«Скоро свободно заговорю по-русски». Интервью с Джоэлем Боломбоем - Советский спорт
Баскетбол11 декабря 2018 21:00Источник: «Советский спорт»Автор: Мысин Николай

«Скоро свободно заговорю по-русски». Интервью с Джоэлем Боломбоем

Форвард ЦСКА Джоэль Боломбой – о российском паспорте, дебюте в сборной страны, жизни в Москве и надеждах победить в Евролиге.

Четыре с лишним часа в самолете от столицы Басконии до столицы России – у нас было достаточно времени, чтобы пообщаться с Джоэлем. Он все еще немного стесняется внимания прессы – признается, что в НБА к такому не привык. Но говорит охотно. И искренне.

– Сколько у вас сейчас паспортов?
– Ровно два. Американский и российский, – показывает синюю (штатовскую) и красную (нашу) книжечки форвард армейцев. – Я пользуюсь обоими. Какой когда доставать советуют в клубе. Скажем, при поездках в Европу, куда россиянам нужна виза, использую американский. При вылете или по прилету в Москву – конечно, российский.

– А как же украинский?
– Его я сдал. Третьего паспорта у меня нет.

«НАДЕЮСЬ ВЕРНУТЬСЯ В ВИТОРИЮ»

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Joel Bolomboy (@bolomboy21)

– Что не получилось в матче с «Басконией»? ЦСКА потерпел второе поражение в трех последних матчах Евролиги, – переходим на более серьезные темы.
– Мы встречались с очень сильной командой. Которой, к тому же, активно помогали болельщики. У «Басконии» много высококлассных игроков, способных повлиять на результат в ключевые моменты. У нас же не все получалось. И на подборах, и в быстрых прорывах, при переходах из обороны в атаку. А главное – при бросках. Слишком много промахов допустили. Это то, о чем говорил тренер в раздевалке. Да мы и сами все понимали прекрасно. Обидно, что потерпели поражение – тем более, у нас был шанс победить. Но выводы сделаны, работу над ошибками проведем обязательно.

– Вы первый раз были в Витории?
– Да, первый. Но город, если честно, не видел. Понял только, что он – относительно небольшой даже по европейским меркам. При этом – тихий, красивый, спокойный. Арена – понравилась. Атмосфера была потрясающая! Видно, что здесь любят баскетбол, что люди с интересом ходят на матчи. Так что очень хочется сюда вернуться. Особенно – в мае, когда здесь пройдет «Финал четырех». Конечно, не просто вернуться. Но и победить!

– Это ваш первый сезон в Европе. Успели привыкнуть к местному баскетболу после двух лет в НБА?
– Особых проблем не возникло. Наоборот – европейский баскетбол очень похож на тот, в который играют в NCAA. Здесь меньше изоляций по сравнению с НБА, много работы в защите, очень важны командные взаимодействия. Мне нравится такая игра. Я четыре года провел в студенческой лиге и чувствовал себя там прекрасно. Так что адаптировался в Европе легко.

– Уровень Евролиги оцените?
– Очень высокий! Конечно, как в любом чемпионате, здесь есть фавориты и есть команды, от которых больших успехов не ждут. При этом, как и в НБА, в отдельный день любой соперник может обыграть любого. Так вышло и с нами, когда мы уступили «Будучности». Мне нравится такая конкуренция. Она не позволяет расслабиться. Всегда держит в тонусе. И заставляет больше пахать на тренировках.

«НА СЛОВА ШВЕДА НЕ ОБИДЕЛСЯ»

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Thank you Russia! Tonight was incredible! #FIBA #WorldCup #FIBAbasketball #2019

Публикация от Joel Bolomboy (@bolomboy21)

– В начале декабря случилось важное событие – вы дебютировали в сборной России…
– Это был очень важный момент! И для меня, и для моей семьи. Я счастлив и горд, что меня вызвали в национальную команду. Это именно то, ради чего я приехал – чтобы помогать ЦСКА и выступать за российскую сборную. Ведь моя мама – русская. Я сам наполовину – русский. И для меня все это – совсем не просто так.

– Родители тот матч против Чехии видели?
– Только в записи. Из-за разницы во времени между Москвой и США они в момент игры были на работе. Но, конечно, потом посмотрели. Мама звонила мне. Говорила, как мной гордится. Как она счастлива. Поверьте – в этот момент я сам пережил целую бурю эмоций и чувств.

– Сергей Базаревич признался – он не ожидал, что вы так здорово дебютируете в команде России. Сами-то думали, что сразу наберете 15 очков, станете одной из ключевых фигур на площадке?
– Еще бы ожидал! Слушайте, я же – хороший игрок. Разве нет? – улыбается Джоэль. – Я знаю, чего я стою, как много я работаю и на что я способен. Другое дело, что мне очень помогали партнеры и тренер. Со мной делились мячом, задействовали в командных схемах, показывали, что мне доверяют. Конечно, это важно. Без этого я вряд ли сумел бы выступить так результативно.

– Лидер российской сборной – Алексей Швед – который матч с Чехией пропустил из-за травмы, незадолго до него сказал: «Не знаю, зачем взяли Боломбоя. Что это за усиление?». Было обидно?
– Конечно, я об этом читал. Но не придал особого значения. У каждого есть право на собственное мнение. Не думаю, что Алексей плохо ко мне относится. Просто он не толком не знает, что я из себя представляю. Это нормально. Главное, что и тренер – Сергей Базаревич, и президент РФБ Андрей Кириленко не раз и не два сказали, что я нужен команде и они хотят видеть меня в сборной. Так было до моего дебюта. Так осталось теперь.

– В раздевалке вас встретили нормально?
– Особых церемоний не было. Обрядов посвящения, инициации… Если вы об этом, – смеется Джоэль. – Но встретили действительно хорошо. У ребят появилась возможность узнать меня поближе, они ей воспользовались, и мы все остались довольны. Думаю, я доказал, что меня взяли в сборную не просто так. Что я действительно чего-то стою. И могу быть полезен.

– Сколько тренировок в сборной провели перед дебютом?
– Не считая предматчевой разминки? Всего одну. Конечно, этого мало. Я не все схемы изучил, не всегда до конца понимал, куда бежать и что делать… Порой путался. Но партнеры всегда помогали. Подсказывали. За это им огромное спасибо.

«ОПАСАЮСЬ ЕЗДИТЬ В МОСКВЕ ЗА РУЛЕМ»

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Joel Bolomboy (@bolomboy21)

– На каком языке говорили в тайм-аутах?
– На русском, конечно. Я, в принципе, так и хотел. Было бы не здорово, если бы в команде что-то подстраивали конкретно под меня – я бы ощущал себя не в своей тарелке. Тем более, по-русски я почти все понимаю. Если было совсем сложно, Базаревич пояснял на английском. Он хорошо его знает. Но такое случалось нечасто.

– Как, кстати, ваш русский? Лучше, чем был сразу по приезду в Москву?
– Конечно, лучше. Говорить пока сложно, но сам я почти все понимаю без проблем. Главное – чтобы со мной говорили не быстро. Пройдет еще немного времени, и все станет совсем хорошо. Буду общаться свободно. Я ведь и так все быстро вспоминаю. Плюс много занимаюсь с учителем.

– Сколько языков вы знаете?
– Три. Английский, конечно, основной – я ведь вырос в Америке. Но первыми были французский и русский. Правда, французский я сейчас знаю лучше.

– Родители успели навестить вас в Москве?
– Прилетали в ноябре на три недели. Они давно здесь не были. Конечно, им было приятно снова побывать в этом городе. Особенно маме. Мы часто гуляли, ходили на Красную площадь. И вообще, в Москве полно мест, где можно здорово провести время. Мне нравится здесь. И моей девушке тоже.

– По городу передвигаетесь за рулем?
– Нет, за руль не сажусь. Опасаюсь, – смеется Джоэль. – Все-таки, в России и правила немного другие. А главное – в Москве сложнее ездить на машине, чем в Америке. Тяжело с парковками, плотный трафик… Мне проще и надежнее, когда меня кто-то возит. Тем более, проблем с этим нет.