходит – но там документы лежат! Куприянов сейчас в трансе: «Я что, в милицию попаду как валютчик?»

Меня теперь «душат» этой черной сумкой. Хозяин клуба звонит: «Это что у вас – двойная бухгалтерия?». Все подумают, что я – вор. На самом же деле все расчеты в «Магнитке» проходят легально. У нас Кинг зарплату в рублях получал в «КредитУралБанке» на карточку. И только потом обналичивал и до последнего цента отправлял в Америку… Может, Дэйв начитался баек о русских олигархах, поэтому так перевернул факты в своей книге. Но почему я из-за этого должен страдать?!

О МАРИО ЛЕМЬЕ

– А еще Кинг бахвалится, как по моей просьбе он звонил Марио Лемье и уговорил его не забирать Малкина в «Питтсбург», – возмущается Величкин. – Ребята, врет! На самом деле это Лемье вышел на агента Дона Мина, и тот через своего российского представителя Сергея Исакова попросил организовать телефонную конференцию с Величкиным. Да, Лемье сам просил!

Марио совсем не похож на руководителей-снобов из НХЛ. Виктор Рашников, президент «Магнитки» и председатель совета директоров нашего комбината, приезжал в Питтсбург, чтобы провести переговоры с американскими металлургами. Потом, уже на фуршет, пришел Лемье. Он поговорил с Рашниковым о Малкине. И подарил свой свитер с номером 66 и автографом: «Передай это Геннадию на день рождения. Я знаю, ему исполнилось 50 лет». Вот так!

Когда Кинг узнал, что я буду разговаривать с Марио, сам попросил разрешения присутствовать при разговоре. А потом трубку вырывал у меня из рук, чтобы с Лемье пообщаться. Думаю, сам бы Марио не захотел с ним говорить. Дэйв рассказывал, что, когда он тренировал молодежную сборную Канады, он не поставил Лемье на пару матчей. И в квебекской прессе начался дикий скандал: Кинга обвинили в национализме за то, что он, англосакс, притесняет франкоязычного канадца…

О ГУДЗИКЕ И ФАРМАКОЛОГИИ

– А нашего доктора Новикова зачем Кинг оскорбил? – удивляется Величкин. – Как он смеет? Дэйв обозвал его на весь мир гинекологом. Ложь! Вообще медицинская специальность у Новикова – уролог. Но он уже давно работает хирургом в травматологии. Миша столько людей вытащил! Того же Малкина от смерти спасли – в матче за фарм-клуб на Женю прыгнули с ходу, он ударился головой об лед. Язык запал, но Новиков его откачал. А сейчас над доктором весь Интернет смеется. Уролог и гинеколог – видите разницу?

Ну а Гудзик? Он совсем не фармаколог! Это тренер по общефизической подготовке. Заслуженный человек. Воспитал прыгунью в высоту Елену Елесину, которая выиграла золото на Олимпиаде-2000. За это Гудзика наградили орденом «За заслуги перед Отечеством» II степени.

Гудзик у нас работал с 1997 года. Занимался с ребятами в тренажерном зале, бегал кроссы, работал на велосипеде, составлял все графики нагрузок.

– Так что все-таки кололи игрокам «Магнитки»?

– Во-первых, не надо примешивать Гудзика к уколам. Он этим не занимался. Во-вторых, игрокам давали витамины... Уколы были – с этим никто не спорит. Они и сейчас есть. Их делает доктор клуба. Вот Варламов выходит у нас на уколах, чтобы снять боль.

Но всем подряд, как пишет Кинг, в «Магнитке» никому ничего не колют. Готов дать голову на отсечение. Даже Дэйв это подтверждает: наши хоккеисты уверены в том, что делает врач. Игроки – богатые люди, зачем им гробить свое здоровье?

В каждом плей-офф есть допинг-контроль. Почему «Магнитка» не попадается? Потому что мы чисты.

– Как часто проверяют хоккеистов на допинг?

– В этом плей-офф, который проводила ФХР, нас вообще не проверяли. А вот раньше, когда была ПХЛ, мы приняли решение: начиная с четвертьфиналов берем пробы у трех игроков после каждого матча. Лига платила деньги, мы связывались с антидопинговым комитетом России и сами были инициаторами этих проверок.

За пять минут до конца третьего периода проводилась жеребьевка. Доктор, допустим, «Авангарда» тянул бумажки с номерами игроков «Металлурга», и наоборот. Эти троицы хоккеистов никуда не могли уединиться после матча – ни раздеться, ни пойти в душ. Вместе с докторами из Москвы, представлявшими антидопинговую комиссию, плюс представители ПХЛ, игроки отправлялись в специальные комнаты, где был туалет. И сдавали анализы. Все было честно.

Никто из «Магнитки» никогда на допинге не попадался. Кроме одного скандала, который возник в плей-офф-2000, но тогда это была политика против нашего клуба. Проба «В» показала, что допинг никто не принимал. Перед нами даже извинялись…

– Так почему же Кинг делает такие намеки?

– Чтобы лучше продать свою книгу. Я, конечно, понимаю, что в НХЛ все игроки лечатся самовнушением и гипнозом. Или восстанавливают силы, откушав чудодейственных котлеток. Но вы знаете, что когда к нам во время локаута приезжали Элиаш с Петром Сикорой, они привезли баулы с «химией»?!

– «Химия»? Что имеете в виду?

– Таблетки, препараты, ампулы… Бог знает, что там было.

– Но вы руководитель «Металлурга». И, если ваши игроки попадутся на допинге, это ударит по репутации клуба.

– Я спрашивал у них. И доктор интересовался, и Гудзик. Те отвечали: «Все нормально, это восстановительные препараты и добавки, которые нам выписали в НХЛ».

– Что сейчас с Гудзиком?

– Он ушел от нас в январе этого года, когда «Магнитка» выправилась после ужасного старта. Новый главный тренер Федор Канарейкин попросил меня, чтобы общефизической подготовкой занимался он сам, а не помощник. При Кинге, к слову, вся «физика» была на Гудзике, а сам Дэйв даже в тренажерный зал не заходил. Я вызвал Виктора: «Может, останешься в клубе, поработаешь с молодежью? Зарплату тебе сохраним». Гудзик ответил: «Нет, давай расстанемся по-хорошему. Ну что я буду с детьми возиться?».

Я еще пошутил: «Владимирыч, я знаю тебя как сильного тренера. Есть одна просьба – не работай в других хоккейных клубах. Не нужна нам конкуренция». Гудзик сдержал слово: он занимался с футболистами. Им интересовался «Салават Юлаев». Но пару недель назад, как мне сказали, Гудзик стал тренером омского «Авангарда»…

О МЕТОДАХ КИНГА

– Мы выигрываем чемпионат с большим отрывом, – вспоминает Величкин. – И начинаем подходить к плей-офф. Проигрываем «Ладе», «Ак Барсу». Буксуем… Кто-то думает, что в «Магнитке» начали «грузиться» перед кубковыми матчами – больше работать в зале, бегать. Но мы ничего не делаем! Закрадываются сомнения…

Кинг пишет, что я очень сильно переживал перед плей-офф. Да, верно. Я же все здоровье оставил в хоккее… Начинаю разговаривать с тренерами: «В чем дело?». Все пожимают плечами: «Дэйв с нами не общается». Перед плей-офф был утерян контакт Кинга со всем тренерским составом. Главный тренер сидел в офисе. Никаких вопросов, никаких советов… Мы не привыкли так работать. И при Белоусове, и при Сикоре в команде был штаб: мы спорили, ругались, с чем-то не соглашались. Но принимали решение сообща.

Такое поведение Кинга напрягало. И я начал заходить к нему в кабинет, задавать вопросы. Он стал психовать. Знаете, что после проигранного матча наши сотрудники первым делом бежали в офис Кинга, чтобы спрятать его ноутбук? Ведь Дэйв в такие дни крушил все, что попадалось под руку – столы, стулья. Мог и компьютер не пожалеть. Матерщинником был страшным. Ну ладно, мы все не без греха…

Хорошо, я перестал с ним разговаривать. Плей-офф придет и все покажет. И показал – мы проиграли в полуфинале.

Тут, признаюсь, началась паника. Что делать с Кингом? Совсем не на такой исход сезона мы рассчитывали. Может, нам лучше сразу расстаться? После советов решили: ладно, пусть работает – наверное, сделает выводы из ошибок.

– Какая ошибка была главной?

– Король он и есть король. После победных матчей у Кинга словно корона вырастала. Он считал, что все помощники – глупцы, ему в подметки не годятся. А выигрывает «Магнитка» только благодаря его заслугам. Зарвался Дэйв…

Когда закончился сезон, Кинг уже на второй день укатил обратно в Северную Америку. А в конце июня мне звонит его агент Левин: «У Дэйва тут предложение появилось…». В чем дело? Оказывается, Кинг потребовал увеличить ему контракт на 50 процентов! Он пообщался со своим другом Петром Воробьевым, и тот ему рассказал, сколько на самом деле получают русские тренеры в суперлиге.

Мы торговались десять дней. Команда уже вышла из отпуска. А Кинг сидит в Америке… И тут мы пошли на компромисс. Ладно, увеличим контракт еще на 25 процентов от того, что гарантировали во втором сезоне. Тогда Кинг сказал: «О’кей, я полетел в Гармиш-Партенкирхен». Как раз там «Магнитка» проводила сборы.

Вот тут мы выходим на тему баварского курорта, на котором, как пишет Кинг, русские идиоты прожигают деньги. Идиот – он, а мы – нормальные люди. Какой это курорт? Горнолыжный. Кто там бывает в июле? Никто. Мы жили в четырехзвездочном отеле по цене двух звезд. Нам делают огромные скидки. Горы, шикарный климат, уютный стадион. Команда там уже восьмой год успешно тренируется. Зачем же обвинять меня в растрате денег, как это делает Дэйв?!

О МАГНИТОГОРСКИХ ОСОБНЯКАХ

– Я спросил у Кинга, когда он к нам только приехал: «Дэйв, где ты живешь?» – описывает диалог Величкин. – Тот отвечает: «В летнем домике в Канаде». Там даже не топят. А зачем это Кингу? Он то в одной стране работает, то в другой… Кочевник.

Сейчас Дэйв рассказывает, что отдыхает в респектабельной Аризоне, в своем доме. Как он его купил? На наши деньги. И после этого Кинг травит байки о моем особняке?

Чтобы вы знали: я получаю зарплату, как 18-летний пацан-«масочник» из нашей команды, который за сезон забивает 1 гол и делает 2 передачи. Это где-то 5 процентов от контракта Кинга. За три года до этого я вообще зарабатывал 2 тысячи долларов в месяц.

Дом начал строить после того, как в центре Магнитогорска свою квартиру продал, – стыдно сказать, своей дочери и зятю. Они свою маленькую квартиру продали, и деньги отдали мне, переехав в наше жилье. А я нанял строителей Равшана и Джамшута (Величкин так образно назвал шабашников из стран бывшего СССР. – Прим. ред.), которые начали строить мне дом. Было это четыре года назад. С фирмой «Монтажник», которая Равшана и Джамшута прислала, я рассчитался только сейчас. Да и то после них теперь нужно новый ремонт делать.

Мой участок – 12,9 сотки. Деревья красиво подсвечены, как пишет Кинг? Там висят четыре бра по 350 рублей – я их в магазине купил. Водопад? Лист ржавого железа Равшан согнул, к забору прибил и шланг пустил – струйка теперь бежит. Золотые рыбки в пруду? В землю зарыли поливной бак. Зять на рыбалку ходил, наловил 10 карасей. Чистить заживо жалко, выпустили в бак. Тут как раз Кинг в гости пришел. Сел на стульчик, растянулся: «Красота! Газон зеленый, природа… Будто Калифорния! Неужели так живут в Магнитогорске?»

Я и подумать не мог, что он меня за олигарха примет. Вот фантазия у человека, да? Я никогда не считал себя мажором. Мне все доставалось тяжелым трудом. Но, я думаю, жизнь удалась – сына вырастил, дерево посадил, дом построил. Занимаюсь любимым делом, которому отдаюсь без остатка.

ПОСТСКРИПТУМ

– После всего скандала, как вы считаете, стоит ли приглашать в суперлигу тренеров из Северной Америки?

– Стоит. Мы обожглись не на канадце, а на конкретном человеке.

– У вас нет желания подать в суд на Кинга за клевету?

– Нет. Бог ему судья. Он же своими мемуарами не в Величкина плюнул, и не в «Магнитку» – во всю Россию. Теперь нас всех будут считать взяточниками, бандитами, дикарями.

– Один из наших читателей посоветовал в будущем вносить пункт в контракт с иностранными тренерами, чтобы те не писали книги.

– Без шуток, дельная мысль. Пусть делятся впечатлениями лет через десять после увольнения. Вы знаете, иностранцы никогда не понимали наших пословиц. Например, такую: «Не выноси сор из избы». Или «Не плюй в колодец». Не понимают и не поймут никогда.

И еще хочу сказать. Я не собирался оправдываться. При этом очень не хотелось молчать, когда меня полили грязью... И молчать плохо, и говорить плохо. Но на этом моя история с Дэйвом Кингом закончилась. Больше я не скажу о нем ни единого слова.

КСТАТИ

Книгу Дэйва Кинга на самом деле читает вся Северная Америка. Вчера интервью на телекомпании СВС давал главный тренер «Детройта» Майк Бэбкок. Когда у него спросили о перспективах Григоренко, Майк ответил, что вычитал в мемуарах Кинга о том, что в суперлиге начинают готовиться к сезону за два месяца, сажая игроков на сборы. «Возможно, Игорю не хватило времени, чтобы вписаться в состав «Детройта», – выдвинул свою версию Бэбкок.

Показывать новые сообщения медиатрансляции автоматически
Все коментарии (0)