«Нельзя же просто сказать «я принимал допинг, извиняюсь». Майгуров – о требовании братьев Бё

Президент СБР – о готовности к сезону, эпидемии в команде, работе комиссии Тэйлора и необходимости извинений за допинговую историю.
«Нельзя же просто сказать «я принимал допинг, извиняюсь». Майгуров – о требовании братьев Бё
23 ноября 2020 14:00
автор: Олег Чикирис

«ЮРЛОВУ БУДЕМ ПРИВЛЕКАТЬ В КАЧЕСТВЕ КОНСУЛЬТАНТА»

– Как команда готова к сезону? – вопрос Виктору Майгурову.
– Как бывший спортсмен, могу сказать, что готовность покажут только первые старты. И то: первые два этапа не могут на 100 процентов дать объективную картину. Более-менее серьезный срез можно сделать только после первых четырех этапов – и в Финляндии, и в Австрии. По тому, как строилась подготовка, можно ожидать, что сборная России в оптимальной форме подошла к началу сезона. В пятницу команда доехала до Финляндии, разместилась в отеле. На самом деле меня сейчас больше беспокоит здоровье спортсменов, не хотелось бы чтобы кто-то еще заболел.

– Это понятно: нашим сборникам не везло – вспышки коронавируса были и в женской, ив мужской сборных.
Положительный тест сдали четверо ребят Пащенко, Поварницын, Поршнев и Стрельцов, у девчонок Сливко, Шевченко и Васнецова. Слава богу, что болезнь проходит в легкой форме: без осложнений или даже бессимптомно. Я сам переболел этой заразой: десять дней была температура, КТ показало поражение легких. Так что знаю, что это такое.

– Сильно ли болезнь сказалась на подготовке спортсменов?
Все индивидуально. Тот же Петр Пащенко, хоть и переболел, но на контрольном старте стал вторым. Посмотрим на официальных соревнованиях, как болезнь отразилась на ребятах. К счастью, IBU берет на себя тесты в течение сезона, потому что они в итоге встают в копеечку: лыжная федерация подсчитала, что около полумиллиона евро придется выложить за это. Хорошо еще, что правила по использованию фторосодержащих мазей не вступили в силу в этом сезоне, а то наряду с коронавирусом мы бы получили большую сумятицу.

– Правда, что при положительном тесте у одного спортсмена с этапа будут снимать всю сборную?
Возможно и такое: в каждой стране свои правила.

– Накануне объявления состава Екатерина Юрлова заявила, что пропустит сезон из-за того, что ждет ребенка. Вы были в курсе?
Екатерина за день до объявления позвонила и сообщила об этом. Сказала, что они, конечно, хотели ребенка, но для нее самой это было неожиданностью. На тренировке 17 ноября что-то почувствовала, обратилась к врачам и узнала, что беременна. Я искренне ее поздравил. Катя замечательный человек, мы договорились, что по мере возможности будем привлекать ее в качестве консультанта к работе с женской сборной.

«НИКАКИХ ОСНОВАНИЙ «ЗАКРЫТЬ» НАШ БИАТЛОН НЕТ»

– Независимая комиссия Джонатана Тэйлора занимается расследованием коррупции чиновников в IBU, их связью с Россией. Говорят, что он стремится потопить наш биатлон так же, как до этого потомил легкую атлетику.
– Да, комиссия работает, но я уверен, что, во-первых, нет никаких оснований «закрыть» российский биатлон, не допустить наших спортсменов до соревнований, лишить флага и гимна. Во-вторых, сама комиссия решений не принимает. Все говорят о деле Бессеберга, Реш, но в апреле исполнится три года, как идет расследование, но до сих пор никаких обвинений не предъявлено. Насколько я понимаю, им просто нечего предъявить. Тем более, что лично знаю и Бессеберга, и Реш уже много лет и считаю их порядочными людьми. Они не давали поводов в этом усомниться, никогда не было даже намеков, что они могут помочь решить какие-то наши проблемы, будь то допинговые или какие-либо иные.

Более того, уверен, что в Союзе биатлонистов России никто умышленно не занимался нарушением антидопинговых правил. Как показывает практика, спортсмены, которые обвинены в рамках доклада Макларена, могут сами отстаивать свои права. Последний тому пример Вилухина и Романова, которые были полностью оправданы.

– Комиссия Тэйлора работает за счет IBU? На нас счета потом не повесят?
Работу комиссии оплачиваем не мы. Платим лишь за расходы IBU в суде по текущим делам. В общей сложности за последние годы заплатили уже более миллиона евро. И счет этот еще не закрыт.

– Евгений Устюгов недавно подал апелляцию на решение о своей дисквалификации. СБР имеет к этому отношение?
Нет, Союз биатлонистов России никак напрямую не вовлечен в это дело.

– Братья Бё на днях заявили, что для полноценного возвращения в биатлонную семью, россиянам необходимо извиниться за допинговую историю.
Нужно реально разделять, кто и за что должен извиняться и должен ли вообще. Те, чья вина доказана, уже понесли наказание. Если бы была вина какой-то организации, того же СБР, можно было бы говорить: да, мы нарушили, признаем, извините нас. Но я не считаю, что Союз биатлонистов России создавал какие-то условия или что-то придумывал для нарушения спортсменами антидопинговых правил.

– И все-таки я уверен, если бы Логинов извинился, отношение к нему коллег изменилось бы и ему самому стало бы проще.
Вы же понимаете, что невозможно просто сказать: да, я нарушил правила, я извиняюсь. Сразу начнутся вопросы: что применял, кто колол, где колол, когда колол? Не все к этому готовы. Думаю, что это личное дело каждого, как себя вести в этой ситуации. Поэтому я здесь ни на чьей стороне: ни на стороне наших иностранных коллег, ни на стороне Александра, поскольку не знаю всех нюансов его истории.

– Допустим. Но удивляет сам факт того, что наши спортсмены, а их уличенных в применении допинга многие десятки, никогда не признают себя виновными.
Почему же, а Дмитрий Ярошенко?

– Согласен, но это как раз исключение из правила.
Сложно сказать. Да и не всегда, как оказывается, они виноваты. Видите, Вилухину и Романову оправдали же. Вообще, хотел бы отметить, что IBU очень большую активность проявляет в антидопинговой работе. Хоть того же Бессеберга и ругают. Это одна из немногих организаций, которая очень большие деньги вкладывала и сейчас вкладывает в антидопинговую активность: ВАДА делает, свои тесты, IBU свои.

Вообще, я выступаю за всестороннее расследование этих проблем. Но я против высасывания выводов из пальца и голословных обвинений, наподобие того, что сделал Тэйлор, который недавно заявил на Конгрессе IBU, что наша федерация виновна в употреблении допинга российскими спортсменами, но улик у него недостаточно. Это как? Есть же презумпция невиновности. Зачем заявлять такое на весь мир? Меня это, конечно, сильно задело.

– Вскоре должны объявить решение CAS по делу WADA против РУСАДА. Какие у вас ожидания?
Ожидание одно: скорее бы уже наступила определенность. Как сказал министр спорта: лучше ужасный конец, чем ужас без конца.