ОСОБОЕ МНЕНИЕ

В этом сезоне немало внимания СМИ уделяют разговорам о банкротстве двух клубов — «Буффало» и «Оттавы». Но те, кто внимательно следит за НХЛ, знает, что в этой самой богатой и стабильной в мире лиге больших финансовых проблем не бывает.

Примечательно, что «Оттава», несмотря ни на что, продолжает показывать отличный хоккей и лидировать в дивизионе. «Буффало» выступает хуже. Но зарплату там выдают по-прежнему. Хотя хозяева клуба ищут нового покупателя, и к следующему сезону они его обязательно найдут. Лига ситуацию контролирует, и как бы то ни было все вопросы решить удастся. Другое дело, что остается неизвестным, придется ли при этом клубу менять город. Пока об этом речи не идет. Нет оснований считать, что НХЛ испытывает серьезные финансовые затруднения. Там бизнес налажен четко. И если у какого-то конкретного клуба возникают проблемы, то они касаются исключительно хозяев. А если говорить о лиге в целом, то о положении в ней ярче всего свидетельствует заявление в понедельник комиссионера НХЛ Гари Беттмана о том, что в этом сезоне поставлен рекорд посещаемости матчей.

В нашем хоккее ситуация другая. Читая российскую прессу и разговаривая со специалистами, тренерами, руководителями хоккея, нельзя пройти мимо полемики, развернувшейся сейчас вокруг того, по какому пути идти виду спорта дальше, как должен проводиться чемпионат и в каком виде существовать профессиональной лиге.

Никак не могу согласиться с предложениями расширить и закрыть Суперлигу. Это, мол, позволит развивать хоккейный бизнес по примеру НХЛ. На самом же деле никаких сравнений тут просто быть не может. В Северной Америке посещение матча обходится болельщику в общей сложности долларов в 350 – 500. Такие деньги там средний класс населения платить в состоянии, у нас же подобное нереально. И на чем тогда, скажите, бизнес делать? Ведь наибольший процент прибыли приносит посещаемость! Мы можем сколько угодно утверждать, будто у нас есть настоящий бизнес, но это же будет просто фикцией. Хоккей — составная часть рынка в нашей стране. Но его-то, реального рынка, как такового нет. Хоккейные клубы – это, как раньше говорили, часть социальной программы. А в переводе на современный язык это часть предвыборной кампании. Некоторые команды даже входят в бюджет региона или республики, и говорить о каком-то бизнесе несерьезно. В России хоккей – любимая в народе игра, и поэтому в него вкладываются деньги, которые имеют чисто политические дивиденды. А вершина пирамиды – национальная сборная.

Часто слышу, что команды, которым придется покинуть Суперлигу, потеряют поддержку, и в результате могут умереть школы, давшие миру многих сильных игроков. С такой позицией спорить нельзя. Но в то же время вернулись же в прошлом сезоне в элиту «Спартак» и «Крылья Советов». Сейчас по этому же пути уверенно идут «Торпедо» и «Химик», за ними могут проследовать и другие. А ЦСКА, может быть, и вовсе пошел на пользу вылет из Суперлиги. Кто знает, состоялось бы без этого долгожданное объединение двух команд с практически одинаковыми названиями? Владельцы обоих клубов поняли, что продолжать бороться друг против друга бесполезно, никто не выиграет от того, что то одни, то другие будут вылетать из Суперлиги. И нашли общий язык. Результат налицо: ЦСКА — вновь боеспособная единица. Причем надо учесть, что объединение произошло буквально накануне старта чемпионата, и времени на комплектование уже не было. Не исключаю, что и вылет «Мечела» пойдет на пользу челябинскому хоккею: объединив этот клуб с «Трактором», в городе можно из двух слабых команд сделать одну сильную.

Если закрыть Суперлигу, то получится три группы команд, каждая из которых будет решать локальные задачи. Кому-то надо биться за медали, кого-то устроит то, что они будут готовить молодежь для продажи за границу, а третья группа команд станет вообще вести себя, как получится: сначала «на ура», а потом – в зависимости от финансового состояния. И образуется болото. Тренерам, думаю, сложнее станет: будут оцениваться не их профессиональные качества, а лояльность по отношению к президентам. Ведь результат перестанет иметь решающее значение, за него будет бороться лишь треть участников, а остальным что переживать, если в спину никто не дышит? Совсем по-другому было в этом чемпионате: едва ли не до последнего момента клубов 8 могли вылететь из Суперлиги.