Президент «Спартака»: Вместо борьбы за чемпионство пришлось распускать ведущих игроков
31 июля 12:30
автор: Максим Михалко

Президент «Спартака»: Вместо борьбы за чемпионство пришлось распускать ведущих игроков

Когда-то ленинградский «Спартак» был единственной командой, способной прервать в чемпионате СССР гегемонию ЦСКА.

Имена Владимира Кондрашина и Александра Белова занимают видное место в славной истории мирового баскетбола. Но в постсоветский период у петербургского «Спартака» наступили сложные времена. Клуб то слыл на высшем уровне бедным родственником, то бросал перчатку фаворитам. То снова утопал в административно-финансовых проблемах. В 2013 году «Спартак» и вовсе был расформирован.

После возрождения дела быстро пошли в гору - под руководством Захара Пашутина «Спартак» дошел до финала Суперлиги-1. Дальнейшие планы выглядели грандиозно: сначала покорить золотую вершину первой Суперлиги, построить свой зал, открыть свою школу, затем стучаться в элиту – Единую лигу ВТБ. Которая оказалась бы раскрашена уникальным для российского спорта дерби. «Спартак» - «Зенит» в одном городе! Но жизнь бесцеременно внесла свои коррективы. И в охватившей Петербург зенитомании «Спартаку» указали его место в спортивной иерархии города.

Президент «Спартака» Андрей Фетисов свой баскетбольный путь начинал именно в этом клубе. С которым выиграл единственный в истории чемпионат СНГ. Для Фетисова происходящее со «Спартаком» - особая ответственность.

В поисках денег обращались к экс-губернатору

- Прошлой весной «Спартак» играл в финале Суперлиги «А». В завершившемся сезоне – едва из нее не вылетел. Что стало причиной такого падения?
- Задачи у нас и в прошлом сезоне стояли высокие. Нацеливались на медали. Но вмешался финансовый фактор, и нашей главной задачей стало избежать позора. Чтобы финалист прошлого сезона не снялся с чемпионата. Бюджет «Спартака» был сокращен в три раза.

- Когда это стало известно?
- Все прошлое лето нам говорили: «Работайте, комплектуйтесь – бюджет будет прежним». Мы ждали, для организации сборов и подключения к ним молодежи набрали под свое честное имя кредитов. Еще на базе «Метростроя» открыли интернат. Но в октябре мы поняли, что обещанных денег у нас не будет.

- Уже после завершения комплектования команды?
- Да. Когда финансирование сокращается втрое, и к тому же деньги поступают с задержкой в 3-4 месяца, высокие задачи решать невозможно. Мы не могли обманывать игроков, да и самих себя тоже. Поэтому перед Новым годом состав «Спартака» кардинально изменился – отпустили самых высокооплачиваемых игроков, на которых рассчитывали в первую очередь.

- Уход главного тренера Захара Пашутин тоже связан с финансовым фактором?
- И с ним тоже. Но еще и спортивными причинами. Захар Юрьевич уже опытный тренер, он перерос уровень команд, которые борются за сохранение места в Суперлиге.

- Задержки по зарплате в «Спартаке» были?
- Да. Я предупреждал вышестоящее руководство, что денег в клубе ровно до завершения предыдущего сезона. То есть по апрель 2019 года. В итоге с мая по январь нам зарплату было платить нечем.

- И что вы делали?
- Для погашения долгов привлекали средства со стороны. Спасибо Георгию Сергеевичу Полтавченко, он посодействовал в этом: город помог субсидией, банк ВТБ выделил деньги. Но даже если городские власти полностью выполнят перед нами свои обещания на прошлый сезон – выплатят втрое сокращенный бюджет в полном обьеме - этих денег для погашения долгов не хватит.

Играть во второй Суперлиге молодежью – пагубная затея

- У вас есть ответ – почему финалисту Суперлиги-1 утвердили одну треть обещанного бюджета?
- До меня донесли это решение. Понять его можно было примерно так: «есть топовый «Зенит», а «Спартаку» даже Суперлиги-1 много. Пусть играет во второй Суперлиге, готовит молодежь».

- В таких ситуациях больше возможностей проявить себя получает молодежь. Это плюс?
- Я плюсов здесь не вижу. Клубу нужна долгосрочная программа развития – на 3-5 лет. Чтобы можно было постепенно подводить молодежь. А не выживать, гадая, будут ли у нас деньги. И подстраивать каждый сезон стратегию под текущий бюджет. Что касается молодежи, то у нас это 16-17-летние ребята. А Суперлига-2 – серьезный профессиональный турнир. Там играют сформировавшиеся баскетболисты, которые, очевидно, будут молодых крупно обыгрывать. Для начинающих игроков сомнительный опыт – каждый матч уступать по 50 очков. Это угнетает, и вскоре интерес к баскетболу может вообще пропасть. Кроме того, надо учитывать и финансовый фактор.

- То есть?
- В Суперлиге -2 тоже очень широкая география, по всей стране. Авиабилеты, гостиницы и питание дешевле не станут. Для выступления во второй Суперлиге требуется примерно такой же бюджет, как и для первой.

- Так что намечается на следующий сезон?
- Пока наша задача – изыскать средства для погашения долгов. Они тянутся еще с прошлого года. На «Спартак» уже есть жалоба о задолженности в РФБ, есть иск в европейский суд.

- В какие сроки вы обязаны погасить эти задолженности?
- О сроках речи не идет. Есть общая сумма, которую мы должны выплатить игрокам и персоналу. Какова эта сумма? Точную цифру я называть не вправе, но это не 3 и не 5 миллионов рублей. Поиск денег очень осложняют последствия коронавируса – изоляционные меры отодвигали переговоры с потенциальными спонсорами, не со всеми получается хотя бы встретиться и пообщаться. Особенно это касается частных инвесторов. Субсидия от города пока под вопросом.

В тени трех «Зенитов»

- Можно ли рассчитывать на помощь частных инвесторов на долгий срок?
- Об этом можно только рассуждать гипотетически. У нас пока, наверное, нет людей, которые любят баскетбол настолько, чтобы прийти и достать из кармана деньги на содержание клуба.

- Мы с вами упираемся в уже избитую тему – неспособности спортивных клубов продавать зрелище и соответственно зарабатывать самостоятельно.
- Для нашего «Спартака» это пока нереально. Допускаю, что в некоторых других городах, где есть баскетбольные клубы низших дивизионов, болельщики могут в какой-то мере быть источником заработка.

- А почему в Петербурге не могут?
- У нас слишком много спортивных событий, есть «Зенит», не только футбольный, но еще волейбольный и баскетбольный. Все эти «Зениты» выступают в еврокубках. Конечно, любители спорта в первую очередь ходят на них.

- Билеты на домашние матчи «Спартака» продаются?
- Нет. О платных билетах говорить не приходится. Наоборот, мы всех пытаемся заинтересовать, приглашаем на матчи. Сотрудничали, например, со студенческими организациями. Кто в Единой лиге ВТБ лидер по посещаемости? Пермская «Парма»! В других видах спорта команд такого уровня там нет. А «Химки» и ЦСКА, гранды российского баскетбола, по посещаемости не входят даже в пятерку.

Зачем приглашать болельщиков в промзону?

- Год назад вы говорили о поиске земли для строительства зала для «Спартака». Что с тех пор изменилось?
- Абсолютно ничего. Мне пришло письмо с извещением, что подходящих для нас участков в городе нет. Главным для нас критерием была транспортная доступность, наличие метро. Нам же предложили участок на Пулковском шоссе, куда не добраться вообще, и на юге Петербурга, в районе Купчино. Тот самый участок, который лет 6 назад предлагался футбольному «Зениту» под строительство стадиона.

- От этого варианта тоже отказались?
- Да. Во-первых, район тоже логистически неудобный – метро поблизости нет. Кроме того, там вокруг находится промзона. Это не очень вяжется со спортивным развлечением. Мы же играем не для себя, а для болельщиков. Чтобы люди приходили поддерживать команду и отдохнуть. Для этого нужны соответствующие условия и атмосфера.

- Логично.
- Строить зал в далеком районе посреди промзоны – сомнительная затея. Поэтому от обоих предложений нам пришлось отказаться. Кстати, «СИБУР-Арену», где играет «Зенит», оптимальным местом для болельщика тоже не назовешь. Надо от метро идти 15 минут . А если это накладывается на матч футбольного «Зенита», то не подъехать даже на машине – все перекрывается.

Сначала – отдать долги. Потом – думать о следующем сезоне

- Также вы говорили про поиск инвестора под строительство. Такие нашлись?
- Были компании, готовые выделить средства. Но никто же не собирался строить для «Спартака» зал просто так. Для инвестора эти вложения – часть бизнес-проекта, который позволит отбить деньги. Для этого должны совпасть интересы обеих сторон.

- Не совпали?
- Вопрос обсуждался, инвестор сделал предложение, но оно городские власти не устроило. К поиску места для строительства зала их переговоры прямого отношения не имели. Просто не договорились, и инвестор ушел. Когда же у «Спартака» начались финансовые проблемы, тему строительства пришлось вообще закрыть. Все усилия направили на то, чтобы клуб выживал.

- Вернемся к суровым будням. Игроки на контрактах у «Спартака» остаются?
- Один человек. Поэтому комплектование отложено на неопределенный срок. Сначала нужно закрыть долги, потом уже смотреть, чем мы располагаем, и думать о следующем сезоне. Пока даже участие «Спартака» в чемпионате Суперлиги под вопросом.

- Персонал покинул клуб?
- Нет. Все пока остаются и ждут.

- А какой смысл ждать? Если людям полгода не платят деньги, а будущее «Спартака» под вопросом.
- Так в других клубах ситуация ничем не лучше! Ясность и относительное благополучие только у 3-4 команд Суперлиги-1. Остальные, как и мы, ждут в подвешенном состоянии. Не зная, будут ли у них деньги на участие в чемпионате.