Встреча для Вас. Хосе Бирюков: Через десять лет в НБА будет половина русских - Советский спорт

Матч-центр

  • ВХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 19:30
    Динамо СПб
    ХК Тамбов
    0
    0
  • Баскетбол29 марта 2005 00:00Автор: Кундрюкова Наталья

    Встреча для Вас. Хосе Бирюков: Через десять лет в НБА будет половина русских

    Оба матча с мадридским «Реалом», сыгранные ЦСКА в Евролиге УЛЕБ, получились, пожалуй, пока для армейцев самыми яркими в этом сезоне

    БАСКЕТБОЛ

    Оба матча с мадридским «Реалом», сыгранные ЦСКА в Евролиге УЛЕБ, получились, пожалуй, пока для армейцев самыми яркими в этом сезоне. Об успехах ЦСКА и о «кухне» «Реала», а также о кризисе в мировом баскетболе и о том, что нужно спортсмену для счастья, в интервью корреспонденту «СС» рассказал легендарный баскетболист, родившийся в СССР и 11 сезонов выступавший за «Реал» Хосе Бирюков.

    Звоню на мобильный Хосе Бирюкову за три часа до вылета в Испанию на матч «Реал» – ЦСКА с корыстной, разумеется, целью: чтобы поведал мне и читателям, каким видит исход этой встречи, чтобы прокомментировал, в каком состоянии сейчас испанская команда.

    – Хосе, – говорю, – добрый день! Вы в Мадриде?

    – Нет, – отвечает. – Отправляюсь туда сегодня.

    – Когда? Где вы сейчас?

    – Да я в Москве. Еду вот домой, чтобы собрать вещи, – и в аэропорт.

    Тут-то, конечно, и выяснилось, что на Мадрид в этот день остался всего один рейс. Значит, в самолете будем попутчиками. И, естественно, на большой высоте мы сразу разговорились.

    За полтора часа интервью я так и не поняла, какую же страну он считает своей родной. Кажется, обе. И про Россию, и про Испанию Хосе говорит – «здесь» и «у нас».

    – Баскетбол в большом кризисе, – сразу огорошил Бирюков. – Раньше даже французы имели свои характерные особенности. Уж не говоря о югославах, которые в 80-е годы играли очень технично. Был момент, когда все старались играть по-югославски. А я терпеть не могу баскет-контроль. 24 секунды чтобы до конца крутить, – нет, не по мне. Баскетбол – интуитивная игра, быстрая, креативная. Должны быть схемы, помогающие таланту процветать, а не губящие его. Тем не менее у югославов было свое лицо. У русских – хорошая индивидуальная техника и классные броски. Испанцы отличались быстротой. Жаль, что все пропало. Вместо этого возник общеевропейский стиль.

    – А как насчет НБА?

    – Там большие проблемы. Забирая игроков из школ непосредственно в профессиональные команды, их владельцы лишают ребят возможности еще четыре года совершенствовать себя в университете. Вот почему в клубах так много европейцев. Они лучше подготовлены. Им не надо объяснять, что означает защита зонная и персональная.

    В последние годы сильно пострадал имидж НБА. Раньше они очень следили, чтобы были грамотные игроки, чтобы они хорошо говорили в интервью. А что сейчас происходит: игрок бьет болельщика, выбрасывает жену из окна, его останавливает полиция пьяным или с марихуаной. И это – нормально! Когда Мэджик Джонсон сказал, что у него СПИД, был шок. Сегодня такое уже никого не удивит.

    С другой стороны, это дает преимущество российским игрокам. Через десять лет наших там будет пол-лиги.

    – Происходит и обратный процесс. Не только наши едут туда, множество американцев играет в Европе, вытесняя местных игроков.

    – Значит, те, кого вытесняют, слабее. Конкуренция никому плохого не делает. Я много лет играл с Хуаном Корбаланом (и в сборной, и в клубе). Хуан никогда не имел хорошего броска. Технически правильный – да, но он мало бросал. Считался одним из лучших разыгрывающих. Он начал бросать в конце своей карьеры, и очень неплохо получалось. Практически всю карьеру он сделал без броска. Удивительно!

    Так вот, помню, что я почти целый год бежал в отрыв и не получал мяч. Потому что право на бросок я должен был заслужить. Он мне не доверял. И вот настал момент, когда я бегу в отрыв, и Корбалан мне дает пас. И я забиваю. И после этого он все мячи стал отдавать мне! А если промазал бы тогда – все, еще целый год пришлось бы бегать вхолостую. В моем «Реале» был классический отрыв – трое против одного. Хорошо, что я попал туда из московского «Динамо», которое тоже практиковало такой баскетбол.

    Это теперь бывает, что игроки бегут в отрыв и тот, кто ведет мяч, находится сбоку. Нонсенс! Нужно, чтобы мяч был в центре, чтобы было больше возможностей.

    – Вы согласны с тем, что испанский чемпионат – сильнейший в Европе?

    – Недавно я видел несколько матчей Королевского кубка. Туда выходят восемь сильнейших команд. Сюрпризов хватало. Остальные команды, не попавшие в восьмерку, тоже очень сильные. Просто им не повезло, не набрали нужные очки.

    Видел также «Барселону» в матче с ЦСКА (армейцы выиграли 91:70. – Прим. ред.). Эх, армейцы хорошо поймали «Барсу» зоной. Странно, что другие не обратили внимания на то, что у испанцев нет стабильно забивающих. Наварро может попасть, но он не забивала, не снайпер.

    – Да вы в курсе событий!

    – Нет, сейчас почти не слежу за баскетболом. Иногда собираюсь поехать на матч, а потом думаю: «На улицах жуткий трафик (пробки. – Прим. ред.). Лучше дома по телевизору посмотрю».

    – И смотрите?

    – Не всегда до конца. Начинаю немножко нервничать. Особенно когда моя команда «Реал» (Мадрид) проигрывает. Не хочется портить себе настроение.

    «НА ФУТБОЛ МЕНЯ ВЕРНУЛ ЗИДАН»

    – Вы пришли в «Реал», и этот клуб сразу стал вашим?

    – В первый год я не мог играть, потому что у меня не было испанского паспорта. А два места, которые отдавали иностранцам, уже были заняты.

    Но мне очень повезло: люди были классные. Не только как игроки, но и с интеллектом тоже все было хорошо в этой команде. Умные, интересные. Я ведь совершенно не знал испанского. Помимо преподавателя учился у партнеров. Испанский для славянина очень простой. Через три месяца я уже болтал свободно.

    А когда получил паспорт, то все стало еще проще. 11 лет я провел в «Реале». Играть за такую команду – это не то, что выступать за любую другую. Это постоянная ответственность. Давление со стороны болельщиков, директоров чувствуешь постоянно. Пресса преследует тебя. Хорошо сыграла команда или плохо – не важно. Газеты, где написано о «Реале», всегда хорошо раскупаются. Восемь месяцев в году, пока идет чемпионат, ты сдаешь экзамен.

    – Как вы справлялись с этим давлением?

    – Жил с ним, да и все. Наступали иногда моменты, когда выходил погулять по городу с партнерами. Но не часто.

    – Кто из партнеров для вас был ближе всех?

    – Между нами, естественно, было соперничество. Но со всеми ребятами у меня были хорошие отношения. С Петровичем (югослав Дражен Петрович. – Прим. ред.) было интересно играть, потом пришел Сабас (литовец Арвидас Сабонис. – Прим. ред.), с ним тоже было интересно.

    – Играя в «Реале», вы чувствовали, что в общеклубной системе футболистам уделяется гораздо большее внимание, чем баскетболистам?

    – Это естественно. Футбол приносит гораздо больше денег, чем баскетбол. Потому футболистам уделяется гораздо больше внимания. Но если я в любую секунду позвоню в клуб и скажу, что я хочу встретиться с президентом, он меня примет. Каждый игрок, который закончил карьеру, может рассчитывать на привилегии. Если я хочу пойти на футбольный матч, то получаю место в специально отведенной ложе для бывших игроков. И на футбол я часто хожу. Там могу вести себя более расслабленно, что ли, чем на баскетболе, где меня узнают и надо соответствовать.

    – Вы как относитесь к тому, что в футбольном «Реале» собрана такая коллекция звезд?

    – Отлично. Это правильная маркетинговая политика. Все говорят о «Реале». Спонсоры подписывают огромные контракты. Они продают даже билеты на тренировки! Я вернулся на футбол, когда «Реал» купил Зидана. Я увидел элегантность. Я не увидел игру в стиле «разбей мою ногу». Но я увидел человека, который трогал мяч, как скрипку. «Боже мой, – подумал я, – кого мы взяли!» Забьет он гол, не забьет – не важно. Я хочу видеть, как он играет.

    А Бекхэм? Он играет словно не ногой, а кистью руки. И я прихожу, чтобы видеть звезд, лучшее, что есть в мире. Роман Абрамович это понял и повторил этот ход. У «Челси» просто пока не такая огромная история.

    – В «Реале» сильны традиции?

    – Есть кодекс победителя. Игрокам категорически запрещается иметь мотоцикл и кататься на лыжах. И то, и другое очень опасно для ног. В автобусе первые ряды занимает руководство команды, а потом рассаживаются игроки.

    «ФИЛЬМ С МОЕЙ АКТРИСОЙ ВЗЯЛ «ОСКАР»

    – Когда вы заканчивали играть, понимали, чем будете заниматься дальше?

    – Я мог бы поиграть еще лет пять. Оставалось два года контракта. Но колено болело сильно. В 1990 году у меня была так называемая травма Гуллита. Это когда хрящ в колене стирается (я потерял 80 процентов), кости бьются друг о друга и может начаться их расслоение. Поэтому хрящ искусственно наращивают. С больной ноги нагрузку начинаешь переносить на здоровую. И в 1995-м я получил травму на другой ноге. Как представил, что придется все начинать заново: восстанавливаться после операции, качаться, бегать… И я знал, что в следующем сезоне не буду много времени проводить на площадке. А играть в другой команде мне совсем не хотелось. Слушать молодого тренера, который знает столько же, сколько и я… Нет! Уехать в другую страну – во Францию, в Грецию – это был бы неплохой вариант. Но закон Босмана появился только через год.

    – И куда вы ушли?

    – Мне было 32 года. В этом возрасте легко начинать жизнь заново. Я связался с продюсерской компанией. Мы создали агентство. Ведем дела актеров и телеведущих. Сначала у нас было двое клиентов, теперь человек двадцать – двадцать пять. С компаньоном, которого я взял, мы уже выкупили акции у продюсерской компании, чтобы быть независимыми. Этот гламурный мир очень весел. С актерами не соскучишься. Еще мы вкладываем деньги в производство фильмов, спектаклей.

    – В фильмы Альмодовара, например, вкладываете?

    – Нет. Но в фильме Аменабара «Море внутри», который выиграл «Оскара» (лучший фильм на иностранном языке. – Прим. ред.), главную роль играла моя актриса Белен Руеда. Белен – это имя такое испанское, Руеда означает «колесо». Если будете смотреть, она тот адвокат Джулия, которая приезжает из Барселоны. Симпатичная женщина.

    – Здорово у вас все складывается: потрясающая спортивная карьера, успешный бизнес…

    – Я – разведенный человек. Все гладко не бывает. Это просто я вам так рассказываю, без шероховатостей.

    – Скажите, а что вы делали в Москве? Тоже бизнес?

    – Я с удовольствием приезжаю в Россию. Интересная страна. Мне тут нравится. Бизнес пока только налаживаю.

    – В Москве у вас свой дом?

    – Нет, у меня в Москве девушка. Я останавливаюсь у нее дома. Вот у меня любовь на дистанции. Это тяжело, между прочим. А вы говорите: все гладко!

    – Последний вопрос: кроме баскетбола, что еще вы могли выбрать?

    – Хоккей. Всю жизнь был фанатом хоккея. Даже играл во дворе.

    РЕКОРДЫ ХОСЕ БИРЮКОВА

    Хосе Бирюков – обладатель двух клубных рекордов мадридского «Реала» всех времен.
    404
    матча он провел в составе этого клуба.
    5303 очка набрал за карьеру

    ЛИЧНОЕ ДЕЛО

    Хосе Александрович БИРЮКОВ
    Испанское имя – Jose (Сhechu) BIRIUKOV AGUIRREGAVIRIA.
    Родился 3 февраля 1963 года в Москве (СССР).
    Первый тренер – Равиль Черементьев.
    Выступал за ЦСКА (тренер Александр Гомельский), «Динамо» М (тренер Евгений Гомельский), сборную Советского Союза (участвовал в турне по США), сборную Испании (в том числе на Олимпиадах в Сеуле-1988 и Барселоне-1992), «Реал» (Мадрид) в 1984–1995 гг. Был капитаном «Реала» и испанской сборной.
    Выиграл четыре титула чемпиона Испании и четыре Кубка страны, Кубок европейских чемпионов, два Кубка кубков и Кубок Корача.
    В «Динамо» и «Реале» играл под номером 7.
    Участник матча между сборной СССР, олимпийскими чепионами-1988, и ветеранами мадридского «Реала» (76:69).
    При отъезде в Испанию исключен из комсомола и лишен звания «Мастер спорта СССР международного класса».
    Имеет дочерей-двойняшек Клару и Сару, которым по 8 лет.