ГЛАВА 1

ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ

В «Раздевалке» побывала Маша Лопатова, супруга единственного российского игрока в НБА, форварда команды «Юта Джаз» Андрея Кириленко, мама четырехмесячного Федора Кириленко и дочь знаменитого баскетболиста, олимпийского чемпиона 1988 года Андрея Лопатова.

Маша имеет три высших образования. Она, в частности, училась в лондонском колледже «Сент Мартин», на факультете режиссуры. Позже работала с поп-группой «Иванушки Интернешнл». Сняла видеоклип на ее хит «Два бездонных океана глаз».

Пять лет она жила в гражданском браке с одним из «Иванушек» – Андреем Григорьевым-Аполлоновым (Рыжим). Была с ним счастлива до тех пор, пока в 1999 году на одном мероприятии не познакомилась с баскетболистом из ЦСКА Андреем Кириленко.

ОДЕЯЛО ИЗ ТЮЛЬПАНОВ

– Когда я поняла, что хотела бы иметь с Кириленко любовные отношения, то сообщила Григорьеву-Аполлонову, что ухожу от него, – вспоминает Маша. – Уж не знаю, повергло ли его это известие в шок. Думаю, что да. Какому же мужчине понравится быть брошенным? В любом случае Григорьев-Аполлонов официально получил свободу выбора, возможность общаться с тем, с кем он пожелает.

– Он что, гулял?

– Не сказала бы, что он гуляка. Проблемы Григорьева-Аполлонова заключались в том, что он не муж, а хороший друг. Человек тусовки, развлечений. Ему трудно посвятить себя одной женщине. Тем более девчонок вокруг него – пруд пруди. Я не ревновала. Знала, что это издержки производства. Раз он звезда, значит, у него должны быть поклонницы. К тому же я была влюблена. Но меня интересовало, как он реагировал на знаки внимания фанаток. Ему это нравилось, а мне, естественно, не очень. Кириленко, напротив, классический тип мужчины – семьянин, хранитель домашнего очага. Он оказался сильнее Григорьева-Аполлонова в своем стремлении завоевать меня.

У вашего бывшего бойфренда есть девушка?

– Полагаю, что есть, и не одна.

Почему вы уверены, что не одна?

– Поскольку мы расстались спокойно, лицо никто никому не бил, нам удалось сохранить дружеские отношения. Мы частенько встречаемся в компаниях, и с какой-то одной, постоянной подругой я его не видела. Кстати, при встрече Кириленко и Григорьев-Аполлонов жмут друг другу руки и подолгу беседуют.

Кириленко не упрекал вас в связи с «Иванушкой»?

– Нет. Кириленко покорил меня добротой, щедростью, искренностью. Он не был избалован женской лаской и впервые испытал к женщине чистое, светлое чувство. Это когда мужчине сорок, пятьдесят лет, он ухаживает за девушкой с мыслями о том, дескать, а что с нее взять, станет ли она моей женой, родит ли мне ребенка или достаточно провести с ней ночь. И в соответствии с этим мужчины дарят цветы, бриллианты, машины или не дарят ничего, водят в рестораны или не водят, возят отдыхать или не возят.

Андрей замечателен тем, что в нем отсутствует всяческий расчет. Он молод, не искушен в любовных тонкостях, поэтому все его поступки естественны. И если, к примеру, ему хотелось подарить мне миллион моих любимых тюльпанов, он это делал. В два часа ночи мы проезжали мимо Белорусского вокзала. Андрей притормозил около торговца тюльпанами (их было целое море) и, высунувшись через люк автомобиля, купил всю эту охапку. Цветы накрыли меня с головы до ног, как одеяло. Вообще он во всем помогал мне, что бы ни случилось. Если я застревала в снегу, мчался вытаскивать мою машину из сугроба, где бы ни находился.

– Это он вам машину подарил?

– У меня была своя фирма. Я занималась спортивным маркетингом и сама могла позволить себе все, что хотела. У Андрея тогда не было много денег. Он неплохо зарабатывал, но отправлял крупные денежные переводы родителям и сестре в Питер.

– Отец одобрил ваш выбор, они ведь с Андреем коллеги?

– Я всегда была взбалмошной, немножко сумасшедшей девицей с постоянно меняющейся бурной личной жизнью. И когда познакомилась с Кириленко, все решили, что это очередной каприз. Но поскольку я старше Андрея, моя мама, которая тоже старше отца, предупредила меня: «Маша, учти, сейчас разница в возрасте незаметна. Но когда тебе будет сорок, а ему чуть за тридцать, тебе придется очень постараться, чтобы молодо выглядеть и быть интересной своему мужу, потому что женщине, к сожалению, всегда труднее, чем мужчине». Я согласна с мамой. Скажем, если мужчине шестьдесят и ему надо устроить свою судьбу, он имеет большой выбор невест от двадцати лет и выше. Дамам бальзаковского возраста тяжело отыскать партнера, если они, конечно, не миллионерши.

– Вы намного старше Андрея?

– На семь лет.

– Андрей не видит в вас мамочку, как это порой бывает в аналогичных семьях?

– Я не испытываю ярко выраженного комплекса матери. Андрей достаточно взрослый. Ему двадцать один год ни за что не дашь – ни по поведению, ни внешне. Может, потому, что в ЦСКА он сразу попал в великовозрастный коллектив. С другой стороны, в нем присутствует ребячество, детскость. Он без ума от компьютерных игр, мини-баскетбола, «стрелялок». Любит непосредственное времяпрепровождение и быстро меняет интересы, как ребенок: с одной игрушкой поиграл, потом она надоедает и он берет следующую. Вот с Андреем то же самое происходит. На одном месте он долго сидеть не может, должен поменять дислокацию и делать что-то другое. А взрослые забавы – сигареты, спиртное, посещение светских раутов – кажутся ему необычайно скучными.

ГОЛЫЕ ГОРЫ

– Мы поженились в 2001 году. Заранее было известно, что у мужа будет контракт с «Ютой Джаз» и мы уедем в Солт-Лейк-Сити, – продолжает Маша. – Я, признаться, расстроилась. Мне жаль было терять бизнес, расставаться с друзьями. Америку я просто ненавидела. Но разве я могла отпустить Андрея одного? Он английского языка толком не знал. И если бы оказался там один, не представляю, как сложилась бы его судьба.

Мы приехали на пустое место. Условия в НБА не такие, как в европейском баскетболе. Оплачивают только контракт, а дальше ты можешь тратить деньги по своему усмотрению: жить в отеле целый год, снимать однокомнатную квартиру или, наоборот, хоромы. Мы арендовали половину дома у подножия гор в пятнадцати минутах езды от «Дельта центра», где расположена тренировочная база «Юты». Горы некрасивые – голые, с редкой искусственной, как мне сказали, растительностью. Природа здесь аскетичная, это, конечно, не Швейцария. Наслаждаться какой-то «картинкой» не приходится.

– Унылые пейзажи не угнетали вас?

– В тот момент я ждала ребенка. Беременность протекала легко, поэтому я была счастлива двадцать четыре часа в сутки. Мне было так хорошо, что, думаю, если бы меня забросили на Луну, я бы и там ликовала. Я была со своим любимым человеком, и в принципе мне было неважно, где мы находимся. Кроме того, объездив практически всю Америку (я летала с Андреем на матчи вплоть до девятого месяца беременности), я убедилась, что мы попали в наиболее комфортабельный штат, где все друг о друге заботятся. Нам, к примеру, помогли подключить электричество. Вроде бы мелочь. Но без света, согласитесь, сидеть тоскливо, мы же не в каменном веке живем. А электрика не вызовешь, здесь все сами налаживают проводку. Или я могла позвонить в «Юту», попросить что-то, и на следующий день у меня было все необходимое, включая тарелку «НТВ плюс».

Кстати, в Солт-Лейк-Сити, тоже в горах, живет голливудский актер Роберт Редфорд со своей приятельницей – художницей, принадлежащей вроде бы к мормонскому «ордену».

– Правда? Может, мы столкнемся с ним как-нибудь в супермаркете. А то, что его приятельница мормонка, неудивительно. Мормоны составляют большинство населения Юты.   

– Мормоны, составляющие большинство населения Юты, не пытались завлечь вас в свои сети?

– Среди владельцев клуба мормонов нет. Однако я заметила, что в городе многие американцы говорят по-русски. Это означает, что они были с миссией в России. Мормоны никого не прессингуют и не заманивают в свои ряды, хотя в их храм может прийти каждый. Я ни разу не была. У меня свое представление о вере. То есть я не в поиске. Вот если бы мне было восемнадцать лет и я бы не определилась со своим религиозным направлением, то, наверное, сходила бы, посмотрела, что и как. Но я уже определилась. Тем не менее я уважаю мормонов как людей, уверена, что любая религия хороша, поскольку в ее основе лежит Бог. Если ты с Богом, то просто не можешь быть плохим человеком.

Юта не только очень набожный штат, но и очень порядочный, очень белый – чернокожие, среди которых немало криминальных элементов, в этих краях практически отсутствуют. Потому, наверное, и преступность на нуле. Мы с Андреем дома никогда двери не закрываем. У нас и брать-то нечего. Но даже если возьмут, то возникает вопрос, куда все это нести. Тут все так доступно, товары стоят совсем дешево. Самый бедный дворник может приобрести не то что телевизор или видик, а отдельный дом. Банковские структуры так работают, что ты можешь взять заем на тридцать, пятьдесят лет.

Однажды произошел смешной и даже, можно сказать, вопиющий случай. Рядом с нашим домом расположен супермаркет, а в нем – отделение банка. Как-то в десять часов утра в отделение зашли двое, потребовав выручку. Сотрудники безропотно выполнили просьбу грабителей, после чего вызвали полицию. Но поскольку в Юте никогда такого не было и полицейские не имеют опыта в поимке преступников, они, видимо, растерялись и не знали, что делать. Ну завели уголовное дело, составили фотороботы, на этом и успокоились. Это было, по-моему, в среду. А в пятницу те же самые парни в то же самое время опять пришли в этот банк и сказали: «Это – ограбление». И им снова отдали кассу. Хорошо хоть в третий раз не пришли.

МАЛЬЧИК ЗА СТЕКЛОМ

– Федор родился в феврале, – рассказывает Маша. – Рожала я долго, и Андрей в течение трех дней находился со мной в больнице. Доктор сказал, что каждые пятнадцать минут меня надо переворачивать с боку на бок. Я не могла пошевелиться, поскольку была напичкана обезболивающими препаратами, парализовавшими тело. Андрей взял эту процедуру на себя, ночи не спал, хотя только что вернулся из трехнедельного тура и выглядел безумно уставшим. Когда мне делали кесарево сечение, он наблюдал за операцией.

– Вы не стеснялись рожать при нем? Не прогоняли его?

– Я попросила: «Если тебе неприятно, то не смотри». Он ответил: «Нет-нет, мне так интересно». И глядел сквозь стеклянную ширму на мой живот. Я-то не видела, как ребенка доставали. А он видел. Ему первому и вручили теплый живой комочек. Он сразу же понес сына купать, надел ему первый памперс. Помню, все поражался, что ему разрешают это делать, но в Америке принято, чтобы отец принимал участие в родах. После Андрей бегал с ребенком на руках и кричал: «Мальчик просто отличный!» Он мечтал о сыне, гордился им и никому не давал его подержать: мол, это мое.

После того как я вышла из больницы, муж подарил мне кольцо с бриллиантом. У Андрея прекрасный вкус. Он выбирает на удивление хорошие вещи. Причем с такой любовью это делает, продумывает каждый подарок, прикидывает, подойдет ли мне эта кофточка или сапоги. Когда из-за беременности я достигла неимоверных размеров, Андрей умудрялся покупать мне нижнее белье, которое на меня налезало. И к тому же было красивое и сексуальное.

– Белье какого цвета, по мнению Андрея, наиболее привлекательное?

– Красного!

ДОСЛОВНО

 – Проблемы Григорьева-Аполлонова заключались в том, что он не муж, а хороший друг. Человек тусовки, развлечений. Ему трудно посвятить себя одной женщине. Тем более что девчонок вокруг него – пруд пруди.

 – Рожала я долго, и Андрей в течение трех дней находился со мной в больнице. Доктор сказал, что каждые пятнадцать минут меня надо переворачивать с боку на бок. Я не могла пошевелиться, поскольку была напичкана обезболивающими препаратами, парализовавшими тело. Андрей взял эту процедуру на себя, ночи не спал, хотя только что вернулся из трехнедельного тура и выглядел безумно уставшим.

МНЕНИЕ

 Андрей КИРИЛЕНКО, муж Марии, форвард «Юты Джаз»:

– Маша призналась, что опять хотела бы заниматься бизнесом. Но я ей запрещаю это делать, потому что убежден, что моя жена не должна работать. Она обязана заниматься нашим ребенком и мной. Если она будет настаивать на своем, то ей, вероятно, придется уйти от меня. Да, я суров. Но очень люблю Машу и хочу постоянно видеть ее рядом. Поймите, я не боюсь, что она сделает что-то не так, но ревную ее ко всем подряд, хотя поводов для ревности она не дает.