БАСКЕТБОЛ

Тренер – носитель добра и зла. Все зависит от результата. На тренера направлены и восторженные взгляды общества, и его отравленные стрелы. Рулевой екатеринбургского ЕВРАЗа и по совместительству ассистент наставника национальной баскетбольной дружины Борис Соколовский – один из них.

ШАХМАТЫ С МЯЧОМ

— Борис Ильич, насколько мне известно, вы окончили серьезный вуз – Куйбышевский политехнический институт, а работаете тренером. Смена курса – от материальной и моральной неудовлетворенности инженерной практикой?

— Мой первый студенческий тренер Владимир Кузнецов внушал нам: совсем не обязательно, чтобы инженер стал великим баскетболистом (хотя примеры есть), но если хочешь стать хорошим инженером, ты должен играть в баскетбол. Баскетбол – самая умная из известных спортивных игр. Без головы в ней делать нечего. Шахматы с мячом!

— В студенческих командах интеллектуала Кузнецова играли 21 будущий доктор наук и пять академиков! Пусть сам он не заслуженный тренер России, но – заслуженный деятель российского баскетбола!

— Есть масса примеров того, как тренер становится духовным наставником спортсмена. В этом смысле мне повезло. На разных этапах моей баскетбольной карьеры я тренировался и играл в чемпионатах России и Союза под началом, как и Владимир Кузнецов, столь же уважаемых в отечественном баскетболе Льва Румянцева, Генриха Приматова, Виктора Прокудина. Звания «Мастер спорта», которое получали игроки их команд, мои тренеры не считали главным. Они внушали нам другую мораль: «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан». Они не только ставили нашу игру, но и увлекали своей гражданственностью, творчеством, образностью мышления, кругозором, страстью. Я очень благодарен своим наставникам и готов преклонить перед ними колени. В общем, моя теплотехника, которой я занимался в институте и по его окончании, проиграла тому делу, которым так красиво занимались мои учителя. Хотя в таджикском НИИ, куда я был направлен на работу после вуза, где я вырос от рядового инженера до руководителя группы, мы занимались очень нужными науке и практике вопросами.

— И все же, как случился переход из инженеров в тренеры?

— Сборная Таджикистана, в которой я играл, обычно тренировалась вместе с юношеской командой республики. Замысел вы понимаете: учились бы, на старших глядя. Нескольким пацанам я что-то показывал, что-то рассказывал, что-то объяснял. В 1979 году, после Спартакиады народов СССР, я оказался в львовском СКА, а моя супруга в это время играла за другую армейскую команду — Прикарпатского военного округа, в Черновцах. Главный тренер этой команды Виктор Крачуняк, когда уходил, порекомендовал на свое место меня. Я был молод, горяч и согласился.

ТРУДНЫЙ БИЛЕТ

— Таджикистан, Россия, Украина, снова Россия… За четверть века – 15 мест работы! Это из вашего послужного списка. Что это, охота к перемене мест или востребованность тренера Соколовского?

— Это рыночные отношения в спорте, и прежде всего в его игровых дисциплинах. Они пришли в спорт гораздо раньше, чем в экономику. Так что 15 мест моей работы — это еще и закон рынка в действии: спрос диктует предложение. А вообще судьба любого тренера – жизнь на чемоданах.

— Зависит от результата?

— Не обязательно. Допустим, тренер задает руководителю неудобные вопросы. Руководитель потерпит, потерпит и скажет: «У нас с тобой разные группы крови…»  Отвечаешь: «Намек понял». И идешь за расчетом без выходного пособия. Дверью не хлопаю. Баскетбольный мир хоть и широк, но мяч-то круглый. Все равно сойдемся.

— Сходились?

— Я два раза приходил в донецкий «Шахтер», в киевские команды, в саратовский «Автодор». И ни разу за четверть века не вывешивал объявления: «Ищу работу!»

— А как оказались в ЕВРАЗе?

— В середине прошлого сезона я подал в отставку из ЦСК ВВС. И в течение двух безработных дней получил приглашение из трех команд суперлиги А, но мне предложили задержаться в Самаре до конца сезона. Я не стал горячиться и рубить концы, благо с президентом самарского клуба Камо Погосяном мы не враги, вместе прошли интересный путь. Ждал окончания чемпионата и думал. В итоге выбрал Екатеринбург.

— По финансовым соображениям?

— Ну что вы! В этом качестве он уступает двум другим адресам и большинству клубов.

— Получается, вы вытянули трудный билет?

В России мне других жребиев не выпадало.

НУЖЕН ТРЕТЕЙСКИЙ СУДЬЯ

— Вопрос очень актуальный: свои или легионеры. В прессе давно идет дискуссия о пропорции, целесообразности, амбициозности менеджеров. Вы за тренера сборной Сергея Елевича, мечтающего об ограничении числа иностранцев в наших клубах? Или за позицию «китов» — ЦСКА, «Урал-Грейта», УНИКСа?

— Взаимоотношение богатых и бедных – вечная проблема. Не только в спорте. ЦСКА и иже с ним не нарушили положение о чемпионате, которое мы вместе и принимали. Ну, ограничим присутствие иностранцев. Так ведь все равно останутся богатые клубы, средний класс и бедные. И богатые клубы скупят всех лучших россиян. А в Европе будут проигрывать направо и налево. Или нужным им легионерам сделают двойное гражданство. Примеры уже есть. С другой стороны, Елевич выражает интересы среднего по материальным возможностям класса. Таких клубов в суперлиге и в высшей лиге явное большинство. К сказанному добавлю. Наш чемпионат с иностранцами стал несколько интереснее, а российский баскетбол – слабее. Что важнее? Нужен третейский судья.

— Как нам «обустроить Россию», сделать ее сильнее?

— Ну, уж точно не с помощью эрзац-звезд НБА. Я думаю, через активное общение российских клубов с европейским баскетболом. ФИБА сейчас такие условия предоставляет. Да это и выгоднее, чем платить бешеные деньги зарубежной «псевдозвезде». Мы на своем клубе это испытали. Поделюсь с «Советским спортом» одной идеей и прошу уважаемую газету стать инициатором проекта — по завершении сезона провести матч: легионеры против россиян. Получим много интереснейших ответов на вопросы, которые задаем друг другу.