СОБЫТИЕ ДНЯ. ВАНКУВЕР-2010
БИАТЛОН. ЖЕНСКАЯ ЭСТАФЕТА

«Пропал у Пылевой багаж – медаль, чемодан, саквояж». Вот такую обложку придумали мы в аэропорту «Шереметьево-2» восемь лет назад, когда одним самолетом вместе с Ольгой Пылевой вернулись из Солт-Лейк-Сити. Она ту историю с пропажей и ту обложку помнит хорошо. И потому сейчас бывшая Пылева, ныне Медведцева, золотую олимпийскую награду держит поближе к тренированному телу.

А ведь ничего этого могло не быть. Ни золота XXI Игр, ни фанфар «Олимпик Медал Плаза»…

Ольга, чемпионка Солт-Лейка, успела подержать в руках и серебро Турина. Но недолго: допинг-скандал и двухлетняя дисквалификация отправили ее домой, во глубину сибирских руд. Там был почетен всякий труд. На телевидение из спорта приходят многие. Из «ящика» в большой спорт не возвращался еще никто. Медведцева вернулась в 33 года (о мужчинах в таких случаях говорят: в возрасте Христа).

ОБ ОТРЕЗАННОМ ЛОМТЕ

– Ровно год назад трех членов сборной России отправили «отдыхать» на два года из-за допинг-скандала. Вы сами пережили подобное. Сейчас команда общается с теми, кого выкинули на обочину? Или воспринимает их как отрезанный ломоть?

– А вот скажите – Ольга Медведцева разве была не «отрезанный ломоть»? От меня после Турина все отвернулись. Я осталась одна. Абсолютно одна. Сейчас ребят трое. Они могут общаться между собой и обсуждать развитие ситуации. Нынешнее руководство их не бросило. За них продолжают бороться. Как вы думаете, кому пришлось тяжелее?

– Вы говорите: «Абсолютно одна». Но ведь кто-то из сборной все-таки набирал номер вашего телефона?

Анька Богалий, наша мама-квочка, которая всех опекает, мне звонила. И еще тренер Валерий Польховский.

– Польховский звал обратно?

– Однажды он позвонил и сообщил, что немцы говорят, будто Медведцева уже точно не вернется. Не знаю, кто тогда хотел меня разозлить – он или немцы, но они своего добились. Я в тот момент решила: не дождетесь!

– Семья говорила «да» или «нет»?

– Муж говорил «да».

– Но возвращались вы, мягко говоря, неудачно.

– Я до ноября продолжала кормить ребенка. Три месяца как встала на лыжи. А меня начали попрекать провалами на чемпионате России и Европы.

– Но вы, кажется, очень прилично прибавили в весе?

– Объемы у меня были – мама дорогая! Я была очень крупная – везде. И такой себе я нравилась. Тут уже можно было ходить и выбирать не 34-й размер, а нормальные юбки, где попа есть. Я была нормальной женщиной. А мне в тот момент тыкали неудачами на чемпионатах.

О ВНУТРИВИДОВОЙ БОРЬБЕ

– Когда вернулись, косые взгляды на себе ловили?

– Все довольно адекватно восприняли мою ситуацию. Косых взглядов не замечала. Скажу больше, настрой ко мне показался доброжелательным. В общем, психологически-то я могла справиться – не в детсаду все-таки. А вот физически было тяжело. Я ведь родила ребенка и отъелась.

– Тем не менее вы вновь попадаете в олимпийскую эстафету гарантированно. А кого-то неожиданно выбрасывают за борт.

– На объявлении состава женской эстафеты я не была. Но понимаю, что ситуация чисто по-человечески сложная. Анну Булыгину очень жалко. Она весь сезон отбиралась. Здесь хорошо выступила. И вдруг перед стартом ей говорят: ты не бежишь. Я могу представить, что она испытывала. И разговоры в команде, почему этап побежала та Аня, а не другая, все-таки бродят. Причем мнения разделяются.

О ЖЕНСКОМ СЧАСТЬЕ

– Какое счастье важнее лично для вас: олимпийское или женское?

– Женское или спортивное? Честно? Вот я до сегодняшнего дня думала, что как-то неудачно проходит для меня Олимпиада – без личных медалей. А успокаивала себя просто: Ольга, зато тебе везет в любви!

– И все-таки если выбирать…

– Когда в юном возрасте зашкаливают амбиции, кажется, что на первое место выходит спорт. Но когда ты уже чего-то достиг, то понимаешь: не будь медали, жизнь не перевернулась бы. Олимпийские герои меняются. К следующим Играм нас давно забудут. А дети остаются.

О СВОЕВРЕМЕННОМ ШОПИНГЕ

– Кажется, вы удивительно сошлись характерами с юной Светланой Слепцовой.

– Вам правильно кажется. Несмотря на нашу с ней разницу в 11 лет.

– Так это вы утешали ее, рыдающую навзрыд, после предыдущей гонки?

– Мы с ней на одной волне. Но при этом я не сразу рисковала к ней зайти. Потом смотрю – она слегка подуспокоилась. Но не спит. Ну, я зашла, утешила – а что остается? Рассказала девочке, что впереди у нее Сочи. И надо утереть слезы и начинать готовиться.

– Ключевой момент Олимпиады: у нас шесть гонок подряд без медалей, и тут Ольга Медведцева выходит из подполья на шопинг. Может, стоило раньше совершить марш-бросок по лавкам?

– Так поначалу казалось, что не нужно никому распыляться. Но когда одна гонка не пошла, другая, третья… Я сказала: ну почему не прет? Фатальное невезение надо было чем-то перешибить. Ну, мы со Светкой и пошарились по магазинам. Потратили нормальные деньги. Встряхнулись.

– Тогда уж назовите самые дорогие покупки.

– Про дорогие не скажу, но дочке Даше, которая у меня большая модница, я купила джинсы. А младшему Сене пока нашла только майку с олимпийской символикой. Хотя ему все эти маечки по барабану – он хотел бы большой трактор.

О КАРЬЕРЕ НА ТВ И В АРМИИ

А вы же, кажется, военнослужащая?

– Вам не зря кажется.

– И в каком звании, товарищ офицер?

– Была капитаном.

– Сейчас могут и майора дать!

– А мне, сказать по правде, все равно. Маленькие звездочки, большие… Да, пока я два года сидела – армия меня очень поддержала. Но расти по армейской карьерной лестнице до генерала точно не собираюсь.

– А как насчет телевизионного генерала? Говорят, ваша программа в Красноярске была весьма рейтинговой?

– Телекомментатором быть понравилось. Правда, один известный спортивный телеведущий сказал мне так: поиграла в телеящик – и хватит. Чтобы профессионально работать, надо серьезно учиться. Я вижу красивых девчонок-телеведущих. Правильная речь, грамотные тексты… Нет, вряд ли я вернусь.

– Тогда сделайте какое-нибудь громкое заявление о ваших планах после Ванкувера. Ну, например: биатлонистка Ольга Медведцева в 39 лет выступит в Сочи!

– Не буду я делать никаких заявлений. Вот наш красноярский трехкратный олимпийский чемпион Бувайсар Сайтиев правильно делает. После Олимпиады полгода приводит в порядок свои мысли и чувства. И уже потом решает, что делать дальше. Приеду домой, передохну, а потом подумаю о Сочи.

– В женском биатлоне в 39 лет, извините, на высшем уровне сейчас никто не выступает.

– Не выступают в биатлоне – пойду в керлинг. Там возраст не помеха? Там-то, надеюсь, меня возьмут?