«Не наша команда». Почему многие в России не рады победе ЦСКА?
21 мая 15:00
автор: Лев Тигай

«Не наша команда». Почему многие в России не рады победе ЦСКА?

После триумфа армейцев в «Финале четырех» Евролиги ликовали далеко не все баскетбольные болельщики в стране.

С одной стороны, это неудивительно. Клубные успехи на международной арене всегда раздражают поклонников из конкурирующих лагерей внутри страны: фанаты «Барселоны» от души радуются неудачам «Реала», кто за «Олимпиакос», тот на дух не выносит «Панатинаикос» и т.д. А ЦСКА за многие годы его гегемонии в российском баскетболе успел нажить себе достаточно «доброжелателей» на любой вкус. Это как с «Маккаби», который в Израиле терпеть не могут все, кроме его болельщиков, пусть последних и немало.

Но здесь речь пойдет не об этом, а о другом сорте негатива, после «Финала четырех» в Витории выплеснушегося (причем не впервые) в наших социальных сетях. Я имею в виду тех, кто не просто сетует на нехватку российских игроков в составе ЦСКА (это-то естественно), но и делает из нее радикальный вывод: эта команда – не наша, за нее невозможно болеть, и радоваться ее победам я не в состоянии.

Если вы думаете, что такие лозунги исходят лишь от оголтело-недалеких патриотов, то ошибаетесь. Эту позицию разделяют и весьма образованные, воспитанные люди. Так что подробного разбора тема заслуживает вполне.

А КАК У ДРУГИХ ФИНАЛИСТОВ?

Первый вопрос, который приходит в голову. И вот вам свежая статистика, дающая на него ответ:

Сколько баскетболистов из тех же стран, что и их клубы, играли в полуфиналах и финале Евролиги-2018/19

Здесь перечислены только те, кто может играть за сборную соответствующей страны. Варианты вроде недавно получившего испанский паспорт, но заигранного за Мексику Густаво Айона нам не подходят. Как видите, у зарубежных грандов Евролиги наблюдается примерно та же картина, что и у ЦСКА. А 26 минут, сыгранные в финальном матче Никитой Курбановым, – и вовсе рекорд Витории-2019 для доморощенных баскетболистов.

Хотя один клуб из четверки все-таки выделяется. Это «Реал», где Руди Фернандес и особенно Серхио Юль являются не просто основными игроками, а звездами-лидерами. Только дело здесь в разнице не столько между «Реалом» и ЦСКА, сколько между Испанией и Россией. А точнее, их баскетбольными «школами». Уверяю, будь у нас свои Юли (а также Газоли, Рубио, Наварро – нужное подчеркнуть), они и в ЦСКА на скамейке не сидели бы. Так же, как и, допустим, Алексей Швед, играй он за армейцев, а не за «Химки». Так что корень проблемы тут другой.

ПОЧЕМУ ПИТЕРС, А НЕ ВОРОНЦЕВИЧ?

Правда, еще есть поверье, что иностранные тренеры и игроки, заполонившие наши клубы, специально маринуют россиян в запасе, образуя некое всемогущее лобби. Однако эта конспирология кажется мне явно преувеличенной. Может, какие-то отдельные перегибы такого рода и случаются, но решающего влияния на общий баланс у них нет. Обычно играют те, кто сильнее, – по крайней мере, с точки зрения тренера.

Если под микроскопом рассматривать ротацию состава ЦСКА в Витории, то вопрос в разрезе «наши-не наши» Димитрису Итудису можно задать разве что один: почему он ни разу не выпустил Андрея Воронцевича, а Алеку Питерсу дал за два матча 20 минут. За которые американец запомнился в основном глупыми ошибками.

Но и здесь логику тренера понять можно. Скажем, в финале Питерса выпускали на непривычную роль легкого форварда (Кайл Хайнс и Джоэль Боломбой уже находились на площадке) и тренер имел основания считать, что для данного амплуа американец подходит лучше, чем Воронцевич. А о том, сколько у кого будет минут-очков в итоговом протоколе Итудис, разумеется, не думал, ему было не до того. Как-никак Евролигу выигрывал. И в любом случае дилемма Питерс-Воронцевич была для него логично второстепенной.

Кстати, обратите внимание на происходившее с Питерсом по ходу сезона. Осенью он пачками бросал любимые трехочковые и порой много забивал, но потом постепенно впал в немилость и сейчас то бегает без мяча, то протирает скамейку. Как видите, подобные истории запросто случаются и с легионерами.

ИЛИ «НАШИ», ИЛИ ПОБЕДЫ. ВМЕСТЕ НЕ ПОЛУЧИТСЯ

Сегодня европейский суперклуб - это сборная мира, в которой гражданство игрока значит очень мало. И, учитывая дефицит в России своих баскетболистов топ-уровня, «вилка» тут простая: или вы боретесь на равных с «Реалом» и ему подобными, или, искусственно увеличивая долю «наших» в команде, отказываетесь от претензий на титулы. Совместить одно с другим в России на данный момент нельзя. Невозможно.

А когда? Только когда научимся воспитывать больше сильных игроков, не раньше. Для чего нужны, во-первых, хорошие тренеры (много), во-вторых, рост популярности вида спорта в стране и, в-третьих, те самые победы, без которых эта популярность расти не будет и которые ЦСКА как раз и одерживает.

Кроме того, не забывайте: чем ниже уровень турниров, где играют баскетболисты, тем хуже они прогрессируют. В слабом чемпионате сильную сборную не наберешь. Только если за счет НБА, куда можно попасть или будучи суперталантом с хорошей «школой» (см. выше, про тренеров) или опять же через европейский топ-клуб.

В общем, круг замкнулся. Если охота, можете подробнее почитать об этих механизмах в моем материале 10-дневной давности. Он в разделе фигурного катания, от перемен в котором я отталкивался, но это неважно: закономерности в целом одинаковые и баскетбол там, кстати, тоже присутствует.

БОЛЕТЬ КАК ДЫШАТЬ

Остается последний вопрос: почему наших болельщиков засилье легионеров бесит, а их зарубежных «коллег» – нет? И залы заполняются, и победам везде радуются – возьмите хоть турок, которых трудно заподозрить в избытке «западного космополитизма», или, наоборот (в смысле, на западе), ту же Виторию. Не самый большой (на четверть миллиона) город с огромным, 15-тысячным баскетбольным залом и прекрасной, обожаемой здесь командой. Недавно отыгравшей серию плей-офф против ЦСКА без единого баска или испанца.

Так кто ненормальные – они или мы?

А ни то, ни другое. Думаю, дело здесь в любви к самому процессу боления. Там обычный, среднестатистический человек без этого просто не может. И к какой команде-игре приложить данную потребность – уже вопрос второй, а у нас…

Впрочем, здесь я, похоже, рискую пойти уже по третьему кругу. Стоп.