V4x3 l 1422888764415

Первый в истории российский этап чемпионата DTM завершился победой Майка Роккенфеллера, упрочившего лидерство в серии. Впрочем, успех пилота «Ауди» стал не самым ярким событием очередного гоночного уик-энда на трассе Moscow Raceway.

ТАКСИСТ ПЕТРОВ

Пока пилоты DTM только готовились разогнаться под 300 км/ч, грозя гаишникам инфарктом (оштрафовать-то ведь нельзя!), участок Новорижского шоссе у поворота на Шелудьково замкнулся в глухой пробке. Постовые, лениво размахивая жезлами, распределяли поток машин по парковкам. Проехать 90 километров от Москвы можно было чуть ли не быстрее, чем преодолеть последние 500 метров до трассы. Кто сказал, что автоспорт у нас непопулярен? Редкая гоночная серия, в которой нет ни российской команды, ни пилота (зато есть российский этап), все равно привлекла на трибуны 45 000 зрителей! Часто на футболе собираются такие толпы?

Пока Тимо Глок, в прошлом году гонявший за «Марусю» в «Формуле-1», с любопытством разглядывал свою фамилию, написанную кириллицей на заднем боковом стекле болида «БМВ», болельщики развешивали на трибунах свои плакаты. «Виталий, с тобой – Россия!», «Ждем твоего возвращения на трассу», «Ты – лучший»… Пусть Петров в самом заезде не участвует, он все равно здесь и сейчас – персона номер один. Кто такой Роккенфеллер? Бруно Спенглер? Энди Приоль? Надо еще в справочник залезть, чтобы узнать. А Виталия любит каждый из пришедших на трибуны.

– Последние две недели, после шоу «Формулы-1» в Москве, я болел, – рассказывал экс-гонщик «Лотуса» и «Катерхэма». – До сих пор не выздоровел, если честно. Хотел отказаться от поездки сюда, но понял: болельщики же меня за это на части разорвут!

Разорвать Петрова попытались в любом случае – на сувениры. К счастью, пилоту удалось отделаться лишь парой сотен автографов. Главных счастливчиков Виталий еще прокатил по трассе на DTM-такси – специальном болиде с парой пассажирских мест.

Скорость которого, может, не так впечатляет, как у машины «Формулы-1», но адреналин у гостей Петрова после поездки по подмосковному кольцу чуть ли не из ушей лился.

– Если бы «Мерседес» предложил полноценное сотрудничество, я был бы счастлив, – рассказывал потом Виталий. – Но пока мне предложили лишь тесты в DTM. Если захочу, надо будет только позвонить. Вообще это отличная серия. Колес не видно, совсем иначе приходится чувствовать машину. И управлять ей совсем не просто. Может, в будущем я и правда попытаю счастья в кузовном чемпионате. Но пока все мысли – о «Формуле-1».

– На «Гран-при» в этом году поедете?

– Буду в Италии – пригласили на футбольный матч среди пилотов. Если полечу, то наверняка и на трассу заеду. Уже соскучился по тамошней атмосфере.

ФИНАЛ КВАЛИФИКАЦИИ ОТМЕНИЛИ

На Moscow Raceway – своя атмосфера. И воздуха хватает не всем. В прямом смысле.

– Я сидел в боксах, настраивался на финальную часть квалификации, на последний быстрый круг… И тут мне говорят: четвертый сегмент отменяется, я досрочно получил поул-позицию по итогам третьего сегмента, – изумлялся Роккенфеллер.

Причина подобного решения оказалась необычной. В субботу вечером на три часа в районе Волоколамска закрыли воздушное пространство. Из-за запрета на полеты подняться вверх не смог и медицинский вертолет, а значит, заезды проводить было нельзя.

Кто бы куда ни летал в районе Moscow Raceway в субботу, все важные дела в этом районе он, видимо, сделать успел. Так что на следующий день и медицинский вертолет, и винтокрылая «птичка» телевизионщиков спокойно курсировали над забитыми трибунами. А пилоты четко в назначенное время спугнули птиц с козырьков крыш мощным раскатистым ревом своих машин. Роккенфеллер, стартуя с поула, понемногу отрывается от двукратного чемпиона серии шведа Маттиаса Экстрема.

– Первая половина трассы – будто один бесконечный поворот, – отмечали пилоты накануне. – Интересно, как с такими перегрузками будут справляться шины.

Первые пит-стопы (из двух обязательных за гонку) большинство проводят уже на втором-третьем круге. Все как в «Формуле-1» – на замену четырех колес – максимум три секунды, и механик уже подталкивает машину к выезду, добавляя свою человеческую силу к восьми сотням лошадиных, спрятанных под капотом. И, как и в королеве автоспорта, победа часто добывается не в прямой борьбе на трассе (обгоны здесь чаще случаются в хвосте пелотона, чем среди лидеров), а на капитанских мостиках. Кто кого перехитрит в стратегии на гонку?

Кубок за первое место поднявшийся на подиум Петров вручает все же Роккенфеллеру. Которого чуть раньше Центральная трибуна как своего приветствовала после финиша. Правда, речь Майка в ранге победителя услышали не все. Кто-то из зрителей остался, чтобы ближе рассмотреть машины стоимостью 1,5 миллиона долларов каждая. Но большинство уже спешили на парковки, чтобы успеть прорваться через пробки к себе домой.