27 апреля 00:00
автор: Геннадий Ларчиков

Орел с Соколиной горы

О Валентине Козьмиче Иванове написано много. Поэтому найти что-то новое в его биографии очень трудно. Даже его любимая жена Лидия Гавриловна, которая всегда очень внимательно следит за тем, что пишут о ее муже, наверное, тоже оказалась бы в затруднительном положении, если бы ей предложили рассказать о Валентине Козьмиче.

Сложность в том, что почти все 50 лет, что Иванов служит отечественному футболу, его игра и тренерская работа постоянно на виду. И, видимо, поэтому некоторые любители сенсации вносят в биографию Иванова истории, о которых наш герой и сам узнает последним. Например, в 1958 году, когда был арестован, а позже посажен его лучший друг Эдуард Стрельцов, нашлось немало любителей посплетничать. Они распространяли слухи о том, что якобы в этой до сих пор загадочной истории был замешан Иванов. Чушь, конечно. На подобные инсинуации многие не стали бы обращать внимание. Но только не Валентин Козьмич. Публично он не стал опровергать сплетни, но его друзья могут подтвердить, что и сегодня клевета 44-летней давности не оставляет его равнодушным. Просто у Козьмича, как зовут Иванова многие знакомые, такой характер — вспыльчивый, не терпящий несправедливости. Однажды это едва не отправило его на тот свет. Случилось это в Москве в конце 80-х годов в финальном матче Кубка СССР между «Торпедо» и «Днепром», когда при счете 1:0 в пользу гостей автозаводцы забили ответный мяч, но судья после этого неожиданно зафиксировал положение вне игры, и гол не был засчитан. В итоге Кубок завоевал «Днепр», и когда команда совершала в «Лужниках» круг почета, «скорая помощь» увозила Иванова со стадиона в больницу с воспалением тройничного нерва. Иванов, слава Богу, не только выжил, но не стал и инвалидом, хотя следы болезни на его лице сохранялись долго. Любопытно, что по иронии судьбы главным тренером «Днепра» тогда был Евгений Кучеревский, возглавляющий сейчас родную команду Валентина Козьмича — »Торпедо-ЗИЛ». Разумеется, сам Кучеревский не имел никакого отношения к судейским проделкам, поэтому неудивительно, что бывшие конкуренты быстро нашли общий язык и стали партнерами. В богатой разными событиями жизни Иванова были и розы, и шипы: через полтора года после победы на Олимпиаде в Мельбурне в тюрьме оказался Эдуард Стрельцов, что сказалось на судьбе Иванова и его команды «Торпедо»; через год после выигрыша в 1960 году автозаводцами чемпионата и кубка, казалось, что они повторят успех, но случилось обратное — золотой состав торпедовцев практически развалился. Примеров взлетов и падений «Торпедо» можно вспомнить немало. А если учесть, что жизнь Иванова без малого полвека напрямую связана с этой командой, ЗИЛом, то вполне понятно, что все перепады в игре автозаводцев неизбежно отражались и на нервной системе Валентина Козьмича, на его здоровье. И все же самые сильные удары ему пришлось пережить, когда его дважды незаслуженно увольняли из «Торпедо». И каждый раз причина была не в квалификации главного тренера, а в интригах так называемых доброжелателей-завистников, которые, работая с Козьмичем, не могли пережить его успехи, того, что он все-таки великая личность. А Иванов и в самом деле птица большого полета, взлетевшая в футбольное небо со стадиона «Крылья Советов», что расположен на Соколиной горе в Москве.

В понедельник, 30 апреля, в 14.00 на телеканале «Культура» будет представлена программа «Золотой пьедестал», посвященная Валентину Козьмичу Иванову.