V4x3 l 1524758255581

Накануне подмосковная биатлонистка Анна Моисеева в интервью нашему изданию рассказала о домогательствах со стороны своего тренера Сергея Тутмина. За комментариями по этому поводу мы обратились к президенту федерации Московской области Алексею Нуждову.

– Что вы знаете про ситуацию, которая сложилась между биатлонисткой Анной Моисеевой и ее тренером Сергеем Тутминым? Как вы можете ее прокомментировать?
– Про эту ситуацию я знаю практически все за исключением тех тараканов, которые находятся в голове у участников ситуации. У каждого своя позиция и взгляд на произошедшее. То, что говорят об этом люди – субъективные суждения, но если обращаться к записи разговора Ани и тренера, то это некий «точняк», который объясняет, что произошло, чтобы я как руководитель общественной организации, не слушая других людей, мог принять какое-то решение в данной ситуации. Слушая разные стороны, можно запутаться, истина всегда где-то посередине.

Я послушал запись, у меня сформировалось мнение: то, что я слышу на этой записи, никоим образом не соответствует работе тренера, педагога, преподавателя и просто взрослого мужчины. К этому может быть только негативное отношение. Это с моральной точки зрения.

Есть там состав преступления или нет? Аня на встрече со мной и министром спорта МО Романом Терюшковым сказала, что передала материалы в правоохранительные органы. Именно они дадут правовую оценку этому событию. Хорошо, что она подала документы, мы это только приветствуем.

– А как иначе?
– Я просто сейчас читаю комментарии Ани в прессе о том, что происходило на нашей встрече и могу сказать, что я многих вещей не говорил. В трезвом уме и твердой памяти со своим отношением к подобным ситуациям, я такого просто не мог сказать. Но бог судья каждому участнику процесса.

– Как вы в итоге расстались с тренером?
– Министр сразу сказал ему, что пока идет разбирательство в правоохранительных органах, он работать не должен. Тутмин написал заявление на увольнение по собственному желанию.

– Многие возмущаются, что его уволили не по статье.
– Вот вы подойдите к вашим сотрудникам отдела кадров и юристам, спросите, как можно человека уволить по статье за один день?

– Надо думать, что тяжело.
– Это невозможно! Это только Анфиса Анатольевна (Резцова – прим. ред.) говорила, что когда возглавляла федерацию, увольняла всех по статье или расстреливала в кабинете. Я прекрасно понимаю, о чем она говорит. Она восемь лет руководила передовым регионом. Победное шествие ее руководства закончилось тем, что два последних биатлониста из Московской области, которые являлись ее дочерьми, были отправлены в Ханты-Мансийск. Доработались до того, что нам некого было выставить на Спартакиаду.

Если увольнять его Тутмина по статье, вы мне можете сказать по какой?

– Нет.
– Вот и кадровик не сможет. И руководитель не сможет. А вдруг описываемые события не соответствуют действительности? То, что было на записи, с моральной точки зрения позволяло нам сказать: «Увольняйся по собственному желанию, а там уже правоохранители решат». Если есть состав преступления, то какая тут статья? Тут сажать надо.

– Если вернуться к теме, то, как вы можете прокомментировать информацию о том, что тренеров, вставших на защиту Ани, начали прессовать и заставлять увольняться?
– По моему мнению, это совершеннейшая неправда и такого просто не может быть. Просто определенные товарищи, распуская такие слухи, пытаются решить какие-то свои проблемы. Я никого не увольнял, у меня просто нет таких полномочий, я возглавляю общественную организацию.

Опять же, заслуженные люди говорят, что Тутмина вот оттуда и отсюда не уволили, потому что на сайте он до сих пор значится старшим тренером. Но он в тот же день по указанию министра написал заявление об увольнении по собственному желанию из всех бюджетных организаций.

– Появился слух о том, что история с домогательствами – прикрытие. Она была раскручена теми тренерами, которых сейчас пытаются выставить жертвами. На самом деле они были замешаны в допинговых махинациях, их попытались уволить, а историю с Аней они сейчас предали огласке, чтобы перевернуть ситуацию и отвлечь внимание от себя и своих проступков.
– Никак не могу прокомментировать это.

– В прессе Аня высказывала опасение, что тренер Тутмин имеет на вас влияние, вас связывают с ним дружеские отношения, поэтому скоро он вернется к работе в регионе.
– Что я тут могу сказать? Наверное, Ане виднее. Вот так говорит она, а я говорю, что это не так. Я даже не понимаю сути вопроса. Тутмин имеет на меня влияние? А кто еще?

Тутмин работал в федерации четыре года и был одним из лучших сотрудников – эта факт. Но это не относится к тому, что он совершил. За то, что он хорошо работал, такие вещи ему никто не собирается прощать. И возвращать на работу тоже.