V4x3 l 1526491034888

В пресс-центре «Советского спорта» прошла пресс-конференция кандидата в президенты Союза биатлонистов России Владимира Драчева, в рамках которой также выступил заслуженный тренер СССР Анатолий Хованцев. Спикеры рассказали о том, как они планируют развивать российский биатлон, а также решать многочисленные проблемы, связанные с нарушением антидопинговых правил, размытыми критериями отбора в сборную и многом другом.

«СБОРНАЯ РОССИИ – НЕ ГЛАВНОЕ ДЛЯ СБР»

– Какие у вас отношения с вашим главным оппонентом Виктором Майгуровым и разделяете ли вы его взгляды на развитие биатлона в России?

– Владимир Драчев (В.Д.): Я знаю Виктора очень много лет. Надеюсь, что мы и дальше продолжим работать вместе. Самое главное, чтобы на этом этапе наш биатлон не разошелся по разным направлениям. Чтобы после выборов не было такого, что одна команда победит и будет руководить, а другая уйдет в сторону. Мы должны работать вместе. Я уверен, что наша биатлонная семья объединится, и в дальнейшем мы сможем развивать наш вид спорта. 

– Мы недавно публиковали открытое письмо олимпийского чемпиона Анатолия Алябьева, который охарактеризовал состояние нашего биатлона весьма емко и красноречиво: все печально и позорно. Как вы собираетесь исправлять ситуацию?

– В.Д.: Анатолий Николаевич всегда говорил прямо, и я полностью поддерживаю его высказывания. Мы хорошо дружим, и я чувствую поддержку федерации биатлона Санкт-Петербурга, вице-президентом которой он является. Я уверен, что регион с такими богатыми традициями поможет в развитии биатлона во всей стране. Мы должны думать не только о том, как развивать этот вид спорта в конкретном месте. Когда один регион пытается взять все на себя, это неправильно.

– Что конкретно нужно поменять в нашем биатлоне, чтобы вылезти из ямы?

– В.Д.: У меня есть предвыборная программа, которая полностью сформирована. В первую очередь мы должны полностью изменить структуру управления и деятельности СБР. Нужно, чтобы он работал на благо биатлона совместно с представителями регионов. Те цели, которые у нас есть, должны быть разбиты по направлениям. Каждый член правления СБР должен отвечать за свой участок работы. Моя основная идея в этом плане – разбить правление на шесть федеральных округов. От каждого из них в правлении будет представитель. Мы уже определили список кандидатов и отсмотрели тех людей, которые могут там работать. Таким образом, правление будет работать не только здании СБР в Москве, а по всей стране.

– Чем они будут заниматься?

– В.Д.: Это примерно как полпреды президента страны, которые смотрят за тем, как развивается конкретный регион. Точно так же представители правления будут вести работу по развитию биатлона на местах. И каждый из них будет нести определенную нагрузку по разным направлениям работы СБР.

Последние несколько месяцев мы ведем разработку федеральной целевой программы по развитию биатлона в стране. Этого пункта нет ни у одного кандидата на пост главы СБР. После 18 мая в случае победы на выборах, мы планируем создать дирекцию по развитию, которая будет на протяжении 6-8 месяцев дорабатывать эту программу. В дальнейшем мы будем ее защищать в профильных комитетах, в Министерстве спорта, в Государственной Думе, в регионах. Эта программа даст мощный толчок к развитию именно региональным федерациям.

– А что делать с главной сборной?

– В.Д.: Сборная России – не главное для СБР. Мы планируем, что она будет занимать 20-30 процентов от основного фронта работы. Конечно, это приятно, когда наши спортсмены выигрывают на международных стартах и мы должны уделять внимание национальной команде. Но в первую очередь надо изменить саму систему подготовки. Мы планируем это сделать вместе с Анатолием Хованцевым, которого я уговаривал полгода.

Месяц назад он дал добро, и теперь мы работаем с ним вместе, ежедневно отсматривая тренировочные планы. У Анатолия Николаевича есть планы 1978 года – та программа, которая работала в те времена, когда мы выигрывали золотые медали на чемпионатах мира, Олимпийских играх и нам практически не было равных. Эта программа будет перенесена на нынешнее время.

Самое главное, чтобы наши спортсмены, начиная от юношей, заканчивая мастерами из главной команды, готовились по определенной системе. Они должны знать, что будут делать: какой недельный цикл, какой месячный план работы, какой этап подготовки. Меняться будут только нагрузки. Кроме того, мы будем вводить тестирования по функциональной, скоростно-силовой и стрелковой подготовке во всех командам, начиная с 15 лет.

«УВЕРЕН, ЧТО НАШ БИАТЛОН БУДЕТ ЧИСТЫМ»

– Что будете делать с личными тренерами отдельных биатлонистов?

– В.Д.: Личные тренеры обязательно будут вовлечены в работу с командами. Не обязательно их приглашать и держать на сборах все время. Приехали на два-три дня, посмотрел, как работает спортсмен. Все нормально? Поехал дальше. Ведь у каждого из них много работы в регионе.

– Наш биатлон погряз в допинговых скандалах. Как планируете исправлять эту ситуацию?

- В.Д.: Будучи депутатом Госдумы, я планирую тесно работать с Министерством спорта по допинговой проблеме. Мы должны ужесточить наказание за употребление запрещенных препаратов. 22 ноября 2016 года Госдумой была принята поправка к Федеральному закону №392 об уголовной ответственности за применение и распространение допинга, но он работает не совсем эффективно. Мы будем вносить в него поправки. В общем, есть над чем работать. Я уверен, что если заниматься этим направлением, то и РУСАДА восстановят, и наш биатлон будет чистым. В таком случае на международной арене к нам никаких претензий не будет.

– В тренировочной программе, о которой вы говорили, будут учитываться индивидуальные особенности спортсменов? Многие наши биатлонисты жалуются на то, что тренеры их не слышат и заставляют их выполнять одинаковые объемы, которые подходят далеко не каждому.

– В.Д.: Когда мы работали с Анатолием Николаевичем, у нас всегда было единоначалие и одна команда. Но к каждому был свой подход. Все спортсмены разные. Кто-то хорошо бегал кросс, кто-то катался на роллерах, кто-то очень быстро стрелял, кто-то занимался ОФП. Подход в команде всегда был индивидуальным. Все нагрузки будут даваться, исходя из физических возможностей спортсменов. Каждый биатлонист по интенсивности, километражу и часовому объему будет выполнять то, что ему положено.

– Анатолий Николаевич, на что будете делать упор в своей работе?

– Анатолий Хованцев (А.Х.): Безусловно, для нас крайне важен конечный результат – успешное выступление на чемпионатах мира, Олимпийских играх. Но главное – это методика и единая система подготовки, по которой будут вести молодых спортсменов, начиная с детского возраста, заканчивая основным составом. Что касается индивидуализации тренировочного процесса, то она была всегда. Можно взять пример из прошлого: Владимира Драчева и его оппонента Виктора Майгурова, который был совсем не беговым.

Драчев, Сергей Тарасов, Петр Муслимов и Алексей Кобелев были беговыми. Поэтому мы выполняли развивающую работу во времени и интенсивности. Бег с прыжковой имитацией один час и 40 мин при одинаковом уровне лактата до четырех ммоль. За это время Владимир пробегал 21 км, а Майгуров - 18. Если бы их заставляли выполнять одни тренировочные объемы, которые исчислялись в километрах, то Майгуров к концу подготовительного периода был бы истощен и не смог показывать высокие результаты.

– Некоторые спортсмены у нас работают отдельно от сборной с личными тренерами. Как вы к этому относитесь?

– А.Х.: Мы выступаем за подготовку в команде. Почему это важно? Потому что у нас в биатлоне очень много групповой работы. Особенно это важно в стрелковой подготовке. Практика показывает, что когда спортсмены работают в маленьких группах, качество их стрельбы падает. Взять того же Алексея Волкова. Был великолепный стрелок. Ушел на самоподготовку, качество стрельбы упало, скорострельность тоже. Сейчас мы его практически потеряли, он уже не попадает в сборную.


Анатолий Хованцев и Александр Тихонов. Фото Никиты Успенского («Советский спорт»)

«ЗАЙЦЕВА БУДЕТ РАБОТАТЬ В СБР»

– Как быть с критериями отбора в сборную, которые в последние годы были абсолютно непонятны, и с давлением Тюмени, которая продвигает своих спортсменов?

– А.Х.: Я думаю, это вопрос принципа. Если мы создаем критерии отбора, то во главе угла должен стоять спортивный результат. В этом году мне удалось посетить два этапа Кубка IBU, и я видел, как Антонин Гигонна, выигравший одну гонку, моментально отправился в главную команду на Кубок мира. Обратный пример: Малышко выигрывает этап Кубка IBU в Обертиллахе, но в основе этого не замечают. Здесь все зависит от тренеров и руководства федерации. Почему никто не следил за соблюдением спортивного принципа?

– Недавно Ольга Зайцева сказала, что готова работать в новом составе СБР. С кем еще из спортсменов, которые еще недавно выступали, вам бы хотелось поработать?

– В.Д.: С Ольгой мы говорили об этом уже давно. Она действительно изъявила желание работать в СБР. У нее достаточно сил и желания. Ольга совершенно точно будет работать в нашей команде. На данный момент, пока не могу предположить в каком качестве. Пройдет 18 мая и там уже будет видно, какую работу мы сможем ей предложить. Может это будет работа, связанная с детским спортом, а может, будет носить представительский характер. Мы посмотрим, что для нее удобно и на что она будет готова тратить время. У Ольги маленькие дети и вполне вероятно, что она не сможет ездить с командой на старты.

– Когда появится понимание с составом тренерского штаба национальной команды?

– В.Д.: Мы пока не можем об этом говорить. К этой теме можно будет вернуться после 18 числа. Но я всегда говорил, что если мы будем тянуть до мая, то команда начнет тренироваться только в июне. И чем мы дольше тянем, тем сложнее нам будет на Кубке мира. Это хорошо, что спортсмены у нас сознательные и уже разъехались с личными тренерами по сборам. Но такого не должно быть.

«МНОГИХ ИНТЕРЕСУЕТ КРЕСЛО ПРЕЗИДЕНТА IBU»

– У того состава, который выступал на Олимпиаде, был на шанс на медаль хотя бы в смешанной эстафете?

– А.Х.: Я думаю, что у этого состава не было шансов, потому что предыдущие результаты были просто ужасными. Если девочки бежали на своем уровне, то мужчины проигрывали очень много.

Я думаю, что в этой ситуации СБР допустил ошибку, не заявив на Олимпиаду резервистов, которые в то время показывали хорошие результаты и не были замешаны ни в каких скандалах. Было понятно, что по всем биатлонистам, которые выступали в Сочи, большие вопросы, поэтому нужно было отправлять расширенную заявку.

– Сейчас идет расследование по делу о коррупции в Международной федерации биатлона (IBU). В этом скандале могут быть замешаны ведущие российские спортсмены, которые выступали на чемпионате мира-2017 в Хохфильцене. Их подозревают в допинговых махинациях. Вы готовы прийти в СБР, при учете того, что лишитесь практически всей команды из-за дисквалификаций?

– В.Д.: Все равно надо приходить, чтобы изменить систему. Даже если наступит период, когда российский биатлон будет находиться в изоляции. А мы не исключаем возможности, что нас не допустят до Кубка мира или урежут квоту. Все возможно.

Расследование идет не только по спортсменам, но еще и по 12 персонам, входившим в состав IBU. Для России это крайне негативный процесс. Кроме того, многих интересует место президента IBU. Андерс Бессеберг уже ушел и в ближайшее время могут произойти любые другие изменения.

– То есть вы не верите, что наши спортсмены нарушали антидопинговые правила?

– В.Д.: Я при этом не присутствовал. Не могу сказать, нарушали или нет. Я готов работать и менять эту ситуацию. Нам в любом случае нужно провести перестановки, чтобы быть чистыми перед IBU и продолжать нормально взаимодействовать. И чтобы нас приняли обратно в биатлонную семью.