БАСКЕТБОЛ. НБА
ПЕРЕХОДЫ

 На минувшей неделе 20-летний центровой сборной Украины и команды «Черкасские обезьяны» Кирилл Фесенко подписал контракт с клубом НБА «Юта Джаз», за который выступает российский форвард Андрей Кириленко. Вчера Кирилл дал эксклюзивное интервью «Советскому спорту».

МЕНЯ ЗВАЛИ В «ТРИУМФ» И ЦСК ВВС

– «Советский спорт» беспокоит?! – удивился Кирилл звонку вашего корреспондента. – Мной заинтересовались в России?

– Неужели раньше не интересовались?

– Очень редко. Хотя пару раз даже предлагали перейти в ваши клубы.

– Какие именно?

– В самарский ЦСК ВВС и подмосковное «Динамо» (нынешний «Триумф». – Прим. ред.).

– Почему не перешли?

– Все просто. Я давно наметил для себя цель – НБА. И дождался оттуда предложения. Я мечтал об этом с той поры, как во втором классе в мою школу пришла наставник Елена Мальцева и набрала ребят в баскетбольную секцию.

– Российские любители баскетбола почти ничего о вас не знают. Как дальше развивалась ваша карьера?

– Потом я попал к другому наставнику, который позже отвез меня в Запорожье. Однако позже команда развалилась, и мы с ребятами оказались в Мариуполе, где сразу же со второй командой «Азовмаша» победили в первой лиге. Мне тогда лет 15 было. Потом был неудачный дебют в высшей лиге – мы не попали в плей-офф. Зато в следующем сезоне выиграли и этот турнир. В итоге в суперлиге оказались две команды «Азовмаша». Это противоречило законам федерации баскетбола Украины, поэтому нас переименовали в СК «Мариуполь», и начался мой пока самый счастливый сезон в карьере у известного наставника Андрея Подковырова.

– Что же такого в этот сезон произошло?

– Я играл в суперлиге, получал уйму времени, неплохо действовал под кольцом. Правда, все плохо закончилось – мне вдруг заявили, что я нужен первой команде…

– Да любой на вашем месте прыгал бы от счастья!

– Я и прыгал, пока не понял, что в новой команде мне не доверяют. Играл по 5—7 минут, а в основном сидел на банке. Мне постоянно твердили: «Скоро будешь играть!» Но долго так продолжаться не могло, назревал конфликт. Руководству «Азовмаша» нужен был молчаливый раб, а я им не собирался становиться. В итоге в марте 2006 года при наличии действующего контракта я самовольно покинул команду и уехал играть за «Черкасские обезьяны».

– Неужели нельзя было решить все мирно?

– Можно. Но «Азовмашу» это было не нужно.

– А как оценили ваш поступок в Федерации баскетбола Украины?

– Меня дисквалифицировали. Запретили играть не только за клуб, но и за сборную. Помню, когда мы возвращались с «молодежкой» из Турции, звонит мне один из наставников взрослой сборной и сообщает, что «Азовмаш» мне запретил играть за национальную команду. Ни федерация, ни клуб не имели права так поступать. И чего они потом удивляются, что никто не хочет ехать в сборную Украины? Извините, у меня просто накипело. Я всегда выступал против прежней нашей федерации, но сейчас дела потихоньку пошли на поправку.

– И долго вы не играли?

– Получилось, что недолго: всего полтора месяца. Сначала просто тренировался со своим новым клубом. А потом конфликт уладили. «Азовмашу» за меня заплатили неустойку. Первый мой матч за эту команду был, кстати, против вашего ЦСК ВВС-Самара. Я тогда здорово на адреналине отыграл. Набрал 14 очков и сделал 12 подборов.

А вот помочь сборной Украине в дополнительном квалификационном турнире на Евро-2007, который проходит в эти дни, я уже не могу. Меня нет в заявке. Хотя подчеркну, что я патриот и готов в любой момент приезжать в сборную.

«НУ РАЗВЕ МЫ НЕ ОБЕЗЬЯНЫ?»

– Скажите, а откуда взялось такое экзотическое название – «Черкасские обезьяны»?

– Ну а разве мы не похожи на обезьян, когда висим на кольцах?!

– Еще как похожи. Вопрос снимается. Скажите, а не рано ли вы решили перебраться за океан?

– Не думаю. Теперь у меня новая задача: доказать всем, что в НБА я тоже многое смогу.

– Знаете, с кем придется бороться за место в составе?

– Да, конечно. Главный конкурент – Мехмет Окур. И я отдаю себе отчет в том, что в первом сезоне у меня вряд ли получится занять его место.

– Вернемся к драфту. Его итог: 2-й раунд и 38-й номер – как раз то, что вы ждали?

– Были варианты попасть и в первый раунд, но не скажу, что я сильно расстроился.

– Если честно, в какую команду хотели попасть?

– В ту, которая не борется за победу в чемпионате. Хотел, чтобы было больше шансов пробиться в основной состав. Помню, как от радости вскочил со стула, узнав о том, что меня выбрала «Филадельфия-76». Но потом посмотрел на своего агента, который был белее мела, и тут же успокоился.

– Чем же агенту так не приглянулся этот клуб?

– Дело даже не в том, какой клуб кому приглянулся. Просто «Юта» провела громадную работу, чтобы узнать обо мне все, что только возможно. Всерьез нацелилась на меня и тут такой неожиданный поворот. Но через пять минут агент мне звонит на мобильный и орет в трубку: «Ты в «Юте»! Они тебя выменяли».

– Что подумали в первые секунды?

– Три мысли крутились в голове. Во-первых – здорово, что я попал к легендарному наставнику Джерри Слоуну. Мне, кстати, в Америке сразу же дали несколько советов: молчать, когда говорит Слоун, всегда заправлять майку в шорты и никогда не подворачивать носки. Все потому, что этот тренер любит порядок. Во-вторых, что Солт-Лейк-Сити находится в горах. Следовательно, это дает преимущество при подготовке. Проще будет играть на равнине. Плюс радует, что будет очень чистый воздух. И третье – в «Юте» есть Андрей Кириленко. Хоть с кем-то можно будет поговорить по-русски. Да и в быту, надеюсь, он поможет.

– Вы знакомы с ним?

– Нет, но я очень хочу с ним подружиться. Я восхищаюсь этим игроком. Следил за ним, еще когда он выступал за ЦСКА. Андрей блестяще играет в обороне. Блок-шоты в его исполнении – это что-то феноменальное. А я ведь тоже игрок прежде всего оборонительного плана. Помню, однажды даже подумал: «Если Кириленко может блистать на таком уровне, то почему я не могу?!»

ТАК С ХАРПЕРОМ ЕЩЕ НИКТО НЕ РАЗГОВАРИВАЛ

– Есть ли у вас еще кумиры?

Майкл Джордан и Шакил О’Нил. Шакил меня всегда поражал своей агрессивностью. И я старался ему подражать.

– А вы агрессивный человек?

– В игре – да. Помню, как за пару месяцев в СК «Мариуполь» я получил шесть технических фолов и поучаствовал в двух небольших драках. А в жизни я вполне миролюбив.

– Готовы к тому, что в «Юте» у вас не будет и пяти минут игрового времени, из-за которых вы переругались с руководством «Азовмаша».

– Да, я готов к этому. Тренироваться с командой НБА – уже счастье. Плюс для моральной поддержки со мной едет моя мама.

– Уже присмотрели дом?

– Я сниму в городе квартиру. Все-таки я новичок…

– Слышал, что вы удивили местных журналистов и при выборе машины…

– Было-было. Знаете, я водил автомобиль только на автокурсах. И тут меня спрашивают ваши американские коллеги: «На какой машине планируете ездить?» Я спокойно отвечаю, мол, дорогая мне не нужна, поскольку толком не умею ею управлять, возьму что-нибудь б/у, тысячи за три долларов. Журналисты посмеялись и говорят: «А если серьезно?» А я ведь не шутил!

– Американцы вообще с шутками не очень дружат...

– Точно. Перед драфтом, к примеру, на одном из занятий тренер дал задание – ударить мяч о пол. Я его взял и положил на паркет. Тоже, можно сказать, удар. Но моего юмора не поняли. Потом уже агент дал понять, что здесь лучше не шутить. А однажды во время занятия мне нужно было открыться и, получив мяч, забить. Я пару раз забежал за игрока, но, не получив парашюта, расстроился и обратился к наставнику. Мол, что, уснули вы? Или площадки не видите? Тот промолчал. Потом я опять же у своего агента выяснил, что никакой это не тренер был, а легендарный игрок золотого «Чикаго» Рон Харпер. Помню, агент сказал мне: «Так с Харпером еще никто не разговаривал. У него перстней чемпиона НБА больше, чем у тебя родинок на теле!».

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Кирилл ФЕСЕНКО
Родился 24 сентября 1986 года в Днепропетровске.
Центровой. Рост – 213 см.
Прошлый сезон провел в клубе «Черкасские обезьяны» украинской суперлиги. Был запасным центровым команды, в основе которой выходил американец Артур Джонсон. В среднем Фесенко играл по 22,5 минуты, набирал 8,8 очка, делал 7,3 подбора, 1,6 блок-шота.
На драфте НБА 2007 года был выбран под №38 «Филадельфией» и тут же обменян в «Юту» на форварда Херберта Хилла.
Выступая за «Юту» в летней лиге, украинец делал в среднем по 2,0 блок-шота, играя по 15,2 минуты. Очки – 4,8, подборы – 3,6.