Чемпионка Европы по баскетболу Светлана Абросимова дала интервью корреспонденту «Маяка».

- Русские девушки более скрытные. Испанки с самого начала игры скачут. После попаданий первых бросков, вся их скамейка поднимается на ноги. Но мы подобные вещи больше держим в себе, однако все переживали. Может быть, со стороны и не видно, какие страсти кипели у нас внутри. Но мы все работали. Особенно в последней игре, когда потеряли немного инициативу и все по-настоящему забеспокоились. Впрочем, поддержка ощущалась. Ты играешь или нет – все равно являешься частью команды.

- Вы последней попали в эту команду, поскольку летом играли в НБА, потому у вас была травма. Чувствовалось, что эта сборная должна была выиграть?

- Это же не просто два месяца потренировались и все. Подобные вещи наигрываются годами. На прошлом чемпионате Европы мы проиграли в финале, и было обидно. Но уже тогда, два года назад, мы понимали, что следующее первенство надо обязательно выигрывать. Плюс, у нас была мотивация попасть на Олимпийские игры. Мы были просто обязаны это сделать. Наши ребята тоже выиграли чемпионат Европы, и мы тоже не хотели оплошать. Поэтому сыграло свою роль столько факторов. Я выигрывала несколько раз Евролигу, занимала 3-и, 2-е места, а первого не было, поэтому хотелось выиграть.

- Уже как-то отмечали победу или сделаете это дома?

- Конечно, после игры федерация устроила небольшой банкет. Но все закончилось очень поздно. Пока в отель приехали, пока по телефону поговорили, и все. Конечно, еще неделю празднования будут продолжаться. Пока всех родственников повидаешь, друзей.

- Чувствовали, что против вас болели трибуны, судья ничего не замечал?

- Мы сами виноваты в этом, потому что стали больше играть в финале на удержание счета, перестали атаковать. Мы знали, что нельзя прекращать играть. И мы делали это, но испанки вышли на совершенно другой уровень скоростной. А мы подумали, что раз 20 очков ведем, то можем спокойно доигрывать. Слишком рано остановились, и когда стало опасно, потерялись. И судьи стали против нас свистеть. Но, не скажу, что в зале против нас болели. Наших болельщиков все равно было слышно.