В каждом футбольном времени года есть свои плюсы и минусы. К последним с полным правом можно отнести всевозможные проявления стихии. Летом – ливни и град, зимой – снегопад и метели (что такое «зимний» футбол болельщики могли видеть в минувшую субботу, отслеживая перипетии встречи ЦСКА – «Спартак»)… Но, как известно, матч должен состояться в любую погоду, вот и выходят футболисты на газон (зачастую в таких условиях понятие «газон» весьма сюрреалистично), чтобы не играть, а бороться с погодой.

АНКЕТА

 Редкий футболист не испытал на себе прелести экстремального футбола. Тем более если футболист этот – уроженец Российской Федерации, страны, безмерной не только по географическим меркам, но и по погодным. От бурана до 40-градусной жары, от шквального ветра до вечной мерзлоты… «Советский спорт» решил узнать «метеорологические» пристрастия игроков и судей – непосредственных участников экстрим-футбола.

Владимир БЕСЧАСТНЫХ, нападающий «Спартака»:

– Я жару очень плохо переношу. Для меня ливень и снег лучше, чем палящее солнце. Помню, мы три года назад с Исландией играли, тогда в тени было что-то под 40 градусов, и у меня настолько организм истощился, что врачи просто вынесли форварда Бесчастных с поля.

Андрей СОЛОМАТИН, защитник ЦСКА:

– Жару не терплю. Помню, еще когда в «Локомотиве» играл, мы после победного Кубка через два дня поехали на матч в Новороссийск. Вот это была жара! А мы к тому же после кубкового шампанского… Еле-еле 1:1 сгоняли.

Игорь СЕМШОВ, полузащитник «Торпедо»:

– Для меня лучше холод, чем пекло. В прошлом году весь сезон в «Лужниках» в парилке играли. Ноги не бегут, не дышится, думаешь: когда же все это закончится? Такие же ощущения испытывал, когда во Вьетнаме товарищеские матчи играли – там вообще дышать невозможно…

Денис ПОПОВ, нападающий ЦСКА:

– Человек так устроен, что ему всегда плохо. Дождь – плохо, снег – плохо, солнце – тоже плохо. Естественно, что в 40 градусов жары и в 5 часов вечера играть не слишком приятно, но и не лучше, если минус такой, что поле замерзло.

Про меня говорят, что Попову лучше удаются такие матчи, когда погода не ахти. Может быть, что-то в этом и есть. Тут, наверное, дело в природных данных. Кто маленький, тому сложнее приходится.

Алексей СПИРИН, арбитр международной категории:

– Помню, судил на чемпионате мира-89 для игроков до 20 лет матч Испания – Аргентина (турнир проходил в Саудовской Аравии). Так там во время игры настоящая песчаная бура поднялась! Песок носился с бешеной силой, слепил глаза, забивался в рот и нос, скрежетал на зубах… Дышать нечем! Я уж собирался встречу прекратить, но тут буря, словно по мановению волшебной палочки, улеглась. А другая забавная «погодная» история связана у меня с Одессой, где я в конце 80-х судил матч СКА (Одесса) – «Крылья Советов» (Самара). Туман стоял такой, что на поле мало что было видно, но тогда у нас о переносах и не заикались. Пришлось играть. Я столько бегал (старался быть поближе к месту событий), сколько, наверное, за всю мою жизнь не пришлось. И все эти мои передвижения в тумане сопровождались чисто одесскими шутками: «Ну шо, где этот усатый бегает? Вон он! Так ты шо, его видишь?» Весь матч я отсудил в каком-то полусказочном состоянии от ощущения близости неиссякаемого народного юмора…

Валентин БУБУКИН, нападающий «Локомотива» 50–60-х:

– Я в жару легко играл. Любил даже. Помню, полуфинал победного Кубка Европы-60 играли в Париже в 12 часов дня в 35-градусное пекло! У меня объем легких был 7200, я и бегал как заводной. Плюс знал тех наших полузащитников, которые выпить любили. Как дам в начале матча пару рывков по 40–50 метров, они взмолятся: «Бубука, кончай! Сил нет…» И я в конце матча полноправный хозяин фланга (улыбается).

В дождь там свои тонкости – грани между классными и средними командами (игроками) нивелируются. В «мокром» футболе важны мощь, выносливость. Удары издалека, прострелы, игра на добивании. Короткий пас запрещается, играть нужно только с лета, с ходу. Классно такой футбол получался у «Спартака» времен Симоняна, Нетто, Татушина, Сальникова. Фланги у них хорошо работали, все мощные были… Тогда и родилось понятие «спартаковская погода». Моросящий дождик, прохладно…

Виктор ПАПАЕВ, полузащитник «Спартака» 60–70-х:

– Мне чемпионская игра сезона-69 запомнилась. В Киеве мы играли с «Динамо», причем хозяев устраивала ничья. Нам же, чтобы получить золото, нужна была только победа. И «Спартак» в Киеве под дождем, переходящим в снег, выиграл 1:0, тем самым не позволив динамовцам в четвертый раз подряд стать чемпионами СССР! Сейчас поля лучшего качества, на них и в дождь можно играть. Подогрев какой-никакой способствует. Грунт более-менее держит. А раньше какие шипы ни накручивай – все не то! И мяч не «ходит», в лужах застревает. Что до жары, то мне в такую погоду легче игралось. Я же саратовский, степной. К тому же еще грузноватый, меня в такой парилке подсушивало, и бегал я очень легко. Движение было что надо.

Вячеслав ЧАНОВ, вратарь «Торпедо», «Шахтера», ЦСКА 60–80-х:

– Для меня октябрь и ноябрь – любимые месяцы. Я и родился 23 октября… В холодную погоду для вратаря главное – кончики пальцев не отморозить. Много не наденешь, вот и приходилось руки то под мышки засовывать, то между ног. Чтоб грелись… Помню, мы, торпедовцы, играли с «Шахтером» в… метель! С завываниями, с поземкой – все как полагается. За центром поля ничего не видно. Вот и стоишь греешься… Выезды на юг тоже не прогулочными были. Приходилось и в 45 градусов играть, и в 50. С поля уходили, а в бутсах пот хлюпает…