СОБЫТИЕ ДНЯ. БИАТЛОН
ЧЕМПИОНАТ МИРА. РАЗГОВОР О ГЛАВНОМ

Вчера норвежскому биатлонисту Уле-Айнару Бьорндалену была вручена золотая медаль за воскресную гонку преследования. Ту самую, где он грубо нарушил правила прохождения дистанции. «Советский спорт» уже писал (номер за 17 февраля с.г.), как в тот же вечер норвежец пришел в гостиницу к россиянину Максиму Чудову, ставшему вторым. Но пришел, увы, не повиниться. Королю биатлона даже в голову не пришло отказаться от неправедно завоеванной награды – и стать легендой «фэйр плей»…

ЛАЗЕЙКА ДЛЯ ШТУЧНЫХ

Впадаю в риторику. И сразу же привычно, по-редакторски, себя одергиваю. Не время для громких фраз. И не место, а только маленькое местечко. Или еще точнее – крошечная лазейка, в которую пролезет, прорвется, проползет тот редкий, единичный и штучный, в чьем сердце почему-то сохранилось спортивное благородство и огромная воля для совершения честных поступков.

Ну какая честность, когда на кону любой крупной битвы гладиаторов сотни тысяч долларов ли, рублей или шекелей. И за короткий век, отпущенный спортивному таланту матерью-природой, надо успеть выложиться до конца, совершить немыслимое, побить и погнуть всех, чтобы обеспечить себе и своим хоть чем-то обеспеченное, относительно стабильное будущее.

За годы, с 1969-го, что я рядом с великими спортсменами, заметил в них серьезные изменения. Например, меньше стали нарушать режим. Если попросту, то пить почти бросили. Ну разве пошалят немного по ночным клубам футболисты, чуть победокурят после немыслимых четверных друзья мои фигуристы... Берегут каждый миг, секунду на отдых, потому что выкладываются по-черному, по-страшному, так, как, возможно, не приходилось даже их великим и прославленным предшественникам. Слушают тренеров, ищут новых наставников, покидают насиженные места и оседают в благословенной Москве, где больше денег, заботы, внимания руководителей и медиков.

Нет иного выхода. Происходит размен: молодые гении сознательно отдают способности и жертвуют здоровьем ради золота.

А мы – «фэйр плей», «фэйр плей»...

БЫЛ ТАКОЙ ИГРОК БОРОТРА

Я не понял. Это почему? А это хтой-то? Шикарный, разодетый, весь из бутиков с улицы Монтеня теннисный стадион «Ролан Гаррос» вдруг встал и зааплодировал невзрачному старичку, усевшемуся на ВИП-трибуне.

– Это Боротра. Жан Боротра, лучший теннисист Франции, – объяснил мне приятель из парижских.

Он брал Кубки Дэвиса и побеждал здесь, на «Гарросе», в 1920-х, 1930-х. Прозвали за добрый нрав и спортивное благородство «мушкетером». И страна даже к концу 1980-х сохранила о нем память, верность. А он, да простит меня Господь, совсем к старости глухой, с вечным своим слуховым аппаратом, оставался таким же благородным и деятельным, деятельным, черт возьми, несмотря на всю тяжесть лет и глухоты.

Это Боротра придумал награждать спортсменов за «фэйр плей». С помощью друзей из ЮНЕСКО организовал Международный комитет «Фэйр плей». И сразу же, так как нельзя было в его годы долго раскачиваться, придумал приз. И комитет, в который, кстати, сразу же вошли и спортивные журналисты, выбрал первого победителя. То был знаменитый бобслеист Эугенио Монти. Итальянец фактически уже выиграл Олимпиаду 1964 года в Инсбруке на двойке. Оставался лишь британец Нэш, но и тот сломался – практически и морально: часть его боба просто отвалилась. И вдруг Монти пришел на помощь. Снял со своего собственного боба деталь и отдал англичанину. Тот опешил, но на старт вышел, Монти обыграл, золото увез к себе в островные туманы.

И пошла по миру гулять фраза: «Это больше, чем победа!». Боротра вручил первый приз Эугенио Монти.

Ладно, друзья-скептики, это было давно, но, согласитесь, красиво, а? Я познакомился с Боротрой. И даже бывал у него в квартире, в фешенебельном районе французской столицы, где живут только богатые или очень богатые. Боротра был богат. Владел не квартирой, а этажом в доме на авеню Фош. Принимал меня без всяких церемоний. Я кричал ему в трубку, он, прижимая руку к уху, отвечал. Не буду долго рассказывать. Оцените лишь этот эпизод.

– А был ли все же момент за вашу долгую карьеру, когда вам становилось стыдно за нечто, совершенное на корте или в жизни?

– На корте – никогда. А в жизни... – высокий и не сгорбленный старичок задумался: – Однажды я выиграл крупный турнир. И министр одарил меня старинным портсигаром. Его бы в Лувр – не министра, – тот тяжелый, здоровенный портсигар, который, наверно, носил еще какой-нибудь из Луи (по-нашему – Людовиков. – Н. Д.), он так приятно ложился и в карман, и на тумбочку. Потом я почувствовал тревогу, беспокойство. Мне не давала покоя мысль: значит, я играл за деньги? Я засунул подарок подальше, еще дальше. Он жег не карман – сознание. Я собрался с силами. Я написал письмо. Я отдал портсигар дарителю. Я был счастлив, – Боротра перевел дыхание.

МЕДАЛЬ ИРИНЫ КАРАВАЕВОЙ

Конечно, сегодня все, ну абсолютно все и везде по-другому. Но Международный комитет «Фэйр плей» (членом которого от России имею честь состоять вместе с профессором, почетным вице-президентом ОКР Владимиром Родиченко) продолжает собирать по всему свету крупинки благородства. Уверяю вас, есть еще на этом спортивном свете благородные люди.

Наша олимпийская чемпионка – батутистка Ирина Караваева получила одну из наград «Фэйр плей». Выиграла первенство мира, но поняла: при подсчетах судьи ошиблись. И хотя никто не тащил за руку, Ира сама отдала медаль представительнице Германии с типично немецкой фамилией Догонадзе.

Или помните гимнаста Лешу Немова с его приложенными к губам пальцами? Тогда в Афинах он успокоил зал, раздосадованный жуткой несправедливостью. Немова засудили, и люди негодовали. Вот Алексею и пришлось их по собственному почину успокаивать, чтоб не мешать другим соревноваться дальше.

ЗА НАШИМИ ИДЕТ ОХОТА

Путь упрекают меня в излишнем патриотизме. Корят, будто вижу во всем мировой заговор. Но, бывая с 1976 года в качестве журналиста, иногда переводчика, порой члена крупных международных федераций на Олимпийских играх и прочих первенствах, убежден: за нашими спортсменами идет охота. Никого, кроме, может, болгар, не пекут так тщательно, как русских. Ну где еще и с кем можно было проделать такой трюк, который исполнили с лыжницами на Играх в бесчестном американском Солт-Лейк-Сити?

Объявить о давно обнаруженном допинге только перед стартом – это же убить команду, в которой, кроме Лазутиной и Даниловой, было столько отличных девчонок, которым не дали выйти на старт. Или предпоследняя история с легкоатлетками. Зачем было держать их под колпаком и оглашать список виновных только накануне Игр?

А мариновать всю сборную по биатлону, ломать ее из-за троих уже пойманных и обреченных, как это сделали сейчас? А решение переиграть с наградами? Чудов отдал свое, законное норвежцу. Бьорндален велик, но к чему такие подарки? Не по-людски все это. И получите от меня бутылку французского «Клико», если припомните, чтоб кого-то лишали золота и отдавали нашим. Суперсправедливый спортивный суд в Швейцарии даже и не подумал отобрать первое место у насквозь исколотого американца и наградить Екимова, ни разу за 20 лет в дурном не замеченного.

 Меня поправят. А вот норвежец пошел в гостиницу. Говорил с Максимом Чудовым, и долго-долго. Это все-таки... И что, как развернулось действие дальше? Сю-сю – пу-сю...

Нацепил король золотую медаль на грудь и не поморщился.

ДАВАЙТЕ ПО-ЧЕСТНОМУ

…Нет, я не призываю отдавать главному сопернику запасные части от собственного боба, как Монти в жутко далеком 1964-м. И отдаю себе отчет, что, по мнению многих, «фэйр плей» – устаревший идеализм. С каждым годом нам в Международном комитете «Фэйр плей» все труднее находить примеры благородства. Да чего говорить, если на мощнейшем спортивном семинаре с участием пары сотен журналистов из нескольких десятков стран Европы, на котором я выступал с докладом о «фэйр плей», имени Монти не знал никто. Даже итальянцы…

И все равно в спорте лучше оставаться честным. Честность в конечном итоге вернется сторицей.

Добавит спортивного, не испорченного химической гадостью долголетия.

Позволит собрать больше медалей и, как следствие, иных более материальных наград.

Создаст хорошую репутацию, которая еще поможет в другой, не спортивной жизни.

Даст возможность открыто смотреть в глаза всем. Тоже не каждому дающаяся радость.

Обвинения в наивности категорически не принимаются.

Автор – президент Федерации спортивных журналистов России, вице-президент Международной Ассоциации спортивной прессы, зам. главного редактора «Российской газеты». Первый журналист новой России, удостоенный в начале 1990-х диплома Международного комитета «Фэйр плей» за продвижение в прессе идеалов «фэйр плей».

Связанные материалы: