Она не позволяла себя жалеть... После травмы, полученной перед Олимпиадой-80, гимнастка Елена Мухина боролась за жизнь 26 лет
26 декабря 00:00
автор: Наталья Калугина

Она не позволяла себя жалеть... После травмы, полученной перед Олимпиадой-80, гимнастка Елена Мухина боролась за жизнь 26 лет

Я сейчас совершу преступление, которое мне вряд ли простят

ПОМНИМ

Я сейчас совершу преступление, которое мне вряд ли простят. Я напишу формулу, которая меня мучит уже двадцать лет, ибо столько лет прошло со дня моего первого общения с Еленой Мухиной. Первый раз я озвучу эту формулу и попытаюсь доказать ее справедливость, пользуясь чисто гимнастическими законами. Законами Зала. Трагедии могло и не быть, помни каждый, кто в тот день был в зале, об элементарных правилах...

Лена Мухина входила в зал необыкновенной. Легкой, координированной, такой, что мужской тренер-новатор Михаил Клименко, изобретатель двойного сальто прогнувшись, переквалифицировался в тренеры женские. Вы на секунду представьте, какой элемент на брусьях он ей придумал: перелет с верхней жерди на нижнюю – сальто прогнувшись с пируэтом. Это и есть знаменитая «петля Мухиной».

А времена были тяжкие. Румынские тренеры Марта и Бела Кароли не только воспитали потрясающую гимнастку с железным характером Надю Команечи, но и не гнушались многими дипломатическими и не очень методами, чтобы ее продвигать на верхнюю ступень пьедестала почета. А потому наш лидер Нелли Ким проигрывала юной Наде на помосте, иногда по вине судей.

На чемпионат мира-78 мы ехали с определенной долей обреченности. И как раз тогда пришел звездный час 18-летней ученицы Михаила Клименко. Елена Мухина стала абсолютной чемпионкой мира.

ОНА МЕЧТАЛА О ТРАВМЕ, ЧТОБЫ ОТДОХНУТЬ

Закон – это постулат, изрядно набивший оскомину. В тот день, когда мама приводит шестилетнее дитя в гимнастический зал, ей и дитю начинают твердить: первое – послушание тренеру должно быть полным и необсуждаемым. Второе – самодеятельность на снарядах недопустима. Третий пункт: роль личного тренера абсолютна, так как он и только он может знать степень готовности гимнаста. И последнее – личный тренер обязан знать не только все о физической готовности спортсмена, но и о его психологическом состоянии.

Все четыре утверждения повторяются столь часто, что давно надоели всем и вся. Между тем сегодня, в день похорон Елены Мухиной, осмелюсь утверждать: все, что произошло с ней на предолимпийской подготовке в Минске в восьмидесятом году, явилось следствием нарушения всех законов гимнастики.

Предолимпийский год и начало олимпийского прошли для Елены Мухиной неудачно. На чемпионате мира в Форт-Уэрте в 1979 году ей не удалось подтвердить титул в многоборье, а в восьмидесятом году начали мучить мелкие травмы. Все это изматывало нервы двадцатилетней гимнастке. Тренер же Михаил Клименко, зная ее физический потенциал, принимал усталость за капризы.

Как признавалась сама Мухина, меньше всего ей хотелось бороться за место в олимпийской сборной. Она мечтала о травме, чтобы отдохнуть. А Клименко начал ей ставить на вольных сверхсложный по координации элемент – полуторное сальто с поворотом на 540 градусов…

И все-таки Михаил Яковлевич хорошо знал свою ученицу. Она уже делала «полтора с полуторами» на помосте, и при этом он сам страховал ее. Но накануне открытия Олимпиады Клименко умчался из Минска в Москву доказывать, что именно его Муха просто жизненно необходима сборной (у руководства были в этом сомнения). Клименко строго-настрого запретил Елене тренировать новый элемент на помосте – только в поролоновую яму.

Не поддайся Лена своему настроению, подумай она о том, что написано при входе в каждый гимнастический зал, и выполни точно, что наказал личный тренер… Но старший тренер команды Оман Шаниязов пошел на поводу у гимнастки, настаивавшей на том, что она готова делать новый элемент на ковре.

Эту картину я собрала из рассказов гимнасток, тренировавшихся тогда в сборной, в том числе и из рассказов самой Елены Мухиной. Эти рассказы разнились в деталях, но совпадали в главном – трагедии могло и не быть, если бы все ее действующие лица помнили о прописных истинах.

ЕСЛИ ЕЕ ЖАЛЕЛИ, ПРОГОНЯЛА ТУТ ЖЕ

Прошло много лет после травмы Елены Мухиной, выросло новое поколение, не слышавшее про трагедию в минском Дворце спорта. Закончили выступать и великие гимнасты образца объединенной сборной СНГ. Но деньги за первые свои показательные выступления олимпийские чемпионы теперь уже из независимой Украины Игорь Коробчинский и Григорий Мисютин перевели Елене Мухиной. Я узнала об этом совершенно случайно. Позвонила главному тренеру сборной Украины Коробчинскому:

– Это правда?

– Все это правда. Только меньше всего мы с Гришей хотели, чтобы кто-то знал об этом. Пойми меня правильно: мы гимнасты, мы знаем, что такое зал. Неужели мы могли бросить свою, гимнастку?! Ведь ей так трудно…

Двадцать шесть лет после травмы Елена Мухина продолжала свое многоборье. Она защитила кандидатскую диссертацию. Она научилась помогать себе и слышать свой организм. Когда ей не подошла система лечения знаменитого Валентина Дикуля (у нее стали отказывать почки), она сумела сама вытащить себя с того света. Она одной из первых из россиян получила Олимпийский орден за мужество. Она изучала психологию и парапсихологию и сама помогала людям, попавшим в эмоциональную яму. Она просто жила, ежедневно преодолевая боль. Она никому и никогда не позволяла себя жалеть – если замечала испуганные глаза, смотрящие на нее, прогоняла тут же.

Неделю назад Лена сказала добрейшей Тамаре Андреевне Жалеевой, бывшему главному тренеру ЦСКА, никогда не бросавшей Лену после травмы:

– С такими болячками, как у меня, столько не живут. Двадцать шесть лет уже прошло…

Поклонимся ее тихому мужеству.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Тамара ЖАЛЕЕВА, заслуженный тренер России:

– Последние дни Лена много думала о смерти, о том, где и как быть похороненной. Она не хотела помпы. Все 26 лет своей болезни она отказывалась общаться с журналистами. И хотела, чтобы в последний путь ее провожали лишь самые близкие. Но на этом месте я сама останавливаю себя: Мухина всегда была армейской гимнасткой, и для нас было бы больно и страшно, если бы мы не смогли проститься с ней. Поэтому мы будем провожать ее своей гимнастической семьей.

Панихида пройдет в среду, 27 декабря, с 11.00 до 13.00 в актовом зале офицерского клуба ЦСКА по адресу Ленинградский проспект, 39. В этот же день Елена Мухина будет похоронена на Троекуровском кладбище.

Федерация спортивной гимнастики России, Российский союз спортсменов скорбят по поводу кончины выдающейся российской гимнастки, чемпионки СССР, Европы и мира, заслуженного мастера спорта Елены Вячеславовны Мухиной и выражают соболезнование родным и близким.