Сергей Расшиваев: На Мальдивах не отдыхаем, а вкалываем
25 декабря 21:30
автор: Екатерина Кудрявцева

Сергей Расшиваев: На Мальдивах не отдыхаем, а вкалываем

Самый известный и успешный серфер России Сергей Расшиваев в новом году планирует отобраться на Олимпийские игры. А в уходящем – побывал в пресс-центре «Советского спорта» и рассказал, что повлияло на его решение встать на доску и начать покорять волны.

«ШАНС ПОЕХАТЬ В ТОКИО ОСТАЕТСЯ»

– Осенью в Японии прошли «Всемирные серферские игры», – начинаем беседу с событий относительно недавнего прошлого. – Верно понимаем, что это – аналог чемпионата мира?
– В общем, да. Всемирные игры – ежегодный турнир, на котором лично я выступаю с 2013 года. Первый раз ездил туда один – в компании жены. Она фотограф, в соревнованиях не участвует, но всегда меня поддерживает. Вот мы вдвоем и вышли на парад наций. Каждую делегацию во время церемонии сопровождал местный ребенок. Помню, что нам достался мальчик. Который глянул на нас… и заплакал. Представляю, как ему было обидно! Где серфинг и где Россия? Это как если бы на чемпионате по хоккею ребенок вывел сборную африканской страны, – смеется Сергей.

– И как тогда выступили?
– Я понимал, что результатов не будет. По крайней мере – серьезных. Но надо было же с чего-то начинать! Мои друзья посмотрели, увидели, что все возможно. Стали подтягиваться. На нынешние Всемирные игры нашу команду впервые отправляло Минспорта. Кроме того, чемпионат был уникален – на нем разыгрывали путевки на Олимпиаду. Так что и состав собрался впечатляющий – были все сильнейшие серферы. Конечно, отобраться в Токио у нас было не так много шансов. Но, в любом случае, мы показали достойный уровень. Не знаю, сильнее ли, чем в прошлом году… Может и нет. Но тут сложно судить, поскольку конкуренция серьезно выросла. Лично своим выступлением я недоволен, но к команде в целом претензий у меня нет.

– Фактор везения в серфинге сильно сказывается?
– Разумеется! Он имеет значение вообще в любом спорте. Возьмем футбол – кто-то лучше играет в зале, кто-то – на пляже, а кто-то – на классическом поле. Для хоккеистов важен размер коробки. Для теннисистов – тип покрытия кортов. Так и у нас. При этом, в серфинге нюансов даже больше, поскольку условия могут меняться в течение одного дня, пока идут выступления. Мы же зависим от многих факторов. Как пример – сила волны. Она может быть мощной, давать серьезный импульс. А может быть маленькой, слабой. И если в тебе 2 метра роста, ты сильный и тяжелый парень, то просто не можешь от нее оттолкнуться. Так и «тонешь» в ней вместе с доской. Конечно, фавориты понятны – есть 10-15 человек, чей уровень выше, чем у остальных. Но, скажем, вы можете быть лучше меня и попасть на слабую волну. Как результат – оценки низкие. А у меня – высокие. Хотя как серфер я слабее. Просто с волной мне повезло и потенциал для набора очков был значительно выше…

– Несправедливо, как-то.
– Поэтому Всемирные игры всегда считались менее престижными, чем коммерческий Кубок мира. Который проводится в 10 этапов в разных местах. И куда допускаются только сильнейшие – 34 серфера со всей планеты. Хотя в отборе изначально было 1500! И вот они в течение года соревнуются, набирают очки, и по итогам сезона выявляют сильнейшего. Это гораздо более объективно.

– У нас еще есть шанс попасть в Токио? Или поезд уехал? Точнее – доска уплыла?
– Нет, пройдет еще один турнир – будущей весной. Тоже в Японии. Там разыграют последние лицензии. Так что будем бороться.

– И какие у нас перспективы?
– Отбор, вообще, жесточайший. В Токио выступит всего по 20 человек – мужчин и женщин. Не более двух от страны. Берем сильнейшие державы – Австралия, США, Бразилия, Франция, Португалия, плюс Японию – они свои лицензии либо уже получили, либо получат. Вот и считайте, сколько свободных мест осталось… Причем, нам не может повести, как Перу, которые прошли отбор на Панамериканских играх. Чемпионат Европы, на котором мы стали 11-м, олимпийские путевки не дает. В общем, буде непросто. Но и сдаваться заранее смысла нет.

«НАМ СКАЗАЛИ – ВЫ НЕ СПОРТСМЕНЫ, А ТУСОВЩИКИ»

– Как получилось, что вы стали серфером?
– Это история из детства. Я родился и вырос под Санкт-Петербургом. В начале 90-х появились видики. Если не знаете – это такая штука, куда пихается кассета с фильмом… Жуткий дефицит по тем временам! В нашем военном городке такие имелись всего у двух-трех семей, и к ним все гости были на год вперед расписаны. Вот именно в то время я увидел фильм «На гребне волны». И понял, что влюбился в серфинг!

Потом всю жизнь тянулся к экстриму. На горизонте замаячили скейтбординг, сноубординг. Я пробовал себя везде по чуть-чуть. Но серфинг все равно оставался чем-то далеким. Вплоть до 2007 года. Тогда мой друг сказал: «Я еду в Португалию, посерфить. Погнали со мной». И я согласился. Тем более, что по образованию я – океанолог. Мне было интересно побывать на побережье Атлантики.

– Занятия сноубордом помогли встать на серф?
– Ерунда это все. Совершенно разные вещи. Первые шаги давались тяжело. Тем более, я перед этим сломал руку. Когда поехал в Португалию, у меня кисть толком не гнулась – тяжело было отжиматься от доски и вставать… Плюс я лежал в больнице и бросил курить, так что неплохо набрал в весе. Был такой… «рыхленький» с виду, – смеется Сергей. – Инструктор на меня смотрел, косился, охал. Замечал: «Для серфинга надо держать себя в форме». В общем, не думал, что будет так сложно. Но все же увлекся всерьез. И заодно задумался над тем, что говорил мой друг: «Если хочешь делать бизнес, найди ту нишу, где до тебя в твоей стране никто ничего толком не сделал. И займи ее сам». Я решил: в России серфинг совершенно не развит. А мне нравится этот спорт. Так почему бы не заняться им всерьез? Хотя, конечно, у нас уже были серферы. Совсем уж пионером я не стал.

– Сразу занялись им профессионально?
– Первый чемпионат России прошел в 2009 году. Но я в нем не участвовал. В то время мы с моим другом, Евгением Исаковым, были в Доминикане. Работали там инструкторами. И вот сидим с ним как-то, пьем типичный местный коктейль – ром с колой, – смеется Сергей. – А напротив нас сидит мужик – из туристов. И говорит: «Вот вы называете себя спортсменами. Да какие же вы спортсмены? Так, тусовщики просто». И нас это задело. Тем более, он был прав. Мы поняли, что не отдаемся серфингу полностью. Не прогрессируем. И что с таким подходом никогда ничего не добьемся. Тогда решили – отныне все всерьез! А чтобы было интереснее, поставили конкретную цель – выиграть через год чемпионат России.

– Получилось?
– Мы тренировались 8 месяцев. А потом поехали на турнир. Он проходил в три этапа. В таких типично русских регионах, как Доминикана и Бали, – смеется Сергей. – Ну и еще во Владивостоке. По сумме я выиграл одну из дисциплин. Женя занял второе место – при том, что первый этап он пропустил из-за перелома руки. С тех мор мы несколько лет разыгрывали между собой золото. Только в последнее время нас начали серьезно поджимать молодые российские серферы. И это хорошо. Меня радует их прогресс. Ради этого мы, в том числе, и работали.

– Вам уже 35 лет. Окончание карьеры не близко?
– В серфинге можно успешно выступать и в 40, и в 50. Я для себя решил – пока могу квалифицироваться в сборную, буду кататься. Потом – как пойдет. Думаю, лет 10 в запасе у меня есть. Главное – быть конкурентоспособным. И тут такой важный момент… В серфинге самое сложное – выполнить прыжок над водой. Мы ведь не крепим ноги к доске. И тебе надо очень тонко прочувствовать энергию волны, работать телом, слиться со своим серфом в единое целое… Я много лет работал над этим прыжком. И только недавно, на сборе на Мальдивах, впервые нормально исполнил такой трюк! То есть, я до сих пор могу изучить что-то новое. Могу прогрессировать. А значит, уходить рановато.

«ГАИТИ – ЭТО АФРИКА ПОСРЕДИ АМЕРИКИ»

– В общем понимании серфер – это такой человек, который почти все время проводит на пляжах в разных точках планеты...
– Ну, мой оттенок кожи и выгоревшие на солнце волосы не оставляют мне возможности сказать, что это не так, – смеется Сергей. – В общем, все правда. Большую часть года я провожу не в России. Хотя мы много путешествуем и по стране. Причем – в самые разные регионы. Побережье северных морей, Курилы, Камчатка… Бывает, приезжаем за полярный круг, одеваемся в гидрокостюмы. Местные подходят с во-о-от такими глазами, спрашивают: «Мужики, вы чего? Реально в воду полезете? Зачем? Крабов ловить?». А мы – на доску, и к волнам. Народ там выживанием занимается, а мы – на досках катаемся… Со стороны, конечно, смотрится странно. Но это интересно, на самом деле. И помогает дать понять другим людям, что серфинг – это не только Мальдивы, Гавайи и Бали. И что в России многое мест, где им вполне можно заняться.

– Объездили, так понимаю, весь мир?
– С одной стороны – да. С другой – еще полно мест, где я не был. Африка, например. Или взять Японию – я до недавнего времени тоже ни разу туда не летал! Но из-за предстоящих Олимпийских игр там провели два чемпионата подряд. И еще третий будет. Так что всегда есть возможность открыть для себя что-то новое.

– Откуда деньги на все эти разъезды?
– Был такой эпизод. В Доминикане познакомились с компанией ребят, которые вскладчину снимали там огромный особняк, ездили на шикарной арендованной машине… В общем, отдыхали с комфортом. Разговорились о планах. Я начал рассказывать – вот, мол, сейчас на Бали, потом – Мальдивы, потом – в Австралию, дальше – Чили и Перу… Они рот открыли и так мечтательно ответили: «Ого, сколько же у вас денег! У нас столько нет…». Ребят, да я за те деньги, которые вы в день отдаете за виллу, могу неделю в любой точке планеты прожить! И еще на билеты до дома останется. Нам ведь много не надо – было бы где спать и что поесть. Не думайте, что серферы – такие уж богатые люди. Хотя топ-звезды зарабатывают много. Они – миллионеры. Но даже эти звезды не сильно волнуются о роскошных отелях и перелетах первым классом. Им это не надо. Главное – волна и доска.

– Есть любимые и нелюбимые места?
– Был как-то на Гаити, въехал из Доминиканы… Как в другом мире оказался! Африка посреди Америки. Контроля на таможне нет, идешь по улице – всюду грязь, нищета, женщины гуляют с голой грудью, белье стирают прямо в реках. Необычные впечатления. Конечно, в такие места возвращаться не хочется. Но в целом прям любимых и нелюбимых нет. Мне не очень нравится Бали, потому что там много народу. Пробки бывают даже из мопедов! А с точки зрения серфинга очень комфортно на Мальдивах. Там хорошие волны и отличные условия для сборов. Куда я часто вывожу свои группы.

– Сколько стоит такой сбор?
– Перелет туда-обратно – 500 долларов. Проживание, питание и все остальное – 200 долларов в день. На неделю все вместе – примерно 2000. Не такие уж космические деньги. А для Мальдив, где все очень дорого, так и вовсе копейки! Но мы там именно работаем. Не отдыхаем. Только едим, спим и катаемся. Реально пашем на износ.

«АКУЛЫ – НЕ САМОЕ СТРАШНОЕ»

– С акулами встречаться доводилось?
– Несколько раз. В принципе, ничего страшного не случилось. Но один раз испугался серьезно. В Коста-Рике пошел кататься на рассвете, и когда солнце просветило волну, увидел силуэт огромной рыбины! Причем, между мной и берегом. Да и выйти там было непросто – берег скалистый… Правда, она плыла в другую сторону. Я постарался успокоиться, добрался до пляжа. Вышел из воды и сказал местным: «Акула!». Они лишь пожали плечами. Мол, бывает, подумаешь… Тут же в интернете посмотрел, какая именно – оказалось, бычья. Самая опасная, что есть в тех местах. Но обошлось. В целом, нападения иногда случаются. Помните случай, как парень кулаками отбился от акулы? Популярный ролик в сети. Я был дома в этот момент, вышел из воды и вижу, что вся лента в сообщениях. Но народ особо не парится. В серфинге опасностей хватает и так.

– Главная?
– Утопление. Травмы всякие бывают – и плавниками на доске можно порезаться, и с другим серфером столкнуться, и о дно удариться… Но когда тебя накрывает волной и ты там кувыркаешься, крутишься – это самое жуткое! Даже физически сильный спортсмен не всегда может быть готов к такой ситуации. Можно быть уже просто уставшим или попасть под воду на выдохе… Поэтому мы учимся, как себя вести в таком положении. Много времени уделяем фридайвингу. Выполняем специальные упражнения. Чтобы, если вдруг что случится, не паниковать и делать все правильно.

– На сколько можете задерживать дыхание?
– В статике – на четыре минуты. В движении – минуты две под водой. Достаточно, чтобы проплыть пещеры в той же Доминикане… Но я на рекорд никогда не работал. Если сознательно тренироваться, то это время можно увеличить.

– Самая экстремальная ситуация, в которой оказывались?
– А это было, кстати, не в воде. А на суше. В той же Доминикане, в 2009 году. Мы тогда приехали туда первый раз. Денег не было – вообще! Когда готовили плов, специально морковь нарезали большими кусками – она у нас была вместо мяса. И поселились, конечно, в самом дешевом и бедном районе. Нас отговаривали, просили – не рискуйте. Но мы решили – что с нас взять? В итоге, все вышло классически: сначала мы были бедные, а потом нас ограбили.

Вломились в дом ночью. Я с женой уже спал. В России в этой ситуации меня бы разбудили ударом кулака по лицу. А здесь так аккуратно, бережно толкнули в плечо… Вежливо, в общем, – смеется Сергей. – Были люди с оружием. Спокойно сказали отдать им все, что есть. Спросили, есть ли драгоценности. Услужливо отвернулись, чтобы жена могла одеться… В какой-то момент сняли маски. И я решил – все, будут убивать. Но ничего подобного. Забрали, что сочли ценным. И спокойно ушли.

– Что оставили?
– Ничего. Ноутбук, рюкзаки, парфюм, обувь – вынесли все под чистую. Нам через пару дней надо было возвращаться домой, а мне даже обуть было нечего. Взял у друга кроссовки, которые мне были малы, ножницами обрезал в них пятки – и так и пошел в самолет. Но желание возвращаться на остров эта история у нас не отбила. Просто селились мы потом, разумеется, в более безопасных местах.

СПОРТ И КИНО

«ДО ГОЛЛИВУДА ПОКА НЕ ДОЕХАЛ»

Серфинг – не единственное занятие Расшиваева. Еще он серьезно занят в кино.

– Я же писал в соцсетях, что меня взяли в фильм о серферах дублером Мэтью Макконахи. Мы ведь действительно похожи внешне! Правда, никто не обратил внимание, что объявил я об этом 1 апреля. Поздравления сыпались четыре дня! Устал оправдываться, что это была шутка. Даже спустя полгода, на чемпионате России, ко мне подходили ребята и спрашивали: «А ты чего тут делаешь? Мы думали, ты в Голливуде!». На полном серьезе. Но нет, увы. В реальной жизни в голливудское кино я пока не попал.

– А в российское?
– Меня приглашали на съемки сериала для «Первого». Я сам записал свои пробы, отправил продюсерам. Но дальше этого не пошло. Видимо, не прошел кастинг. Возможно, режиссер решил, что я не очень похож на героя. Им нужен был русский парень Артур. А я не сильнее смахиваю на Артура.

– Зато у вас есть собственный проект.
– Да, мы сделали фильм «Прибой» – о серферах в России. Получили хорошие отзывы. Сейчас работаем над второй частью. Мне нравится не только кататься по волнам. Но и продвигать свой вид спорта всеми возможными способами. Делать контент, который увлечет людей. Как самого меня когда увлекла картина с Киану Ривзом и Патриком Суэйзи. Надеюсь, у нас получается.