ГОСТЬ РЕДАКЦИИ

Легко объяснимы чувства человека, который много лет служил верой и правдой какому-то определенному клубу. Звезда Шепелева взошла в московском «Спартаке»: играя в нем, он в составе сборной СССР становился многократным чемпионом мира, Европы, брал золото на Белой Олимпиаде в Сараево. А теперь Сергей Михайлович сам возглавляет красно-белых.

НЕХВАТКА ОПЫТА

— Думал ли, что мне когда-нибудь доведется быть главным тренером «Спартака»? – переспрашивает Сергей Шепелев. – Наверное, нет. Но в любом случае я готовился стать тренером после завершения своей хоккейной карьеры.

— И как чувствуете себя в этой роли?

— Ощущаю большую ответственность. Ведь я работаю с таким знаменитым клубом, как «Спартак»! Более того, сейчас приходится уделять большое внимание не только тренировочному процессу, но и помогать игрокам в бытовом плане. Наверняка в прошедшем сезоне были какие-то ошибки и с моей стороны, раз наша команда не осталась в Суперлиге. Но на ошибках учатся. Главное, чтобы здоровья хватило для продолжения работы. Мне она очень нравится!

— А когда вас назначали на пост главного тренера, вы были к этому готовы?

— Сказать, что абсолютно был готов, наверное, все-таки нельзя. Помню, мы вернулись с выездного матча из Челябинска. Я ведь был одним из тренеров клуба. На следующий день президент фонда поддержки «Спартака» Игорь Шабдурасулов предложил мне возглавить команду. Конечно, это было неожиданно. Однако я до того на всякий случай готовил себя психологически к такому повороту событий. Поэтому даже не раздумывал. И сразу дал согласие. Была у меня уверенность, что поставленную задачу мы с командой выполним. К сожалению, нам не хватило двух-трех побед, чтобы уйти из «опасной зоны». Мне как главному тренеру опыта не хватило. Но опыт ведь дело наживное!

— Сергей Михайлович, а почему вы только себя во всем вините? Наверное, стоит сказать и о необъективном судействе.

— В некоторых наших матчах оно действительно было некачественное. Судьи попросту не готовы обслуживать игры на таком высоком уровне, как российская Суперлига. Кто именно? Вы же прекрасно знаете, я не сторонник обсуждать действия арбитров. Поэтому давайте обойдемся без конкретных фамилий!

— Договорились. Скажите, а на вас вообще никто не давит? Вот говорят же, что «Спартак» – народная команда, негоже ей в хвосте плестись…

— По правде говоря, еще не успел как следует ощутить какое-то давление. Мне дали понять, что я буду работать со «Спартаком» и в следующем сезоне. Сейчас мы уже формируем новую команду. И если она вдруг будет выступать неудачно, то всю ответственность я, конечно, возьму на себя...

ДЕТСКИЕ «СНЕГУРКИ»

— Хоккей я обожал с детства, — вспоминает Сергей Шепелев. — У нас во дворе в Нижнем Тагиле мальчишки шайбу гоняли с утра до вечера. Зимы были долгие. Месяцев по семь, наверное, длились. Я тоже любил играть с ребятами. А когда мне исполнилось пять лет, получил от родителей в подарок коньки.

— Настоящие?

— «Снегурки» двухполозные, которые крепились к валенкам специальной тесьмой. Может, тогда я и решил, что буду хоккеистом (улыбается). Потом была «Золотая шайба» – турниры на первенство города. Я учился в детской спортивной школе. По нашему возрасту (1955 г.р.— Прим.авт.) подобралась хорошая юношеская команда. Мы даже выступали в финале чемпионата СССР среди юношей в Горьком. И заняли там после московского «Спартака» второе место. Из той нашей команды человек десять потом попали в команды мастеров. В том числе и я.

— Где вас заприметили?

— Мы же играли на первенство области. Там было два свердловских клуба: «Юность» и «Спартаковец», новоуральский «Кедр», а также команды из других городов, которые даже многие не знают. Кстати, после финала-72 в Горьком ходили разговоры, что меня могут пригласить в челябинский «Трактор».

— А в результате вы оказались в Свердловске…

— В 1973 году к нам приехали тренер «Автомобилиста» Владимир Шумков и тренер свердловского СКА Владимир Альфер. Мне шел 18-й год. Они в один голос предложили мне перейти в «Автомобилист». И добавили, что если я за год зарекомендую себя с хорошей стороны, то останусь в нем, а если нет, то пойду «служить в армию» в СКА. И когда я закончил школу, то сразу выехал в Свердловск.

— Как дальше развивались события?

— Год я отыграл в «Автомобилисте». А потом два года играл в СКА. Армия есть армия. От нее не скроешься. Тем более это были советские времена.

— Вы тогда кем-то из хоккеистов восхищались?

— Не могу сказать, что у меня были какие-то кумиры. Просто когда я пришел в «Автомобилист», то ко многим местным хоккеистам я относился с огромным уважением. Например, Адик Рудаков немало полезных советов мне давал как центральный нападающий. Я ведь тоже в этом амплуа выступал.

— А вам нравилось, как он играет?

— Да. Это был хоккеист, который видел на площадке практически все. Аркадий был маленького роста, небольших габаритов, поэтому в силовую борьбу особо не лез. Впрочем, от него этого и не требовалось. Рудаков славился умением выдать хороший пас, а также тем, что здорово завершал атаки. Не случайно его потом в 1975-м пригласили в «Спартак». Там он зарекомендовал себя с самой лучшей стороны. И стал в составе команды на следующий год чемпионом СССР.

— Если рядом играют такие мастера, то невольно будешь прибавлять…

— Я, между прочим, старался у каждого игрока потихоньку перенимать все лучшее. Не только у Адика. Можно сказать, именно «Автомобилист» со СКА и дали мне путевку в большой хоккей. Я возмужал, окреп. Чувствовал, что есть силы и желание играть на более высоком уровне.

— Чем же вы все-таки приглянулись «Спартаку»?

— Трудно сказать. Меня ведь, кстати, сначала в 1976 году в него приглашали. Тогда я еще «служил» в СКА (Свердловск). В начале апреля в Липецке проходил традиционный турнир Вооруженных сил. Там играли армейские команды. Возможно, тогда-то красно-белые меня для себя и открыли. Я даже писал заявление в «Спартак». Как-никак, чемпион в свои ряды позвал!

— Рады были?

— Естественно! Но когда я вернулся из Липецка в Свердловск, то меня сразу пригласили в основной состав «Автомобилиста». И я находился как бы на распутье. Пришлось выбирать. В результате я захотел остаться поближе к дому.

— Почему?

— В том году я должен был жениться – в августе. Тем более мне в Свердловске сразу дали двухкомнатную квартиру. К счастью, история все равно через три года повторилась. В 1979 году меня опять пригласили в «Спартак». Как говорится, от судьбы не уйдешь!

ЗЕЛЕНЫЙ СВЕТ

— Сейчас что-нибудь из своего знаменитого прошлого вспоминаете? Если попробовать, интересно, что в первую очередь у вас в памяти всплывет?

— Безусловно, как выиграли олимпийский турнир в 1984-м. Финальная встреча с чехами очень непростой получилась. Как правило, такие матчи красивыми редко бывают, ведь любая ошибка может перечеркнуть целый год работы. Естественно, шел закрытый хоккей. В итоге нам со счетом 2:0 все же удалось обыграть соперников.

— Счет тогда открыл Александр Кожевников. Говорили, что он, мол, забросил случайную шайбу.

— Ну это как сказать! Саша прокатил красную линию, от синей сильно бросил. Бросок у него настолько мощный получился, что вратарь вроде бы даже отвернулся от шайбы: она попала в перекладину, затем ему в спину и отскочила в ворота. Этот минимальный счет держался довольно долго. И было неизвестно, кто победит. Только когда мы в конце третьего периода забросили вторую шайбу, все, по сути, стало уже ясно.

— Не сомневаюсь, вслед за этим вы точно вспомните и Кубок Канады-81. Вы же три шайбы в решающем матче забросили.

— Верно. Тот матч, кстати, тоже для нас тяжелым выдался. И счет 8:1 абсолютно не отражает истинного соотношения сил. В Северной Америке мало кто сомневался в победе хозяев. Ажиотаж был страшный! За три часа до начала игры Дворец заполнился почти до отказа! Можете себе представить? Мы, разумеется, прониклись всей этой атмосферой, поэтому и настраивать никого особо не стоило. В первом периоде канадцы здорово давили, во втором была упорная борьба, а вот в третьем, когда при счете 4:1 Володя Крутов в меньшинстве им пятую «положил», они уже встали. Я тогда два приза получил как лучший игрок матча.

— Что они собой представляют?

— Симпатичные фигурки в виде хоккеиста, тяжеленькие. Не помню, правда, из чего сделаны. Дома стоят, как память.

Татьяна Шепелева, супруга: «Мне сразу жена Вити Шалимова позвонила. Сказала, дескать, давай встретим ребят в аэропорту. А у меня ребенок трехлетний на руках – на кого его оставить? Пришлось с собой в Шереметьево брать. К счастью, успели туда вовремя. Муж, помнится, сиял. А Владик Третьяк подошел ко мне и пожаловался: «Твой-то у меня все призы забрал…» Сергей ведь в символическую сборную турнира попал. Но настоящая известность пришла к нему, наверное, раньше – все-таки он уже чемпионом мира был».

— Вы в то время в сборную нашу уже от «Спартака» делегировались. А кто на вас в «Автомобилисте» глаз положил?

— Начальник команды Валерий Жиляев. Он тогда для спартаковцев подбором кадров занимался. После 1976 года меня ведь в «Спартак» звали еще, в том числе при Анатолии Ватутине. Но из Свердловска непросто было уйти. Не пущали!

— Что вы имеете в виду?

— Местный спорткомитет долго «добро» на переход не давал.

— А какое право чиновники имели вас силком в клубе удерживать?

— Сами знаете, какие раньше времена были. Сказали, если не у нас, то, значит, нигде играть не будешь! А мне очень уж попробовать свои силы в «Спартаке» хотелось – я-то за него с детства болел! И вот, наконец, когда команду Кулагин возглавил, ситуация в корне переменилась: «зеленый свет» дали. Так я в 1979-м в спартаковца превратился. Вместе со мной еще пришли Боря Александров из ЦСКА, Саша Бодунов из «Крыльев Советов» и нападающий Тарасов из Горького…

ПРИВЫЧКИ КУЛАГИНА

— Никогда не забуду, как в том же 1979-м ваш «Автомобилист» в столице сенсацию сотворил: непобедимый ЦСКА обыграл…

— При мне еще дело было! Тогда каждая команда в какой-нибудь город сразу на два матча приезжала. И нам в феврале дважды с армейцами предстояло сразиться. Причем им до чемпионства всего двух очков не хватало. Как раз столько, сколько за победу начисляли. Выигрывай – и дело в шляпе.

— Они-то, наверное, думали, мол, «провинцию» голыми руками возьмут. Посчитали, что победа в кармане.

— Скорее всего. Но, откровенно говоря, один раз в году и метла стреляет. ЦСКА ведь объективно сильнее был. На голову! Давил жутко, а мы все шайбы в контратаках забрасывали. Практически со стопроцентной реализацией. Мне тоже посчастливилось отличиться. Я на точке вбрасывания в зоне ЦСКА находился, когда пас из угла площадки от партнера последовал. Размахнулся, щелкнул от души – и шайба в ворота у Третьяка под ловушкой пролетела!

— Кажется, матч со счетом 5:4 в вашу пользу завершился?

— Точно не помню. Зато могу поспорить, что армейцы нас через день (8:4) «прихлопнули». И в который раз сильнейшими в Союзе стали! А как им противостоять можно было? У них там кого ни возьми – имя! Кулагин это любил повторять! Говорил так: «Спартак» – это лучшая профсоюзная команда, но с ЦСКА, клубом чемпионов мира и Европы, она справиться, конечно, не может».

— Кулагин частенько за играми команды наблюдал со скамейки запасных, сидя на стуле. Неважно себя чувствовал?

— Да нет, просто у него привычка такая была. Бывало, Борис Павлович со стула и тренировками руководил. Но они от этого хуже не становились.

— Классный был тренер!

— Изумительный! В хоккее здорово разбирался, к любому игроку умел подход найти.

— А к вам какой требовался?

— Ну я-то по характеру человек неконфликтный, замечания по делу безропотно принимал. Борис Павлович, так, например, свое неудовольствие выказывал: «Шеп! Отчего твое звено не играет? Ты – центральный, с тебя и спрос!» И мы потом с партнерами старались вовсю пуще прежнего.

— Бывает и так, что игра просто не идет. Какую в этом случае Кулагин на вас управу находил?

— Жене моей звонил, жаловался: «Танюш, почему Сережка играть перестал?» А когда я позднее «выстреливал», он улыбался: «Вот видишь, Шеп, с супругой побеседовал – ты сразу исправился».

Татьяна Шепелева: «Спартак» сборы свои проводил там же, где и сейчас, в Сокольниках, неподалеку от футбольного крытого манежа, в лесном массиве. Ребята, пользуясь случаем, порой сбегали домой, жен повидать. Сергей тоже в их числе. Бывало, еще прибежать не успеет, а уже с базы звонят, разыскивают. Тренер-то у них строгий был – Борис Павлович Кулагин. Самый мой любимый, несмотря на свою внешнюю суровость. Много он для команды делал, и для каждого игрока в отдельности. Даже когда заболел серьезно. Сережа с Олимпиады в Сараево вернулся, а Борис Павлович по доброте душевной хлопотал, чтобы мы квартиру трехкомнатную получили, да еще и в Сокольниках…»

— Под руководством Кулагина «Спартак» в 1984-м второе место занял, а в следующем сезоне при Владимире Шадрине необъяснимый провал случился…

— Команда на 11-м месте шла. Нас, ветеранов, — Тюменева, Кожевникова, Шалимова, Капустина, меня, – тогда даже в Спорткомитет на Лужнецкой вызывали. Обвиняли во всех смертных грехах. Грозились звания заслуженных мастеров спорта снять, если в восьмерку не попадем. Мы поднатужились – попали!

— Нескромный вопрос можно? Хоккеисты в советские времена не бедствовали?

— Вы о зарплате? В «Спартаке» игроки получали по 250 рублей в месяц. А если ты еще к тому же входил в сборную СССР, то 350. По тем временам это были вполне нормальные деньги. Кстати, нам еще премии причитались. За каждую победу по «стольнику» доплачивали. И еще я, как заслуженный мастер спорта, в дополнение ко всему получал «четвертак».

ШАЙБА НА ТРОИХ

— В 1985-м «Спартак» уже Борис Майоров, помнится, принял…

— Это, кстати, с его подачи я в 1988-м в Японию отправился. Как раз в Союз запрос пришел на двух хоккеистов – защитника и форварда. Компанию мне составил Виктор Кузькин из ЦСКА.

— Но ведь Виктор Григорьевич к тому времени давно уже не играл!

— Правильно. А мы в Японию тренировать команду ехали. Там закон вышел, который запрещал выступать иностранцам во всех шести местных клубах.

— Ваш как назывался?

— «Крейнз». Базировался он в городе Кусиро на острове Хоккайдо.

— Вами довольны были?

— Не то слово. Мы вообще в Японии первыми русскими специалистами по хоккею оказались. После нас мода пошла из СССР тренеров приглашать. Ирек Гимаев, Хельмут Балдерис, Василий Первухин, Владимир Тюриков, братья Голиковы – и не перечислить всех, кто там работал.

— Серьезные ваши успехи на такое японцев подвигли?

— По всей видимости. За год мы команду с шестого места на третье вытянули. И самое главное, у нас настоящая игра появилась! А то, понимаете, катили эти самые японцы втроем за одной шайбой…

— Неужели?

— Думаете, шучу? Ничуть! Пришлось потрудиться, засучив рукава. И тактике обучить, и «физику» подогнать. Хоккеисты там и знать не знали, что необходимо, скажем, не трехкилометровый кросс бегать, а десяти. Сила-то у них была, а выносливости никакой: на весь матч ребят явно не хватало. Ничего, со временем привыкли, заиграли грамотно. Допустим, если соперник сильный, то мы четверых возле синей линии выстраивали, а одного вперед отряжали. Соперник послабее – тут уже прессинг применяли по всей площадке. И это приносило свои плоды. Вратарь-то нас редко подводил.

— Бывший голкипер «Крылышек» Браташ как-то рассказывал мне, что у японцев вратарь – особа почитаемая, чуть ли не приравненная к императору…

— Прав Олег. Стражи ворот там в основном лет под 30. А в Японии люди так воспитаны, что старших чтят и уважают. Скажет он молодому, чтобы он клюшку ему принес, – и тот приносит.

— Для вас, наверное, в Японии многое в диковинку было?

— Другая страна, другие нравы! Во многих ресторанах ни вилок, ни ножей нет. Что делать? Приходилось палочками учиться кушать. Мы с Кузькиным даже экзамены держали перед знакомыми: высыпали рис на полированный стол и собирали по крупинке! Научились. А когда я в Обихиро переехал, где тренером в детской спортивной школе стал работать, уже японским владел, без переводчика обходился. Читать, правда, не читал – сложновато, а разговаривал вполне сносно. Но русский язык все-таки богаче.

— Когда же вы на родину вернулись?

— Весной 1998-го. Сначала отдыхал, потом какое-то время бизнесом занимался. Помню, 9 января 1999 года нижнетагильскому хоккею 50 лет исполнялось. Сборная ветеранов России с местным «Спутником» встречалась. И я летал в Нижний Тагил, чтобы в том матче сыграть. Повидал друзей, знакомых, родителей своих. Там лишний раз и подумал, а может, и впрямь любимым делом опять заняться? Вернулся в Москву. Ходил на хоккей, общался с Борисом Майоровым. Он тогда был президентом «Спартака». Посидели с ним однажды, плотно пообщались. И Борис Александрович предложил мне стать одним из тренеров команды мастеров. Тогда как раз у «Спартака» тренерский состав менялся. Я согласился. Ну а все остальное вы уже знаете…

НАША СПРАВКА

ШЕПЕЛЕВ Сергей Михайлович.

Род. 13.10.1955 г., змс, нападающий.
В 1977–1979 гг. – в «Автомобилисте» (Св), в 1979–1988 гг. – в «Спартаке». Второй призер чемпионатов СССР 1981-1984 гг., третий призер 1980 и 1986 гг. В чемпионатах СССР – 453 матча, 189 голов. Чемпион мира и Европы 1981-1983 гг. Чемпион ЗОИ-1984. Обладатель Кубка Канады-1981, участник розыгрыша Кубка Канады-1984. В ЧМЕ и ЗОИ – 35 матчей, 16 голов. В турнирах Кубка Канады – 11 матчей, 6 голов.