V4x3 l 1453078398066

В Москве простились с Сергеем Шустиковым, которого не стало в ночь на 7 января из-за сердечной недостаточности. На отпевание в московскую церковь Пресвятой Богородицы в Старом Симонове пришло около полутысячи человек. Футбольные люди, болельщики…

Приехал главный тренер сборной России и ЦСКА Леонид Слуцкий, с которым Сергей Шустиков долгое время работал вместе – сначала в «Москве», затем в «Крыльях» и ЦСКА. Да, отношения после ухода из ЦСКА у них испортились. Но тандем этот был одним из самых успешных в российском футболе. Разные во всем, даже в поведении у поля. Слуцкий раскачивался на скамейке, Шустиков стоял у другого ее края, как правило, в бутсах. Он не закончил играть в футбол, закончив карьеру игрока. И его фраза из интервью двухлетеней давности об этом говорит ярче всего: «Зеленая ровненькая травка, мокрая от росы или политая, и ты как дашь плассер метров на 60. И мяч – лягушечкой… Ощущения – словами не передать».

Многие в субботу у храма тоже пытались подобрать слова, чтобы осмыслить, почему так произошло. Сюда пришли те, с кем играл Шустиков: Игорь Чугайнов, Дмитрий Ульянов. Приехала мама Юрия Тишкова Галина Григорьевна. Говорит, для нее начало января стало теперь еще горше – 11-го числа 13 лет, как не стало Тишкова. Убийц до сих пор не нашли…

Уходят, уходят ребята из того задиристого и яркого «Торпедо». И так рано уходят.

А если бы «скорая помощь» приехала к Шустикову не так поздно? Ее ведь, как говорят, в рождественскую ночь пришлось ждать полтора часа.

– По материалам департамента здравоохранения, такого не должно, конечно, быть, – говорит Владимир Зоткин, в прошлом врач «Спартака», его сын сейчас врач «Соляриса» – клуба, который тренировал Сергей Шустиков. – Машина в Москве едет на вызов 10-15 минут. Но кто его знает, в каких условиях и как это было. Сложно об этом говорить, кого-то винить нельзя. Приходится скорбеть. Но и если что-то было сделано не так, конечно, нужно исправлять. Если машина ехала так долго, как говорит супруга Сергея, конечно, это неправильно. Тем более, на дорогах нет пробок, можно добраться быстро.

Но только ли в позднем приезде «скорой» дело?

– Может, были личные качества, о которых мы не знаем, о которых говорить сложно, – отмечает Владимир Зоткин. – Знаем случаи, что и в 25 лет футболисты уходили. Рассуждать постфактум можем много о чем… Серегу я очень хорошо знал. И по «Торпедо», когда с Борисом Петровичем Игнатьевым выводили команду в высшую лигу. И по ЦСКА. Да где только с ним не работали. Ответственный, хороший, внимательный человек. Чтобы нарушал… я этого не замечал. Он был такой сердечный. Все воспринимал очень близко. И поражения, и радости. Очень эмоциональный. Может, поэтому и не выдержало сердечко, что эмоции хлестали.

Владимиру Овчинникову, президенту «Соляриса», в прошлом одному из руководителей «Москвы», эмоции сейчас тоже сложно сдерживать. Шустикова он знал и ценил. И радовался, что у него в «Солярисе» все получается. Команда действительно стала играть, была видна рука тренера. Поэтому и называет Овчинников потерю невосполнимой:
– По плану команда выйдет из отпуска 18 января. Как мы и намечали с Сергеем. Будет медобследование, начнем работать на стадионе. Примерно 19 февраля отправимся на первый сбор. Кто будет тренером, в ближайшее время будем думать. Но планы мы не меняем.

По словам Овчинникова то, что машина «скорой помощи» ехала на вызов так долго, стало одной из причин случившегося, потому что «первый час в таких ситуациях очень важен»:
– Мы были удивлены, узнав, что «скорую» пришлось столько ждать. Вызвали ее в половине первого ночи, а приехала машина без двадцати два. При этом приехал совершенно неподготовленный человек. Потом вызвали еще одну скорую – реанимационную. Они тоже ничего не могли сделать, потому что изначально было потеряно самое важное время.

Депутат муниципального собрания Москвы Максим Мотин, который работал в «Москве» и отлично знал Сергея Шустикова, хочет, чтобы соответствующие структуры ответили, в том числе, и на этот вопрос: как получилось, что в столице не могли на протяжении такого количества времени оказать помощь человеку.

– Конечно, это Сергея не вернет, но я бы такой шаг предпринял, – сказал на это Владимир Овчинников. – Чтобы в Москве было цивилизованное медицинское хозяйство. Потому что когда такие вещи происходят, я этого не понимаю…

– Потрясен. Видел Шустикова осенью. Он был настроен по-боевому. Снова включился в работу. Серегу знаю с детства, считаю, он самый талантливый из того поколения футболистов начала 1990-х, – говорит руководитель клуба болельщиков «Торпедо» Василий Петраков. У него есть своя версия, почему Шустикову так долго не могли помочь. Или не хотели.

– Он не выпивал сто процентов в тот день, – говорит Василий. – Просто щемило сердце. Надо было «скорую» вызывать раньше или хотя бы с врачом посоветоваться, что делать. Но, как всегда, по-мужицки, видимо, решил: пройдет, отлежусь. Потом прихватило и… Рождество. «Скорые» все заняты, около каждого храма дежурство. Видимо, количество машин для выездов сократили... Народ после праздников выходит… Подумали, наверное: мужик, 45 лет, пьяный, сам оклемается…

Не оклемался. Не откачали.

– Серегу очень жалко, – продолжает Петраков. – Всегда на таком позитиве был! Мы подумаем над проведением турнира памяти Сергея для болельщиков. Такого человека забывать нельзя. Тем более есть династия Шустиковых. Дед – Виктор Михайлович, его сын – Сергей Шустиков – старший и уже его сын – Сергей Шустиков – младший. Он же осенью капитаном в «Торпедо» был. Уникальный случай – три человека из одной семьи были капитанами одной команды!

…Виктору Михайловичу помогли спуститься по ступенькам у церкви. Сергей Шустиков – младший не мог сдерживать слез.

Как жаль, что цепочка разорвалась.

Связанные материалы: