СОБЫТИЕ ДНЯ. БАСКЕТБОЛ
ПРЯМАЯ ЛИНИЯ

В концовке встречи тренер «Спарты&К» Поки Чатман ответила на несколько вопросов наших корреспондентов о России и отечественном баскетболе.

Поки, насколько вы ощущаете себя в России в своей тарелке? Как вам работается в нашей стране?

Я работаю в России уже третий год, и сейчас мне уже намного проще. Мне повезло с игроками, они мне здорово помогают – и американки, и россиянки. Россия действительно стала моим домом. Я провожу здесь больше времени, чем в США.

– Было что-то такое в России, что вас удивило?

– Очевидно, культура, но это не имеет отношения к баскетболу. В баскетболе я и раньше следила за ведущими игроками, звездами. Я пришла в успешную команду с успешными игроками, я – успешный тренер. То есть у меня был самый легкий переход из всех возможных. Знаю, некоторые тренеры, которые приезжают на сезон, поначалу бывают просто в шоке. Им нужно привыкать к очень многим вещам. А для меня самым сложным было привыкнуть всего к одной вещи. Называется пробка (смеется).

– А гостиницы или баскетбольные залы в провинции, например, вас не шокируют?

– Знаете, меня ничего особо не удивило. Мне 40 лет, я уже достаточно попутешествовала по миру с американской командой. Небольшие размеры зала, гостиницы в небольших городах – это не было мне в диковинку. То есть я знала, что примерно меня ждет.

Вам сложно было начинать работать с российскими игроками? Вы заметили какую-то специфику менталитета, например?

У россиянок есть свой особый менталитет, но это не значит, что с ними сложно работать. Они хотят успехов, привычны к тяжелой работе, с раннего возраста начинают серьезно тренироваться. Две тренировки в день – это нормально. Иногда я даю девочкам выходной, а они к такому даже непривычны.

– Вы связываете свое тренерское будущее с Россией?

– Я вижу мое будущее завтра: в 12 дня у нас тренировка. Игроков и тренеров в баскетболе объединяет одна забавная вещь. Мы не заглядываем слишком далеко. Если каждый день ты делаешь свою работу хорошо, тебя ждет прекрасное будущее. Думаю, 3 ноября (день смерти Шабтая Калмановича. – Прим. ред.) все думали, что с нашей командой покончено. Игроки разбегутся и все. Но так не могло произойти. Игроки остались, и мы победили.

Я помню, перед тем как мы впервые играли чемпионский матч в Евролиге, я так нервничала. А Шабтай мне сказал: «Поки, расслабься! Многие из твоих девчонок всю карьеру ждали этого момента. У них все будет хорошо. Просто расслабься, дыши глубже». Обычно перед каждой игрой мы с ним танцевали медленный танец, буквально пару шагов. И это так помогало мне расслабиться. Иногда перед игрой, когда все тренеры нервничают, мне так его не хватает. Я скучаю по моему танцу. Черт… (последнее слово тренер произносит по-русски. – Прим. ред.).

– Сколько слов вы знаете на русском?

– 265 (смеется). Совсем не много. Я многое понимаю, но говорить не могу.

– Вы не хотели бы попробовать потренировать мужскую команду?

– О нет. Таков уж наш мир. Мужчины доминируют в тренерской профессии и в жизни вообще. Женщины потихоньку пробивают себе дорогу. Может быть, через два-три года ситуация начнет постепенно меняться. Но лично мне нравится работать с женщинами. Они не просто полагаются на свои физические возможности, но и на голову, постоянно хотят совершенствоваться, расти, лучше думать на площадке, быть вместе. Это просто иное понимание игры. Женщины мотивированнее. Они слушают тренера, они заботятся друг о друге за пределами площадки. А все это помогает добиваться успехов.