9 марта 1934 года родился Юрий Гагарин, чье имя носит главный трофей КХЛ. В день рождения первого космонавта планеты вспоминаем о второй любви Юрия Алексеевича – хоккее…

«ПЕРВЫЕ В КОСМОСЕ – ПЕРВЫЕ В ХОККЕЕ!»

Когда в 2008 году только-только созданная Континентальная лига объявила, что главный трофей КХЛ будет носить имя Юрия Гагарина, хоккейный мир удивился. И даже изумился. Мол, как же так, у нас столько своих легенд – от Боброва до Харламова, а приз назван в честь космонавта. Первый президент лиги Александр Медведев в интервью «Советскому спорту» весной 2008-го так объяснил выбор имени трофея.

– Александр Иванович, почему все-таки главный трофей страны носит имя человека не из мира хоккея?
– А чем вам не нравится эта идея? Мне она показалась очень привлекательной. Объединяющей людей. Юрий Алексеевич Гагарин – первопроходец космоса, его имя ассоциируется у жителей России с высшими достижениями. Он – символ нации. Гагарин осуществил прорыв в космосе, мы же, создавая новую лигу, хотим добиться прорыва в нашем хоккее. Первые в космосе – первые в хоккее! Символично, не правда ли? Плюс ко всему фамилия Гагарина известна во всем мире. Так что идея интересная, она обсуждалась на заседаниях рабочей комиссии КХЛ, и представители клубов поддержали ее единогласно. Вы говорите, что Гагарин – не хоккейный человек? Это не совсем так. Он ведь очень любил хоккей, сам играл. Вспомните популярную в начале 70-х песню о Гагарине – там есть такие слова: «…Как на лед он с клюшкой выходил».

– Были ли другие варианты названия трофея?
– Да. В частности, рассматривали вариант назвать кубок именем Тарасова. Но ведь Анатолий Владимирович работал со сборной в связке с Аркадием Чернышевым, причем старшим тренером считался именно Чернышев. И сейчас разбивать их тандем было бы не совсем корректно. Имя Гагарина же устраивало всех. В том числе и нынешних лидеров российского хоккея – Магнитогорск, Казань, Омск, Ярославль, которые во времена Тарасова и Чернышева в высшей лиге чемпионата СССР еще не играли. О великих тренерах и хоккеистах, впрочем, мы тоже не забыли. Их именами мы решили назвать дивизионы.

«ГАГАРИН ЛЮБИЛ ЛЕЗТЬ НА ВОРОТА»

Юрий Гагарин не просто играл в хоккей, а был капитаном команды Звездного городка «Наши». Он не выделялся на фоне остальных запредельным катанием и филигранными передачами. Но свою команду первый космонавт планеты заводил мастерски. Впрочем, он ее и придумал. Были просто игроки – стали «Наши». Именно это слово Гагарин однажды написал на свитерах партнеров.

Об этом в интервью «Советскому спорту» рассказал один из игроков «Наших» – дважды Герой Советского Союза космонавтом Виктор Горбатко.

– Как начинался хоккей в Звездном городке?
– Все просто. Он был включен в обязательную программу физподготовки. Тренировал нас и судил матчи Борис Легоньков, наш физрук.

– Откуда взялось хоккейное обмундирование?
– Его просто привезли и раздали нам. Думаю, что руководство связалось с ЦСКА и там, узнав, для кого нужна форма, с радостью пошли навстречу. Конечно, эти доспехи отличались от сегодняшних. Попроще были.

– Вы были нападающим?
– Да, как и Гагарин. Иногда играл против него, иногда – в одной команде. Даже в одной тройке.

– Шайбочками-то он делился? Или сам на ворота лез?
– Делился, конечно. Но кому не нравится самому забивать?! Заводились мы не на шутку. Гагарин – особенно. Все знают, что проигрывать он страсть как не любил.

– Говорят, что лучше всех на льду с клюшкой смотрелся Валерий Быковский…
– Это точно. Валера вырос в Подмосковье, и хоккей для него был не в новинку.

– Чем на льду еще запомнился хоккеист Гагарин, кроме огромного желания забросить шайбу?
– Ничем особенным. Тот же Быковский – да, выделялся. Юра же играл в принципе так же, как все остальные. А то сейчас изображают его чуть ли не профессиональным хоккеистом.

– Вы сказали, что на матчах были и судьи. Значит, доводилось первому космонавту планеты просиживать штаны на скамейке штрафников?
– Да что вы, какая там штрафная скамейка! Играли без удалений. Результат, как бы ни было приятно победить, стоял на втором плане.

– Кто приходил поболеть за вас?
– Обычные жители Звездного городка. Поначалу-то не было никого. Но потом народ стал присматриваться. И к тому времени, когда хоккей запретили, собиралось приличное количество народу. На самом деле – это удивительно. В городке не было почти ни одного целиком достроенного дома, а хоккейная коробка уже стояла. Потом и «Шайбу! Шайбу!» началось. Все как на настоящем матче.

– Самый настоящий и известный матч – тот, на котором родилась команда «Наши». Кто все это придумал?
– Сыграть нам предложили руководители ЦК комсомола. Мы согласились и в итоге обыграли их.

– Не помните, с каким счетом?
– Нет. Но не крупно, это точно. Они же любители – и мы любители.

– А вы забивали в этом матче?
– Конечно, я же нападающий. Причем не одну шайбу. Гагарин, кстати – тоже.

– Есть знаменитая история о том, что Юрий Алексеевич придумал, как различать в этом матче своих и чужих игроков. Для этого на свитерах космонавтов написали «Наши».
– Придумал действительно он, поскольку был капитаном. Но не для того, чтобы четко видеть своих и не отдать пас сопернику. Просто надо было как-то назвать команду. Вот ему в голову и пришло именно это слово: «Наши». Все остальные идею поддержали.

– Настоящая хоккейная разметка на том поле была?
– Нет, только середину для вбрасывания нарисовали.

– Понятно, что лед заливали сами. Качественным он получился?
– Никто не привередничал. А особенно я, потому что со льдом не самые хорошие воспоминания связаны. Я вырос в небольшом поселке на Кубани, там тоже зимой мы выходили на замерзший пруд поиграть в хоккей с мячом. И однажды меня угораздило провалиться под лед. Причем, как назло, в самом глубоком месте! Но повезло, удалось выкарабкаться самому.

– В настоящем хоккее всегда есть и ссоры, и драки…
– Высказать друг другу могли, это да. За те же нарушения правил. Но до рукоприкладства никогда не доходило.

– Если играли не с комсомольцами, а между собой, то как делились на команды?
– Обычно мы – первый отряд космонавтов – играли против второго.

– И кто чаще побеждал?
– Мы! Играли лучше, да и помоложе были, чем ребята из второго отряда. В наш ведь набирали совсем молодых. Это потом начали приходить люди посолидней.

– Сколько всего матчей было сыграно в Звездном?
– Не меньше 20, это точно.

– Виктор Васильевич, правда ли, что хоккей в Звездном закончился после того, как кандидату в космонавты Анатолию Филипченко шайбой кто-то – чуть ли не сам Гагарин – попал в лоб?
– Хочется уточнить: не в лоб, а в щеку. Хотя, согласитесь, приятного тоже мало. Если учесть, что случилось это уже на этапе подготовки к полету.

– Так кто же нанес этот роковой для космического хоккея удар?
– Мы тогда играли между собой. Поэтому уже и не вспомню. Может быть, самого Филипченко спросить?

– Увы, он интервью давно не дает. Отказал и нам. Так что это останется тайной. А вот то, что «прикрыл» хоккей знаменитый генерал Николай Каманин, который тогда руководил отрядом космонавтов, известно хорошо.
– Да, но сделал он это по настоятельной рекомендации врачей. Мы, конечно, сильно расстроились.

– А мог ли Юрий Гагарин использовать свой авторитет и поспорить с Каманиным?
– Вопрос поставили так: или вы летите в космос, или играете в хоккей. Понятно, что выбора у нас не осталось. Кстати, в октябре 1969 года мы полетели как раз с Филипченко. Так вот, в состоянии невесомости лица у нас распухли. И этот его хоккейный шрам стал бурого цвета, принял просто жуткие очертания. Говорю Толе: «Ну, ты и страшен!» На что он ответил: «Можно подумать, сам – красавец».

«ПОСЛЕ ИНТЕРВЬЮ ГАГАРИН ПРИГЛАСИЛ МЕНЯ В БУФЕТ»

Патриарх нашей хоккейной журналистики Владимир Писаревский рассказал «Советскому спорту» о том, как брал у Юрия Гагарина интервью в перерыве хоккейного матча примерно за год до его трагической гибели в марте 68-го….

– В этот день ЦСКА встречался со «Спартаком», – вспоминает Писаревский. – Юрий Алексеевич был страстным поклонником армейцев. Старался не пропускать ни одного домашнего матча. У него в стареньком Дворце спорта «Лужники» и место персональное имелось. На 10-м или 11-м ряду, прямо под правительственной ложей. И строго по центру – аккурат напротив красной линии. На игры он приходил с друзьями-космонавтами – Титовым, Леоновым… Но чаще, как и в тот раз, с женой.

Когда Гагарин появлялся на трибуне, его встречали аплодисментами. Но подобраться к нему было ох как непросто. Сектор, с которого он смотрел игру, строго охранялся. Вроде и не видно было охранников – не то, что сейчас. И за руку никого не хватали. Но простому смертному туда вход был заказан.

Я был молодым 24-летним журналистом. Но в «Лужниках» работал уже постоянно. Потому и к Гагарину рискнул подойти с микрофоном в перерыве матча.

Так близко я общался с Юрием Алексеевичем первый раз. И сразу ощутил на себе силу его улыбки, известной на весь мир. Это был не человек, а бездна обаяния! Он пригласил меня присесть и сразу расположил к себе. Не чувствовалось никакой стены между великим человеком и свалившимся ему на голову молодым корреспондентом.

Но еще больше Гагарин меня поразил, когда начал рассуждать о хоккее. Настолько тонко он понимал и оценивал все нюансы игры. Разбирал эпизоды, рассуждал о тактике… У меня еще мелькнула мысль, что в нем самом сидит хоккеист. И не будь Гагарин космонавтом, он мог бы стать отличным игроком.

Именно хоккей он выделял среди прочих видов спорта. Любил его за молниеносность решений, которые надо принимать на площадке.

А как он говорил об игроках… Ценил их не только за мастерство, но и за самоотдачу. В интервью высказал мысль, что хоккеист должен быть не просто спортсменом, но еще и артистом на сцене. Который в игре горит, выплескивает себя без остатка, без фальши… Тех, кто себя на льду бережет, мог определить безошибочно.

Больше всего он любил думающих игроков. Особенно выделял двух защитников – армейца Рагулина и динамовца Давыдова. Рагулина вообще называл Профессором. Хотя большинство болельщиков в то время восторгалось в первую очередь мощными габаритами и могучей силой Александра, а не его умением мыслить.

Дружил Гагарин и с нападающими – Локтевым, Альметовым… Мог запросто приехать к ним на базу, чтобы просто пообщаться. Мне он тогда сказал, что словно энергией с игроками обменивается, что они подпитывают друг друга.

– Мы так заговорились, что не заметили, как закончился перерыв, – завершает свой рассказ Писаревский. – И тогда Юрий Алексеевич предложил встретиться после матча – в небольшом буфете, расположенном между площадкой и раздевалками команд. Там после игры традиционно собирались хоккеисты, артисты, журналисты… Одним словом, бомонд. Не успели мы после матча усесться за столик, как к нам, невзирая на длинную очередь, из-за стойки вылетела буфетчица и принесла Гагарину маленькую чашечку кофе.

– А можно и моего собеседника угостить? – махнул рукой в мою сторону Юрий Алексеевич. Принесли и мне… Сделав глоток, я поднял на Гагарина испуганные глаза – в кофе была изрядная доля коньяка.

– Ничего, все в порядке… – успокоил меня Гагарин, продолжая беседу.

– Тогда, может, чокнемся? – преодолевая растерянность, предложил я.

– Ни в коем случаем! – шепотом предупредил Гагарин. – Люди не должны видеть, что я выпиваю. Сидим, пьем кофе…

«ВСЕ НАЧАЛОСЬ С ЮРИЯ АЛЕКСЕЕВИЧА»

В Звездном городке снова играют в хоккей! В Центре подготовки космонавтов возрождена хоккейная команда «Наши», за которую играл легендарный Юрий Гагарин. Сейчас эта ледовая дружина выступает в турнирах Ночной хоккейной лиги.

Команда «Наши» была возрождена совсем недавно – в 2014 году. Но быстро добилась успеха. Нынешней весной выиграла очень престижный в Ночной хоккейной лиге турнир – «Кубок большого шлема». Ну а чему удивляться? Космонавты – люди тренированные и со спортом с детства «на ты». С хоккеем – в том числе. И уступать первенство не привыкли! О создании и успехах сборной космопроходцев «Советскому спорту» рассказал ее капитан, герой РФ, летчик-космонавт, а ныне начальник Центра подготовки космонавтов Юрий Лончаков.

– Все началось с Юрия Алексеевича Гагарина, – начинает рассказ Юрий Лончаков, внешне удивительно напоминающий первого космонавта Земли. – Он очень уважал спорт. А хоккей был одним из его любимых видов. Поэтому в 1963 году в Звездном городке спонтанно возникла команда, которую назвали «Наши»…

Сейчас мы решили ее возродить. Я сам много в своей жизни занимался спортом, достиг весомых результатов в дзюдо. И хоккеем тоже увлекался серьезно. Играл за сборную своего родного города Актюбинска на «Золотой шайбе». Затем выступал за команду Оренбургского летного училища, за любительские команды… И вот решил создать свою – в Центре подготовки космонавтов. Тем более, что сейчас в России столько катков строится. И Президент страны призывает к здоровому образу жизни, нормы ГТО вернулись…

А хоккей – вообще наша визитная карточка в спорте. Я сам мальчишкой переживал за Суперсерию-72. И с тех пор влюблен в эту игру. Фильм про Валерия Харламова – «Легенду №17» – четыре раза смотрел! Кстати, я под этим номером за город постоянно играл…

 – С удивлением узнал, что за нынешнюю команду Центра выступают космонавты, которые готовятся к полетам на орбиту.
– Конечно. Александр Самокутяев, Сергей Залетин… Они раньше тоже занимались хоккеем. Есть хорошие молодые ребята из нового набора, которые сейчас готовятся к своему первому полету в космос. Всего человек пятнадцать. Это и космонавты, и работники нашего центра. Занимается больше народу, мы всех принимаем. Но для участия в турнире отбираем лучших. 

– Как ваша команда оказалась в НХЛ?
Однажды Александр Якушев обратился к нам с просьбой поприветствовать один из турниров Ночной лиги с орбиты. Мы все организовали, завязались отношения. Руководство лиги поблагодарило нас, мы в ответ пригласили их в гости… И когда в НХЛ узнали, что у нас тоже есть команда, сразу пригласили выступить в Сочи. В прошлом году мы заняли шестое место. А потом хорошо потренировались, привлекли новых ребят. И вот теперь у нас тут стоит Кубок! Очень гордимся этой победой. И посвятили ее Юрию Гагарину, создавшему нашу команду.

– Наверняка, хоккей не единственный вид спорта, которым увлекаются космонавты.
– Есть и своя футбольная команда, которая тоже не спускается с пьедестала на любительских турнирах.

– Вот футбольное поле у вас прямо на территории ЦПК в отличном состоянии. А ледовая площадка есть?
– Мечтаем, чтоб у нас была своя маленькая арена. Пусть даже полуоткрытая, которую можно построить достаточно быстро. Место для нее имеется. Надеюсь, что реализуем этот проект. Любителей и хоккея, и просто коньков у нас очень много. Мы вообще народ спортивный. У нас на стадионе и качественные беговые дорожки, и спортивный городок, где можно нормы ГТО сдавать. В прошлом году провели первую, как мы ее называем, Космическую спартакиаду. К нам из Подмосковья приехало 19 команд, и космонавты, во главе со мной, тоже нормы ГТО сдавали. В этом году мы ее повторили, уже на более высоком уровне. А хоккеем пока занимаемся на площадке в Щелково, еще в Балашиху ездим.

– Сколько раз в неделю тренируетесь?
– Обычно два. Конечно, хочется больше. Поэтому и нужен свой дворец. Но лично я и некоторые другие ребята успевают еще поиграть и в других командах. На следующий год мы настроены очень решительно! Тем более, что все космонавты обязательно занимаются «физо» три раза в неделю. У нас и бассейн прекрасный, и тренажерный зал, есть теннисные корты, волейбольные площадки…

– Как космонавты относятся к тому, что именем Гагарина назван и главный приз КХЛ?
– Это правильно. Гагарин – это символ нашей нации и прогресса. Прорыв в космос, прорыв в будущее. Поэтому Кубок и стал таким престижным! Тем более, что решающие битвы за него проходят в апреле, когда весь мир празднует День Космонавтики. Это символично. Кстати, в 2016 году наши ребята на орбите – Юрий Маленченко, Алексей Овчинин и Олег Скрипочка – поздравили магнитогорский «Металлург» с победой в Кубке Гагарина. А уральские игроки в свою очередь передали им свое приветствие с Земли…

– Трудно организовать такие сеансы связи с орбитой?
– Благодаря спутниковой связи это возможно. Причем, довольно с высоким качеством.

– А посмотреть хоккей на орбите можно?
– В записи. Буквально на следующий день. И космонавты следят за хоккеем! Я помню, как готовился к своему третьему полету. В те дни я тренировался в NASA. А тут наши с канадцами в финале играют! Как раз было 100-летие хоккея, 2008-й год. Там еще Ковальчук победную шайбу забросил. Такая битва. Наши проигрывали 2:4 в третьем периоде. Надежды было совсем мало, все расстроенные. Помню, орали, кричали… И какое же это было счастье, когда наши выиграли. Пусть хоккей придумали канадцы. Но и наша школа есть. И она продолжает жить и побеждать. Мы тогда были очень благодарны ребятам из сборной России. За то, что они прославляют страну. Так, как ее когда-то прославляли Харламов, Петров, Михайлов, Якушев… У меня до сих пор, когда их встречаю на разных мероприятиях – дух перехватывает. Сразу вспоминается, как мечтал пацаном рядом с такими мастерами оказаться. Так что хоккей мы будем поддерживать всегда.

БЕСЕДА Н.С.ХРУЩЕВА С ПЕРВЫМ КОСМОНАВТОМ Ю.А.ГАГАРИНЫМ

Ни у «на десерт» приведем выдержки из номера «Советского спорта» от 13 апреля 1961 года, семь из восьми страниц которого были посвящены первому полету в космос.

«Находящийся в районе Сочи Первый секретарь ЦК КПСС и Председатель Совета Министров СССР товарищ Н.С.Хрущев 12 апреля с неослабным вниманием следил за подготовкой и запуском корабля-спутника «Восток», за полетом первого в мире космонавта, советского гражданина, летчика-коммуниста Ю.А.Гагарина – пионера освоения космоса.

Вскоре после сообщения о благополучном завершении первого космического полета и приземлении Ю.А.Гагарина в заданном районе состоялся разговор по телефону между товарищем Н.С.Хрущевым и первым космонавтом Ю.А.Гагариным. Это произошло в 13 часов по московскому времени.

Ю.А.Гагарин: Я только что получил вашу приветственную телеграмму, в которой вы поздравляете меня с успешным завершением первого в мире космического рейса. Сердечно благодарю вас, Никита Сергеевич, за это поздравление. Счастлив доложить вам, что первый космический полет успешно завершен.

Н.С.Хрущев: Сердечно приветствую и поздравляю вас, дорогой Юрий Алексеевич! Вы первый в мире совершили космический полет. Своим подвигом вы прославили нашу Родину, проявили мужество и героизм в выполнении такого ответственного задания, своим подвигом вы сделали себя бессмертным человеком, потому что вы первым из людей проникли в космос.

Скажите, Юрий Алексеевич, как вы себя чувствовали в полете? Как протекал этот первый космический полет?

Ю.А.Гагарин: Я чувствовал себя хорошо. Полет проходил очень успешно, вся аппаратура космического корабля работала четко. Во время полета я видел Землю с большой высоты. Были видны моря, горы, большие города, реки, леса.

Н.С.Хрущев: Можно сказать, что вы чувствовали себя хорошо?

Ю.А.Гагарин: Вы правильно сказали, Никита Сергеевич, я чувствовал себя в космическом корабле хорошо, как дома. Я еще раз благодарю вас за сердечные поздравления и приветствие с успешным завершением полета.

Н.С.Хрущев: Скажите, Юрий Алексеевич, у вас есть жена, дети?

Ю.А.Гагарин: Есть и жена, Валентина Ивановна, и две дочери – Лена и Галя.

Н.С.Хрущев: А жена знала, что вы полетите в космос?

Ю.А.Гагарин: Да, знала, Никита Сергеевич.

Н.С.Хрущев: Передайте мой сердечный привет вашей жене и вашим детям. Пусть ваши дочери растут и гордятся своим отцом, который совершил такой великий подвиг во имя нашей советской Родины.

Н.С.Хрущев: А ваши родители, мать и отец живы? Где они сейчас находятся, чем занимаются?

Ю.А.Гагарин: Отец и мать живы, они живут в Смоленской области.

Н.С.Хрущев: Передайте вашему отцу и вашей матери мои сердечные поздравления. Они вправе гордиться своим сыном, который совершил такой великий подвиг».

Связанные материалы: