Виктор Агеев: Мне до сих пор хочется стать олимпийцем

28 июля 2001 00:00

Двукратный олимпийский чемпион Борис Лагутин, навещавший нынешней весной в кардиологической клинике своего приболевшего друга и извечного соперника на ринге Виктора Агеева, сказал врачу: «Вы, пожалуйста, с ним повнимательнее — это человек-легенда»…

Этим эпизодом, пожалуй, можно было и ограничить представление читателям нашего выпуска двукратного чемпиона Европы Виктора Агеева, поскольку он как нельзя лучше его характеризует (тут еще очень важно, кем дана такая характеристика). Тем не менее позволю себе сказать еще вот о чем. Можно бесконечно восхищаться непревзойденным боксерским искусством Виктора Агеева, блиставшего на ринге в 60-х годах, вспоминать какие-то его бои, достойные учебников высшего спортивного мастерства, но не в этом дело. Агеев относится к тому типу людей, значимость которых для бокса начинаешь понимать только после того, как они покидают ринг. Нынешнее поколение болельщиков, наверное, заметило, что за последние пять лет девяносто процентов всех публикаций о боксе в российской прессе, радио- и телерепортажах было так или иначе связано с именем Александра Лебзяка. Сашу знают даже те журналисты, кто путает нокдаун с нокаутом, и в этой связи в интересах популяризации бокса он был просто незаменимой фигурой (мы это особенно почувствовали после завершения им любительской карьеры).

Виктор Агеев — из той же породы. За короткий срок он сумел расширить аудиторию бокса настолько, что им стали восхищаться даже далекие от бокса люди. Как очевидец, могу утверждать, что на торжествах по случаю 60-летия Виктора Петровича количеству узнаваемых высокопоставленных лиц, представляющих самые разные области нашей жизни, мог бы позавидовать самый изысканный светский раут.

— Виктор Петрович, может быть, не самый удачный вопрос для начала беседы, но все-таки скажите: у вас есть свой жизненный девиз, которым вы руководствуетесь в трудные минуты?

— Есть. Кто умеет ждать, тот всегда дождется.

ЗОЛОТУХА ВМЕСТО ОЛИМПИЙСКОГО ЗОЛОТА

— Тем не менее вы, как многие считают, не дождались своего звездного часа на ринге. С таким боксерским талантом, которым наделил вас бог, так и не вкусили радость олимпийской победы. Я даже не медаль имею в виду, а просто победу в бою олимпийского турнира. Не жалеете сегодня об этом?

— Мудрые люди советуют никогда ни о чем не жалеть, но я все-таки жалею о том, что судьба так и не предоставила мне шанс побороться за олимпийский титул. Не знаю, выиграл бы я его или нет, если бы поехал на Игры, но олимпийцем стать до сих пор хочется. Даже сны иногда снятся о том, что боксирую на олимпийском турнире. Но что поделать, если катастрофически не везло в високосные годы. Каждый раз что-то случалось — то геморрой, как говорится, то золотуха…

— Из великого множества боев, проведенных на ринге, есть самый памятный?

— Наверное, было бы неправильно назвать один бой и ничего не сказать о другом, ведь каждый из них по-своему дорог и памятен. Вот сейчас почему-то вспомнил бой, который… не состоялся. В финале чемпионата Европы 1965 года в Берлине мой соперник, молодой польский боксер, снялся с соревнований. Знаменитый тренер сборной Польши папаша Штамм объяснил потом мне это решение так: «Парень талантливый, перспективный, зачем рисковать? Сейчас ты можешь у него нокаутом выиграть, и на Олимпиаде он будет тебя бояться. Пусть уж лучше отдохнет, потренируется, окрепнет. Он и так здесь сделал больше, чем мы от него ожидали…»

— Самый неудачный бой тоже можете вспомнить?

— Это уже проще. Думаю, что это была первая встреча с Борисом Лагутиным на чемпионате СССР в Хабаровске перед Олимпийскими играми 1964 года. У меня почему-то была полная уверенность в том, что этот бой я обязательно выиграю и поеду на Олимпиаду. В итоге победу со счетом 3:2 отдали Лагутину, и все мои планы нарушились.

МЕДАЛЬ ЧЕМПИОНА ЕВРОПЫ 60-Х ДОРОГО СТОИТ

— Говорят, вас тогда даже плачущим видели. Ощущали, что тот бой не проиграли?

— Да. И не только я один…

— В сердцах не родилась шальная мысль навсегда «завязать» с боксом?

— Что вы! Мне ведь тогда всего 23 года было, и я верил, что через четыре года должен все-таки попасть на Олимпийские игры. Но вновь не сложилось: вместо Олимпиады попал в неприятную историю в кафе «Лира», которое находилось напротив Пушкинской площади. Там, как поется в одной шуточной песенке, посвященной мне, «случился классический бой, известный боксерскому миру», после чего я отправился в места, не столь отдаленные от Москвы, как столица предстоящих Игр Мехико...

— Но тут, согласитесь, винить вам надо себя самого…

— Да я и после первой неудачной попытки поехать на Олимпиаду никого другого не винил. В 1964 году олимпийцами в абсолютно равной степени могли стать и Лагутин, и я, а в 68-м вопрос стоял однозначно: в Мехико должен ехать я. Даже несмотря на то, что в нашем очном поединке победу вновь присудили ему. Проводы на предолимпийский сбор, которые мы с друзьями устроили в «Лире», и закончились для меня плачевно.

Лагутин стал в Мехико двукратным олимпийским чемпионом, и в этом, может быть, в некоторой степени помог ему и я. Если бы он поехал на тот сбор вместо меня, его вполне могли бы там перетренировать. Ведь были же у нас подобные случаи. В 1978 году, например, перед чемпионатом мира в Белграде, Рачков, Савченко и Львов в силу разных причин не попали на сбор физической подготовки, ограничившись лишь специальным. И все трое в итоге выиграли золотые медали, чего не удалось тем, кто пробыл на обоих сборах от звонка до звонка.

— Известно, что чемпионаты мира по боксу стали проводиться только с 1974 года. Как вы считаете, золотая медаль чемпиона Европы вашего времени равноценна такой же награде, завоеванной на чемпионате мира?

— Такие вещи трудно, да в общем-то и невозможно сравнивать: чемпионат мира — это все-таки чемпионат мира, и мне, например, остается сожалеть, что не довелось выступать на таких соревнованиях. Но с другой стороны, когда я боксировал, больше половины олимпийских чемпионов участвовали в чемпионатах Европы, за исключением, может быть, тяжеловесов, представлявших Американский континент и легковесов из Азии. А олимпийский чемпион в то время автоматически получал и звание чемпиона мира. Так что сами оценивайте значимость европейских медалей моего времени.

КОСТЯ ЦЗЮ ГОТОВ ОТСТОЯТЬ СВОЙ ТИТУЛ НА КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ

— Вы наверняка видели олимпийские бои в Сиднее. Может быть, удалось посмотреть и поздние телетрансляции из Белфаста, где проходил последний чемпионат мира. Скажите, качество бокса, демонстрируемого нынешним поколением российских боксеров, вас устраивает?

— Опять же, если вы хотите услышать какие-то оценки в сравнении, скажу, что этим не стоит заниматься. Новые правила, действующие сейчас в любительском боксе, в частности, восьмиминутная продолжительность поединков, обязательные шлемы на головах участников, современные 10-унциевые перчатки, компьютеризованная система подсчета ударов — все это сделало нынешний бокс мало похожим на тот, который исповедовали мы. Нынешнему поколению надо перестраиваться под постоянно меняющиеся правила, и, думаю, удается ему это неплохо, поскольку сборная России выиграла Олимпиаду. Есть у нас очень хорошие ребята, а самое главное, усилиями Федерации бокса России наш вид спорта развивается в правильном направлении, о чем свидетельствуют результаты, показанные в последние годы сборными всех возрастов.

— Не секрет, что сегодня в мире существует немало проблем во взаимоотношениях организаций, представляющих любительский и профессиональный бокс. Как их решают возглавляемая вами Федерация профессионального бокса России и Федерация бокса России? Есть ли у вас, как говорится, контакт?

— Безусловно. Между нами существует договоренность о том, что мы не привлекаем к профессиональному боксу молодых, перспективных ребят, еще не успевших как следует послужить любительскому. А в этом и состоит суть проблем, о которых вы говорите. Кроме того, в целях дальнейшей популяризации бокса в России мы вместе с президентом ФБР Эдуардом Ришатовичем Хусаиновым провели переговоры с рядом организаций на предмет проведения в Москве командного Кубка мира. Идея всем нравится, но вопрос упирается в финансирование. Где взять средства для этого? У меня на сей счет есть встречный вопрос: а как вы отнесетесь к тому, чтобы в Москве, на Красной площади, на ринге, установленном на Лобном месте, провести профессиональный бой за титул чемпиона мира с участием российского боксера Кости Цзю? Представляете, каким может получиться шоу!

Организовать такой матч, признаюсь, моя давняя голубая мечта, и я уже нашел поддержку у руководителей некоторых профессиональных федераций. Надеюсь, сумею заинтересовать и телевидение, а это живые деньги, часть из которых может пойти на проведение любительского Кубка мира.

ЛЕТ ДО СТА РАСТИ…

— Виктор Петрович, вчера исполнилось 90 лет человеку, сделавшему из вас боксера, заслуженному тренеру страны Владимиру Фроловичу Конькову. Скажите несколько слов о нем.

— Владимир Фролович, дядя Володя, уникальный человек, дай бог ему здоровья. Прекрасный педагог, обладающий фантастическим даром сплачивать ребят. Он с первого взгляда мог увидеть в новичке, появившемся в группе, будущего боксера. Если такого видения не было, очень тактично, не обижая пацана, советовал ему поменять секцию. Мало кто знает, например, что трехкратный олимпийский чемпион по гребле Вячеслав Иванов начинал заниматься боксом у Конькова. Но у него была очень длинная шея, которую он никак не мог защитить от ударов. Парень высокий, здоровый, а вот с этой «ахиллесовой пятой» ничего не мог поделать. В итоге Владимир Фролович уговорил его поменять вид спорта, и что из этого получилось, вы видите.

Интересно, что, уже будучи прославленным гребцом, олимпийским чемпионом, он продолжал периодически приходить в Лужники к Конькову и занимался в свое удовольствие боксом, бил по мешкам, стоял в парах.

Я могу очень долго говорить о Владимире Фроловиче, но лучше всяких слов о нем скажет запомнившийся на всю жизнь эпизод из моего далекого детства. Однажды, придя на тренировку, я увидел стоявший у входа в клуб «Москвич» Конькова, на запотевшем стекле которого кто-то из ребят написал: «Дядя Володя, мы вас очень любим!» Такое, согласитесь, дорогого стоит.

Пользуясь случаем, хочу поздравить Владимира Фроловича со столь славным юбилеем и пожелать ему прежде всего здоровья. Дядя Володя, мы еще на вашем столетии погуляем!

ВИКТОР АГЕЕВ

Родился 7 июля 1941 года. Окончил Центральный институт физической культуры и Высшую школу тренеров. Двукратный чемпион Европы в среднем весе (1965, 1967). Трехкратный чемпион СССР (1965, 1966, 1967). Президент Федерации профессионального бокса России. Президент боксерского клуба имени Виктора Агеева.