«Меня отстранили от работы потому, что я русский». История бывшего фотографа IBU

Преследование по национальному принципу - один из отвратительных признаков нашего времени, и спорт здесь не исключение.
«Меня отстранили от работы потому, что я русский». История бывшего фотографа IBU
04 марта 2022 00:38
автор: Олег Чикирис
автор фото: «Матч ТВ»

В среде спортивных журналистов и биатлонных болельщиков многие знают Евгения Тумашова. Он начинал в «Советском спорте», потом несколько лет работал в СБР, затем – в IBU. Он не просто фотограф, а фотохудожник. Один из лучших спортивных фотографов страны, которого при этом ценят и за границей. Точнее, ценили до последнего времени. То, что произошло с Женей, за гранью добра и зла даже сейчас, когда границы между этими понятиями почти стерлись.

На прошлой неделе Тумашов был в Австрии в местечке Хинценбах, где проходил этап Кубка мира по прыжкам на лыжах с трамплина. Кстати, наша женская сборная там выиграла серебро в командном турнире. По контракту с IBU на этой неделе он должен был работать в Контиолахти на биатлоне. Как Женя добирался до Финляндии в нынешних условиях - отдельная история. Интересная, но не имеющая отношения к делу. Потратив несколько дней на дорогу, Тумашов все же вовремя добрался до Контиолахти, где его с порога огорошили: Международный союз биатлонистов более не нуждается в его услугах.

- Cо мной разговаривал шеф фотослужбы IBU Кристиан Манцони, - рассказывает Евгений, с которым мы знакомы сто лет. - Он мне сказал, что в сложившейся ситуации руководство федерации не хочет, чтобы я был их фотографом. Потому что я русский. Именно в такой формулировке. Сказал, что они заботятся о безопасности соревнований, и мое присутствие на огневом рубеже в качестве фотографа вызывает некоторые опасения.

- Что он имел в виду?
- Не знаю, почему он так сказал. Может быть имел в виду, что кто-то захочет в меня выстрелить. Добавил: ради твоей безопасности тебе лучше уехать с этого этапа и из Финляндии. Кстати, когда был в Хинценбахе, это были как раз первые дни событий на Украине, ко мне приходили многие журналисты и спрашивали, что там у вас происходит, что ты об этом думаешь? В основном после этих разговоров отношения оставались нормальными, все понимающе кивали головами и продолжали общаться. Я не встречал открытой агрессии и негатива.

- А в Контиолахти?
- В Финляндии интересно было наблюдать за людьми, которых я знаю давно. Как резко поменялось их отношение ко мне! Многие, когда меня видели, сразу становились серьезными и, как мне показалось, черствыми. Некоторые даже не здоровались, проходили мимо.

- Видимо, это ты виноват в том, что происходит на Украине.
- Видимо, я. Справедливости ради скажу, что не все так поступали. Тот же Манцони во время нашего разговора подчеркнул, что это не его решение, а руководства IBU. После этого мы очень тепло попрощались и высказали друг другу слова поддержки. Только тогда он улыбнулся, пожал мне руку. Сказал, что меня отстраняют на время пока на Украине происходят эти события. Потом все, может быть, вернется. Человеческие отношения все-таки остаются, но в угоду какой-то идее, которая сейчас распространена в Европе и мире они вот так себя ведут с любым русским.

Интересная была ситуация с Бригиттой - она очень давно работает в IBU с аккредитациями. Мы приехали в Контиолахти на машине с еще одним русским коллегой. Она очень удивилась, долго на нас смотрела, не понимая, что нам нужно. Мы: здравствуйте, нам нужна аккредитация. Она: а-а, аккредитация. Как будто вчера устроилась на работу. Дала нам аккредитации и коробка опустела. А раньше у нее всегда стояло несколько полных коробок, набитых аккредитациями. «Сумасшедшие времена», - сказал я ей. «Да, Евгений, абсолютно сумасшедшие».

- На этапы в Отепя и Холменколлен тебе тоже сказали не приезжать?
- Да.

- Деньги по контракту заплатят?
- Да, мне обещали заплатить. Надеюсь, что свое обещание выполнят. Но дело не только и не столько в деньгах. Я люблю биатлон, снимаю его уже 20 лет. Меня лишили любимой работы.

- Что теперь будешь делать?
- Я не расстраиваюсь, смотрю в будущее с оптимизмом. Хочу попробовать свои силы в других областях фотографии. Например, мне очень нравится фотографирование еды и предметная фотосъемка. Может быть, я займусь этим. Очень надеюсь, что у меня получится найти в России работу по специальности, по спортивной фотографии. Раньше мне этого не удавалось. Надеюсь, что эта ситуация послужит моему развитию, как фотографа.

Хотелось бы разделить Женин оптимизм, но что-то не получается. Времена действительно сумасшедшие. Не хочу лезть в политику. Кто виноват в происходящем, каждый решает для себя сам. Вот только обидно и неправильно, что страдают те, кто даже близко не имеет к этому отношения.

И с каждым днем таких людей все больше.