V4x3 l 1485029301088

Сегодня на Первом канале показали передачу «Пусть говорят». Во время эфира велась ожесточенная дискуссия о квартире экс-футболиста Сергея Щербакова  (попавшего в ДТП и ставшего инвалидом), которую его бывшая жена собирается отсудить и оставить Сергея без жилья.

«Советский спорт» покопался в архивах и нашел материал годничной давности, который и на сегодняшний момент остается актуальным.


Гимнастка Наталья Новожилова-Ковгар и футболист Сергей Щербаков вместе прожили 11 лет. Они и сейчас живут под одной крышей московской квартиры, подаренной на свадьбу тогдашним президентом ФК «Локомотив» Валерием Филатовым. Полтора года назад Сергей и Наталья развелись. Но экс-супруга продолжает считать Щербакова родным человеком.

В декабре этого года – 20 лет автоаварии в Португалии, после которой лучший бомбардир молодежного чемпионата мира-1991 и надежда российского футбола Сергей Щербаков оказался в инвалидной коляске.

Я позвонил Сергею накануне 8 марта. Хотел договориться об интервью с его супругой Наташей. На бывшей спортивной гимнастке и артистке цирка Наталье Новожиловой-Ковгар Сергей женился в 2003‑м.

– Я в больнице. Жду операцию на ноге, – грустно ответил Сергей. – Телефон Натальи я вам дам. Но у нас с ней все непросто. Пусть сама расскажет.

«8 МАРТА УЖЕ НЕ ПРАЗДНИК»

– А вы сможете приехать 8 марта? – в ответ на просьбу об интервью спросила Наталья Новожилова. – После развода с Сергеем в ноябре 2011‑го для меня 8 марта – не праздник. Мой сын и моя подруга разговору не помешают. В остальные дни на этой неделе я работаю – надо гасить судебные издержки, иначе приставы отнимут автомобиль. Весь прошлый год шел бракоразводный процесс.

– Не знал о разводе…

– Сергей встретил другую... Но мы живем под одной крышей, когда он приезжает домой. Я также готовлю еду, поддерживаю в доме порядок. Но Сергей любит не меня, что поделаешь… Что будет дальше – не знаю.

Загружаю себя работой. С утра до вечера тренирую юных гимнасток.

Наталья и Сергей свили семейное гнездо в двухкомнатной квартире элитной высотки у Преображенской площади. Раньше тут жили Илья Цымбаларь, игроки «Локо».

В квартире Натальи и Сергея идеальная чистота. На непраздничном столе огромной кухни – кофе и шоколад. В стеллаже комнаты Сергея Щербакова золотом горит та самая бутса лучшего бомбардира молодежного чемпионата мира 1991 года.

– Президент «Шахтера» Ринат Ахметов просил Щербу передать золотую бутсу в музей «Донбасс-Арены». Но Сергею очень дорог этот приз, – поясняет Наталья, приглашая к столу. – В квартире нет ни одного порожка, чтобы на коляске было удобно перемещаться. И здесь нет ни одной моей медали. Когда делала ремонт, хотела, чтобы все здесь ассоциировалось с Сергеем Щербаковым.

Наталья Новожилова-Ковгар красива, умна, тактична. Чего в ней нет, так это радости в глазах. Той, что сохранила фотопленка на свадьбе с Сергеем Щербаковым в ресторане «Прага» в 2003 году…

– А может, изначально ваше замужество с человеком в инвалидной коляске было ошибкой? – спрашиваю у Натальи, рассматривая свадебный альбом.

– До меня и во время свадьбы доносились шепотки: такая кукла и инвалид, не иначе выходит замуж по расчету. Какой расчет? Щерба 10 лет уже не был действующим футболистом, мы жили с ним поначалу на съемной квартире на деньги, которые давали добрые люди. Но завистникам этого не объяснить… За Щербакова я вышла замуж по любви.

СМЕРТЕЛЬНЫЙ НОМЕР

– Как вы появились в жизни Сергея Щербакова?

– Я – москвичка. Мама отдала меня в спортивную гимнастику в четыре года. В третьем классе моим тренером стала двукратная олимпийская чемпионка Эльвира Саади. Гениальный тренер. В 1986 году она довела меня и еще трех своих воспитанниц до сборной СССР.

Саади мне призналась, что более трудолюбивой гимнастки, чем я, она больше не встречала. Я почти два года продолжала тренироваться даже с разрывом связок стопы. Становилась чемпионкой России, побеждала на Кубке звезд в Ираке, но в 1991 году Эльвира Саади эмигрировала в Канаду. И на Игры-1992 я не попала. После возвращения из Италии, где работала в шоу «Звезды мира», мне позвонил из «Цирка на Цветном бульваре» народный артист Вячеслав Черниевский. Он – обладатель двух «Золотых клоунов» Монте-Карло, это «Оскары» мирового цирка. Мне везло с учителями. Саади воспитала из меня великолепную гимнастку, Черниевский сделал из меня актрису цирка. Семь лет я выступала в его неповторимом номере «Украинские забавы» – сложнейшие трюки на подкидных досках. Взлетала на 15 метров под купол цирка и крутила пятерное сальто без страховки по три представления в день… У зрителей ладони потели от страха… Но цирк – не только адский труд, но и возможность найти себя в жизни гимнастам после спорта. Вот половина моих подруг по той сборной СССР, которые закончили со спортом в 1991 году, спились, обкололись и пошли по рукам. Почему? Потерялись по жизни без тренеров-поводырей.

– С Саади поддерживаете связь?

– Эльвира три года назад приезжала из Канады. Собрался девичник на этой кухне – посидели, поплакали. Эльвира привезла 5000 евро, чтобы вставить зубы одной своей ученице, которая пьет по-прежнему. А я поняла, что помогать надо тому, кто хочет жить…

ЛЮБОВЬ С ПЕРВОГО ВЗГЛЯДА

– Вернемся к вашему знакомству с Щербаковым…
– Я рассталась с Черниевским и перешла в «Цирк на Вернадского». Поставила свой оригинальный номер с использованием тех же шестов, на которых прыгал Сергей Бубка. И продолжала выступать без лонжи.

Накануне гастролей в Таиланд я приземлилась не на скрученные шесты, а воткнулась ногами в ковер. Диагноз: разрыв крестообразной связки, порван мениск. Думала, на уколах буду прыгать, но началось нагноение тканей бедра, последовали две операции. Я дружила с Аней Дикуль, она позвонила своему отцу Валентину Ивановичу. Дикуль увидел мои ноги и обалдел. После операции меня начали лечить токами. В центре Дикуля в 2001 году я встретила Щербу. Он подкачивал руки… Красавец, веселый, энергичный. Моя любовь с первого взгляда. Я восхищалась: вот это мужчина! Какая воля к жизни, он живет с улыбкой, а я ною...

После замужества плакала по ночам, скучая о цирке, о цветах, зрителях, аплодисментах. Уйти из цирка на самом пике – это жертва…

– Может, не стоило торопиться с замужеством?

– Я долго общалась с Сергеем во время прогулок, катая его на коляске в парке у Останкино… Тогда я поняла, что ради этого человека оставлю цирк. Я жизни не видела без него. Хотела создать хорошую семью, чтобы у моего сына Артема (от первого брака с цирковым артистом Андреем Ковгаром. – Прим. ред.) появился папа. Поняла: продолжу гастролировать – семьи не будет. Я была знакома с представителями известных цирковых династий. Неужели, вы думаете, среди них не было мужчины, с которым я могла бы связать свою судьбу? Но я полюбила Сергея. Мне казалось, что мы понимали друг друга с полувзгляда, пройдя одну школу советского спорта. Меня не волновала его коляска.

«ТРИ НЕДЕЛИ СМЫВАЛА ЕГО КРОВЬ»

– Насколько сложно быть замужем за инвалидом?

– Сергей пережил несколько операций. В 2004 году ему внедряли стволовые клетки. Фреза перегрелась, когда распиливали позвоночник. Три недели тогда я провела в реанимации. Кровь с него смывала, вся кровать его была пропитана кровью...

Хотела сделать его счастливым. Все видели, как я вожусь с Сергеем, вожу его в коляске, пересаживаю в машину, везу в центр Дикуля, там штанги поднимаю. Вы знаете, как поднять коляску, общий вес которой вместе с мужчиной 90 кг? Сережа – 70 кило и 20 коляска. А могу двести ступеней протащить, будучи сама на шпильках. Даже если пандусов не будет. Мы в Кремль так с Сережей поднимались на встречу с Путиным.

Нам выделили четырех провожатых, они с двух сторон берут коляску и не могут справиться. А справиться может и один человек, если это я – 46‑килограммовая гимнастка. Дело в технике и в силе рук.

– Ваш бывший муж ценил вашу жертвенность?

– Сергей понимает, что трудно полюбить колясочника. Но я никогда к нему не относилась, как к инвалиду. Думаю, поэтому произошла наша личная трагедия… Я относилась к Сергею как к любимому мужчине, который обязан быть ответственным за свою семью. Я готова была родить ребенка от него – вне зависимости от того, встанет он на ноги или нет. Все, что я выдержала за 11 лет брака с Сергеем, – это только благодаря любви. Колясочники – определенный тип людей, у них хрупкая психика. Чтобы их понять, надо жить их жизнью. Приносить себя в жертву, заставлять их вставать с постели и вести активный образ жизни. Колясочник должен видеть, что его любят.

Колясочники стесняются находиться в обществе. Они мечтают найти вторую половинку, и чтобы – на ногах. Щербаков – один из немногих колясочников, кому судьба подарила жену не инвалида.

И еще – инвалидам категорически нельзя пить. Трезвый колясочник справляется с внутренней болью. А когда выпьет – боль рвется наружу. Алкоголь расслабляет эмоции инвалида, и в этот момент он ненавидит окружающий мир. Я научилась вести себя в такой ситуации… Но не все обязаны понимать выплески отрицательной энергии колясочника. Любящая жена поймет, а кто-то подойдет и даст по голове.

– Вы готовы были продолжать в таком же режиме жить с Сергеем?

– История красивой любви в прошлом. Живем в общей квартире, Сергей в одной комнате, мы с сыном в другой. Молча живем. Когда Щербе нужно уехать на несколько дней из дома, он вызывает социальное такси.

Научился обходиться без меня.

Хотя, если бы через несколько месяцев после встречи с другой женщиной Сергей попросил у меня прощения, я замяла бы тему. Я смогла бы простить. Но это его выбор. Похоже, он уже не любит меня. Впрочем, если ему понадобится помощь – я пойду навстречу. Он не попросит. Я пыталась с ним поговорить: «Понимаешь, Сергей, что мы потеряли? Ведь роднее человека, чем ты, у меня нет. Ты стал моим сердцем». Хотелось, чтобы мы остались друзьями… Хорошо, что с моим сыном Артемом они продолжают общаться. Артем никогда не откажет Сергею в помощи. Кстати, недавно Щерба мне ответил: «Порядочней тебя нет на свете человека».

– У Сергея есть близкие?

– Его мама с отчимом живут в Москве. Отец Сергея – в Донецке. Три года назад на дне рождения Сергея погиб его родной брат Андрей. На даче у друзей в проливной дождь стали спиливать ель электропилой. Падая, крона дерева повредила высоковольтные провода. Конец оборванного провода задел руку Андрея. Разрыв сердца – мгновенная смерть. Сергей тогда страшно рыдал, просил меня быть рядом.

ФИГУ И ЩЕРБА

– Вы с Сергеем жили в достатке?

– Грех жаловаться, люди помогали. Сергей хорошо жил. Квартиры давали, машину купили, московский «Локомотив» устроил Сергея тренером-селекционером. Дикуль денег с него не берет. Валерий Филатов помогал, Юрий Семин, Женя Гинер

– У Сергея есть друзья среди футболистов?

Сергей Семак, который был на нашей свадьбе. Виктор Онопко, Сергей Овчинников, Луиш Фигу, пожалуй все… Раньше ребята помогали финансово. Но у всех свои проблемы. В гости никто из них к нам не приезжал.

Ребята виделись после матчей на стадионе. Когда Луиш Фигу бывает в Москве, то обязательно встречается с Щербой в гостинице «Балчуг». Кстати, Фигу называет Сергея Щербой. Фигу говорил нам с Сергеем:

«Помогу, если в чем-то нуждаетесь». Но Щербаков ничего не просил.

– Сергей не нуждается в помощи?

– Что вы говорите, у него счастливые глаза. Он получает зарплату в «Локомотиве». Если Сергей выпивает, то «Хенесси». Если одевается, то от «Армани». Чистоплотный набриолиненный красавчик! Серега – добрый, щедрый и хороший человек.

Но дурной – как и все футболисты с гордыней. Он никогда не останется один… Любвеобильный, обаятельный. Женщин в его жизни может быть много. Он берет красотой, харизмой.

Женщина не чувствует, что Щерба в чем-то ограничен. Сергей живет сегодняшним днем, его все устраивает. Он не хочет нести ответственность. Не пытается окончить институт физкультуры в Малаховке, где семь лет числится на втором курсе.

Не поступает в ВШТ. Не оформляет корочку футбольного агента. С точки зрения профессионального роста он никуда за десять лет нашей совместной жизни не продвинулся. И с футбольной командой инвалидов ДЦП он тоже давно перестал заниматься.

Перестал регулярно ездить в центр Дикуля, много спит. Но футбол по-прежнему для него любимая тема. С охотой он смотрит только матчи по телевизору и дает интервью по телефону.

– А вы выросли в профессиональном плане за эти десять лет жизни с Сергеем?

– В этом году я защитила диплом в РГУФКе. Занимаюсь тренерской работой. Была тренером по физподготовке в школе «Локомотива», работая с командами разных возрастов. Руководители футбольного ЦСКА предлагали мне заниматься с детьми детской школы. Но главной моей задачей было сделать Сергея счастливым. Что ж, пусть у другой это получится. Злости и обиды на Сергея у меня нет, только боль, что хорошая семья развалилась. Какие мы дураки, что не смогли сохранить любовь.

Связанные материалы: