БАСКЕТБОЛ
СМОТРИТЕ, КТО ПРИШЕЛ

Джаннеро Парго, человек, влюбленный в баскетбол, музыку и город Чикаго, в этом сезоне оказался в московском «Динамо». Он сразу же стал всеобщим любимцем и одной из главных надежд московского клуба.

Во вторник рано утром Парго собрал большой чемодан и вместе с женой Малэйшой и сынишкой Джаннеро-младшим улетел в родной Чикаго встречать Рождество. Многие сразу забеспокоились – вернется ли?

Дело в том, что из-за финансового кризиса первые ласточки уже потянулись из нашей страны за океан и в Европу. Один из самых высокооплачиваемых баскетболистов центровой подмосковного «Триумфа» Крстич подписал контракт с «Оклахомой». Вернулся в свой бывший клуб из «Химок» американский центровой «Ховентуда» Моизо. Перед Кубком Единой лиги поползли очень активные слухи о том, что и Парго навострил лыжи в сторону дома – в нем очень заинтересован «Нью-Йорк».

– Куда вы меня отправляете? – удивился Джаннеро, когда я стал его расспрашивать об этом. – У меня годовой контракт с «Динамо», который я не собираюсь нарушать. Да, я не принимал участия в Кубке Единой лиги. Но на то были причины. На тренировке столкнулся с Макдональдом и травмировал бедро. Но к Новому году буду в полном порядке. Мы с семьей справим Рождество, уже 27 декабря я вернусь в Москву, а 3 января у нас игра с сургутским «Университетом». По отношению ко мне все обязательства в «Динамо» выполняются, так что до лета я в России. Что будет потом, только Господу известно…

«ДЖАННЕРО, ТЫ ВЫБЕРЕШЬСЯ!»

Моя первая встреча с Парго состоялась в начале сентября во время визита «Динамо» в подмосковное Архангельское. В клубном автобусе я не сразу отыскал его – Джаннеро, утопающий в широких джинсах, спрятался в укромном уголке и отстранился от мира сего, нахлобучив огромные наушники. Честно говоря, он совсем не был похож на того Парго, которого я узнал немного позже, – большого добряка и редкого шутника.

То он на тренировке засунет пару мячей под майку, поддразнивая девушек из московского «Динамо», то перед полетом в Ригу на стартовый матч Кубка Европы демонстративно бежит в магазин и начинает скупать все теплые вещи со словами: «Мне нужно утеплиться, там мороз! Я пропаду!». И почему-то никто и никогда не делает Джаннеро замечания, когда он врубает на весь самолет свой любимый рэп. Собственно, секрета большого тут нет – просто Парго все очень полюбили...

Ну а пока нам предстояло только познакомиться…

– Привет!

– Хай! Вы первый российский журналист, с кем я познакомился, – отвечает он и… начинает засыпать меня вопросами. – А вы случайно не знаете, когда выпадет снег? Я все жду-жду, а на улице плюс 20. Верно говорят, что ваш чемпионат – один из сильнейших в Европе? А чем же так страшен ЦСКА, что я только и слышу разговоры о нем?

Пожалуй, только после часового расспроса у меня появилась возможность, наконец, повернуть разговор на самого Парго.

– Я даже не помню, когда начал играть в баскетбол, – широко улыбнулся Джаннеро. – Уверен, что и мама моя этого не знает. Мы ведь не строили далеко идущих планов. Мне вообще больше нравился футбол. В школе был квотербеком (разыгрывающий в американском футболе. – Прим. ред.). Но мне очень хотелось в колледж, чтобы получать баскетбольную стипендию – все же это неплохие деньги, около 500 долларов. Однако на меня никто не обращал внимания. Слава богу – выручил мой наставник из школьной команды, который получил предложение перейти в колледж Неошо Каунти, стал там помощником главного тренера Джеффа Гуйота и рассказал ему про меня. Так я переехал из Чикаго в Канзас.

– Случайность?

– Абсолютная. А уж потом я все брал пахотой. Когда попал в университетскую команду Канзаса, думал: «Ну все, НБА у меня в кармане». Но на драфт я не попал и вгрызся в тренировки с еще большей злостью. «Ничего, Джаннеро, – подбадривал я себя. – Ты выберешься!» Я следил за всеми переходами в лиге и понял, что мне открыта дорога в «Лейкерс». «Лос-Анджелес» только что отпустил разыгрывающего Тайрона Лью, и мне казалось, что мой баскетбол напоминает его манеру игры. И надо же – в 2002 году я оказался бок о бок с Коби Брайантом, Шакилом О’Нилом и Дереком Фишером. Представляете? Сам Шакил!

– Быстро влились в команду?

– Ну, с Шаком мы сразу же сдружились. У этого большого человека (215 см, 150 кг. – Прим. ред.) просто огромное сердце. С ним поссориться невозможно. Шак – настоящий весельчак. А вот Коби – работяга. На тренировку первый, с нее последний. Я за ним подсматривал из-за двери, пытался учиться у него. Но он лишь пару советов за сезон мне дал. Настоящим наставником стал ветеран Фишер. Буду благодарен ему всю жизнь.

– Почему же вы ушли из «Лейкерс»?

– Меня ушли! Я получил травму колена, и в январе 2004 года контракт со мной был расторгнут. Но я не особо расстроился – я ведь ехал в «Чикаго», за который болел с детства. И персонально – за Майкла Джордана.

«ПОЛЕТЕЛИ В МОСКВУ ОБЫГРЫВАТЬ ЦСКА!»

– А как же вы очутились в Новом Орлеане?

– Заманили. Мне не хотелось покидать Чикаго. Но в новой команде было больше перспектив. Все-таки дорогого стоит поиграть рядом с Крисом Полом, который в 22 года стал лучшим по результативным передачам в НБА. И я не прогадал. С Крисом мы стали по-настоящему близки. В жизни он в сто раз лучше, чем на площадке, а на площадке, поверьте, он хорош! Да, он проводил на площадке по 35 минут, а я по 15. Но я не портил картины и точно знал, что мне доверяют. Конечно, мне хотелось большего. Этим летом я стал свободным агентом. И тут звонок из Москвы.

– Реакция?

– Сначала даже не придал этому значения. Ну какая еще Россия! Потом посмотрел на трансферный рынок, а к вам кто только не едет! Нахбар, Крстич, Гордон из «Чикаго» засобирался. А последний ведь лучший снайпер в своей команде. Тогда и подумал: «А почему бы нет? Чем я-то хуже?» И отправился покорять вашу страну.

– И когда приняли окончательное решение?

– После того, как мне лично позвонил Дэвид Блатт. Я слышал о его подвигах со сборной России. Даже удивился тому, что американский тренер выиграл чемпионат Европы именно с вашими ребятами. Так вот, Блатт мне откровенно сказал, что я должен стать первой скрипкой в его новой команде. Он пообещал, что я буду много играть. Мне всегда этого хотелось, поэтому я сказал себе: «Эй, Джаннеро, а это будет хорошее приключение. Полетели в Москву обыгрывать ЦСКА!»

– Вы уже тогда знали о непобедимости армейцев?

– О чем вы говорите? Просто к слову пришлось. Тогда я не знал никакого ЦСКА. Понятия не имел, что это такое и с чем его едят. А как прилетел сюда, только и слышу: ЦСКА, ЦСКА, ЦСКА! Уши опухли! И как же мне теперь хочется его обыграть...

«ЗАРАБОТАЮ НА ЖИЗНЬ КАРТАМИ»

В следующий раз мы поговорили с Парго как раз после игры с армейцами. В этом матче он набрал 25 очков. При этом двадцать – уже в первой половине.

– А потом, что тут греха таить, ЦСКА меня раскусил, – сокрушается Джаннеро. – Они стали грамотнее защищаться, и мы проиграли. А ведь победа близка была! Я сразу понял, что эти ребята из ЦСКА давно вместе и понимают друг друга с полуслова. Так что нам еще нужно много работать. Хотя и в «Динамо» у нас собрались просто классные парни. Правда, в карты я их делаю так же, как Криса Пола!

– Так вы еще и заядлый картежник?

– Да! А они все одинаково плохо умеют играть в покер. Посмотришь на добродушное лицо Криса и знаешь, что у него на раздаче одни тузы. Его обмануть не сложнее, чем ребенка. А в «Динамо» круче всех в покере мы с Нахбаром. Кто еще играет? Хансен, Моня, Королев, Явтокас. Как вы думаете, кто на выездах больше всего зарабатывает?

– Вы?

– То-то. Конечно же, я! Но иногда Боки (Бостиан Нахбар. – Прим. ред.) берет верх. Правда, редко. А как-то Хансен меня уделал и радовался так, как будто выиграл чемпионат НБА. Ну а что, нужно же как-то деньги зарабатывать! – подмигивает мне Парго. – Скоро же мы без зарплаты останемся!

...Накануне отлета Джаннеро в Америку я прямо спросил, вернется ли он и не боится ли оставаться в России во времена кризиса.

– Переживем! – не унывает Парго. – Кризис коснулся всех. Только вот стоит ли на этом зацикливаться? Я все еще хочу обыграть ЦСКА. Знаете, как обидно приехать из лучшей лиги мира и уступить?

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Джаннеро ПАРГО

Родился 22 октября 1979 года в Чикаго, США.

Амплуа: защитник.

Рост: 188 см.

Вес: 79 кг.

Карьера: «Лос-Анджелес Лейкерс» (2002–2004), «Чикаго Буллз» (2005/06), «Нью-Орлеан Хорнетс» (2006–2008). С августа 2008 года – игрок московского «Динамо».