Обойма выпала. У стреляющих лыжников скоро останется последний патрон - Советский спорт

Матч-центр

  • НХЛ - регулярный чемпионат
    перерыв
    Ванкувер Кэнакс
    Тампа-Бэй Лайтнинг
    1
    3
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    2-й период
    Лос-Анджелес Кингз
    Виннипег Джетс
    2
    1
  • Биатлон19 февраля 2010 22:13Автор: Емельянов Игорь

    Обойма выпала. У стреляющих лыжников скоро останется последний патрон

    На олимпийском биатлонном турнире у журналистов начинает ехать крыша. И дело даже не в кладбищенской статистике: шесть гонок – ноль медалей. Крыша отправляется в путь вместе с титаником наших сумасшедших (как выясняется) надежд. Нельзя день за днем приходить на подтаивающий стадион «Олимпик Парк» с заряженными оптимизмом диктофонами и фотокамерами и утыкаться, словно в айсберг, в ледяные глаза проигравших.

    СОБЫТИЕ ДНЯ. ВАНКУВЕР-2010
    БИАТЛОН. ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ГОНКА. МУЖЧИНЫ

    На олимпийском биатлонном турнире у журналистов начинает ехать крыша. И дело даже не в кладбищенской статистике: шесть гонок – ноль медалей. Крыша отправляется в путь вместе с титаником наших сумасшедших (как выясняется) надежд. Нельзя день за днем приходить на подтаивающий стадион «Олимпик Парк» с заряженными оптимизмом диктофонами и фотокамерами и утыкаться, словно в айсберг, в ледяные глаза проигравших.

    Нам уже просто не о чем их спрашивать. А им, кажется, нечего отвечать.

    Коллега Бойцов немало нелицеприятного (для нашей биатлонной элиты) слышит на тренерской бирже. Я с другими коллегами мало хорошего слышу в микст-зоне и на подходах к ней. Пока финиширует 20-километровая индивидуальная гонка, мы с детской наивностью продолжаем питать две робкие надежды. Сначала, что Евгения Устюгова все-таки не спихнут с бронзовой строчки итогового протокола. Потом, что Николай Круглов совершит чудо даже с упавшей винтовкой и выпавшей обоймой.

    Черта с два! Патроны рассыпались, а обоз с боезапасом где-то отстал.

    УСТЮГОВ (4-Е МЕСТО, 1 ПРОМАХ)

    ЭМОЦИИ – ОТВРАТИТЕЛЬНЫЕ

    Евгений медленно, как ледокол в паковом льду, преодолевает те несколько десятков метров, что отделяют утоптанный и просоленный финишный пятачок от скользкого склона, где с тоской ждут свой сухпаек акулы пера.

    Женя подходит не спеша. Осматривает нас с некоторым недоумением, словно видит не каждый божий день, а первый раз в жизни…

    Возникает совсем не мхатовская пауза. Нет, надо спросить хоть о чем-нибудь.

    – Женя, спрашивать про эмоции, наверное, бессмысленно?

    Почему? Я скажу. Эмоции – отвратительные. Очень обидно. Один выстрел мимо – и медаль ушла к другому.

    – Как в мшистом анекдоте: одно неверное движение – и вы отец. Досаднее всего, наверное, именно из-за того, что фортуна отвернулась в последней стрельбе?

    Не знаю, не знаю. Если честно, мне тяжелее было стрелять на первой стойке. А ко второму рубежу я больше эмоционально не был готов.

    – Бежали так быстро, насколько могли?

    Ходом я сделал все, что мог. В стрельбе допустил ошибку. Она моя – и только моя.

    – Женя, можно ответить на простой вопрос: ну чего вам не хватает, чтобы победить?

    – Да удачи мне не хватает!

    Евгений Устюгов, стартовавший шестым, а финишировавший с четвертым временем, кратко рассуждает о сбитом пульсе. О том, что впереди еще две гонки (в прошлую субботу на этом же самом месте мы слышали, что впереди еще четыре гонки). О физическом состоянии: Устюгову сейчас физически тяжело, значительно тяжелее, чем позавчера. Еще он говорит о своих противоречивых чувствах, когда смотрел на финиш белоруса Новикова и прощался с бронзовой медалью.

    Пока мы все это слушаем, падает Николай Круглов. А когда встает, винтовка почему-то не за спиной, а в руках. Так и бежит, с оружием наперевес. Уж его-то, по крайней мере, будет, о чем спросить.

    КРУГЛОВ (11-Е МЕСТО, 0 ПРОМАХОВ)

    ВИДНО, НЕ СУДЬБА

    Заметно, что Николай Круглов не собирается уходить от обсуждения оружейной темы. Молодец, мужчина. Другой бы двинул огородами, вместе с невезучим стволом.

    – Главное чувство сейчас сильнейшая досада?

    – Сложно сказать. Ну, что делать. Мог быть в призах. Но не повезло сегодня. Конечно, ничего радостного нет.

    – Как у винтовки отвалился ремень?

    На самом деле, я упал на спуске. И вот отсюда (показывает пальцем на верхнюю часть ложа) вылетело крепление.

    – То есть ничего общего с историей Евгения Устюгова (три недели назад на этапе Кубка мира он потерял винтовку, потому что не закрепил ее как следует. Прим. ред.)?

    Нет, конечно. Просто мне не совсем повезло со стартовой группой. Очень сильно разбили трассу. Повороты и так довольно опасные. А сейчас еще и снег очень глубокий. На одном повороте я не справился и на скорости упал. При этом вырвало крепление винтовки.

    – Вам подсказывали на трассе, что вы долго шли по графику белоруса Новикова? Который в итоге стал вице-чемпионом Игр?

    Нет, я просил не давать мне информацию по трассе. Потому что был уверен, что сегодня нахожусь в прекрасной форме. И в принципе могу побороться за медаль.

    – Обойма выскочила до падения винтовки или после?

    Да это все случилось в одно время и в одном месте.

    – А как удалось в конце концов закрепить винтовку (вопрос от нашего спецкора Константина Бойцова)?

    Ручками, Костя, ручками. Вот этими самыми пальцами взял и закрепил.

    – То есть винтовка висела на соплях?

    Практически так. Да, разорвало металл. Ехал и на ходу вкручивал. И стоял, и бежал, и чего только я не делал.

    – Если бы не это несчастье, могли бы Новикова догнать и перегнать?

    Я не знаю. Думаю, не совсем правильно рассуждать на тему «якобы да кабы». Получилось так, как получилось. Значит, не судьба.

    – Был ли расчет прибавить на последнем круге?

    Единственное, на что я сегодня рассчитывал, – биться за медаль. И в принципе сделал все, чтобы это произошло. Но некоторые вещи, видимо, находятся вне нашего ведения.

    – Нет ощущения, что упустили возможность доказать что-то важное критикам, простым болельщикам?

    – Больше всего я доказал все самому себе. Что я могу собраться в нужный момент. Ни тогда, когда получается, а тогда, когда надо. Но от инцидентов никто не застрахован.

    От обсуждения состава мужской эстафеты Круглов технично уклоняется (а вдруг возьмут, что судьбу гневить?). Может, найдется понимание в сердце главного тренера мужской сборной Владимира Аликина? Вот он, взбирается мелким шагом по скользкой дорожке. Не проходите мимо, Владимир Александрович!

    АЛИКИН (ЛОБНОЕ МЕСТО, ПРОМАХИ ПОДСЧИТЫВАЮТСЯ)

    КАКОЙ ПИКНИК? МАСС-СТАРТ НА НОСУ!

    Не проходит. Останавливается. Хороши солнцезащитные очки: и от снежной слепоты спасают, и выражение глаз не уловишь в столь непростую минуту.

    – Сейчас спрашивали у главы СБР Михаила Прохорова: что же делать? А он говорит, что для ответа на этот вопрос есть тренеры. Чем встрянуть команду? Может, на пикник?

    Ну да, пикник. К масс-старту надо готовиться! Шипулину очки считать.

    – И все же. О морально-психологическом климате в сборной расскажите.

    Я не знаю, что у них в голове. Они живут в Олимпийской деревне, варятся в своей каше. Вот у них два дня перед масс-стартом – поедут в Уистлер, по магазинчикам пройдутся…

    – Глаза у них какие-то потухшие.

    Нормальные у них глаза.

    – Хорошо, а восстановительные процедуры?

    Массаж, бани, восстановим!

    – Когда медаль будет?

    Ребята будут биться, бороться!

    Аликин увлеченно рассказывает про то, как всех инструктировали перепроверять перед гонкой инвентарь, а вишь ты, что у Круглова получилось! Говорит про ветер и про количество шелчков, которые кто-то сделал, а кто-то нет. Про то, что жаль Устюгова с его злосчастным промахом. И про сверхзадачу Шипулина: попасть в масс-старт.

    Масс-старт – в субботу. И потом еще две эстафеты. Надежда умирает последней.